Прекращение публичного обвинения

Когда уголовное дело относящееся к категории частного обвинения, рассматривается в публичном порядке. Позиция Конституционного Суда РФ

Прекращение публичного обвинения

Уголовно-процессуальный закон предусматривает три вида уголовного преследования ст. 20 УПК РФ.

Обратим внимание на частное обвинение с элементами публичного.

Частное – вид уголовного преступления, предусмотренный при совершении конкретных преступлений (ч. 1 ст. 115, ст. 116.1 ч. 1 ст. 128.

1) где потерпевший самостоятельно выступает с инициативой привлечения к уголовной ответственности лица, совершившего преступление, происходит это, как правило путем обращения с соответствующим заявлением о преступлении в суд, и последующим самостоятельным доказыванием того преступления в суде, но существуют исключения, связанные с личностью потерпевшего.

Публичное – вид уголовного преследования, предусмотренный при совершении общей части уголовных преступлений, за исключением дел частной и частно-публичной категории, производство по которым осуществляется с участием должностных лиц, уполномоченных государством осуществлять уголовное преследование, независимо от воли потерпевшего.  

Следует сказать, об исключениях, в определенных случаях уголовное преследование по делу, относящемуся к категории частного обвинения может осуществляться в публичном порядке. Каковы эти случаи? Об этом в ч. 4 ст. 20 УПК РФ:

1. Когда преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

2. Когда преступление совершено лицом, данные о котором неизвестны.  

Рассмотрим одно уголовное дело, которое из публичной категории превратилось в частное, но рассмотрено было, как публичное. О нем, тут.

Из обстоятельств, два давних товарища поссорились, сора переросла в драку, в ходе драки оба получили телесные повреждения, но один из них зафиксировал свои травмы в медицинском учреждении. Соответственно, реакция правоохранительных органов была следующая: 

Возбуждено уголовное дело было, как публичное, по признакам преступления п. «а» ч. 2 ст. 115, п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ. О том, что квалификация была неверной, слышать никто не хотел. От того уголовное дело был направлено в суд, постановлен обвинительный приговор, который потом отменен, а дело возвращено для проведения дополнительного расследования.

В ходе дополнительного расследования, должностное лицо осуществляющее предварительное расследование, все-таки пришло к выводу, что квалификация деяния была не правильной, обвиняемый реабилитирован по публичному обвинению (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), и деяние квалифицированно по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ, то есть на преступление которое относится к категории частного обвинения.

Стало быть, при отсутствии оснований для дальнейшего публичного уголовного преследования – неспособность потерпевшего самостоятельно защищать свои права и отсутствие данных о лице, совершившем преступление, нужно разъяснить потерпевшему право на самостоятельное обращение в суд в порядке, предусмотренном для возбуждения категории дел частного обвинения.  Поскольку, теперь уголовное дело стало частным, и без достаточных к тому оснований (ч. 4 ст. 20 УПК РФ) государство, в лице должностных лиц, уполномоченных осуществлять уголовное преследование не вправе выполнять свою функцию публичного уголовного преследования. По нашему мнению.

Однако, в нашем деле все было иначе.

В материалах дела, куча свидетельств того, что потерпевший волен самостоятельно защищать свои права и интересы, и находился с обвиняемым в хороших отношениях, также ему были известны данные о нем, его месте проживания и т.д. Несмотря на это. Было проведено кроткое предварительное расследование в форме дознания, и дело с обвинительным актом направлено в мировой суд для рассмотрения, по существу.

Далее было еще интересней.

Потерпевший воспользовавшись своим правом на отказ от поддержания обвинения, стоит отметить такое право существует только для данной категории дел, отказался от обвинения в судебном заседании мирового суда ч. 5 ст. 321 УПК.

В связи с этим мировой судья принял постановление о прекращении уголовного преследования в связи с отказом потерпевшего от обвинений. На следующий день правда переосмыслил свое решение, и вынес частное постановление, в котором обращал внимание на признаки более тяжкого преступления в действиях подсудимого.

Удивительно быстро конечно поменялось мнение судьи, но интересно другое, что положения УПК РФ, предоставляют судье по поступившему к нему уголовному делу, в том случае если он усматривает в деянии более тяжкое преступление возвратить его прокурору до начала его рассмотрения п. 6 ч. 1 ст. 237, 320 УПК РФ.

На постановление мирового суда о прекращении уголовного преследования, обратился прокурор с государственным представлением, требуя его отменить, как незаконное.

При рассмотрении государственного представления судом апелляционной инстанции, куда потерпевший был принудительно доставлен, принимал участие государственный обвинитель, который собственно и настаивал на незаконности постановления.

Постановление мирового судьи было отменено районным судом, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении потерпевший неоднократно не являлся в судебное заседание, вопреки положениям ч. 3 ст.

249 УПК РФ, в соответствии с которыми неявка потерпевшего без уважительных причин в судебное заседания, по делу частного обвинение влечет прекращение уголовного преследования.

Суд выносил постановление о приводе потерпевшего, его доставляли в суд принудительно, затем допрашивали в судебном заседании, как в деле публичного обвинения.

В результате чего подсудимого осудили.

Мы конечно не соглашались, возражали и обжаловали такое применение норм УПК РФ, но кто нас слушал.

Тем не менее суд апелляционной инстанции, как и все остальные вышестоящие вплоть до председателя Верховного Суда РФ согласились с таким применение норм УПК РФ, а состоявшиеся судебные акты были оставлены в силе.

Окромя положения ч. 2 ст. 49 УПК РФ, и совокупность норм (29, 50, 51, 72, 122, 217 УПК РФ), связанных и (или) направленных на реализацию права обвиняемого и подозреваемого для участия в уголовном судопроизводстве защитника не обладающего статусом адвоката.

В контексте настоящей статьи, отмечу, что мы оспаривали конституционность положений ст. 20, 21, 22, 24, 43, ч. 2 ст. 111, 113, 147, 212, 239, 246, 249, 254, 272, 292, 318, 319, 318, 319, 321, а также положения ст. 323, ч. 1 ст. 389.1, 389.12, 389.

24 с разными формами взаимосвязи указанных норм, позволяющих при рассмотрении уголовного дела относящегося к категории частного обвинения, некогда бывшего публичным (п. «а» ч.2 ст. 115 и п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ), однако переквалифицированного на категорию частного обвинения в виду ошибочной квалификации (ч. 1 ст.

115 УК РФ), и реабилитации обвиняемого по публичному обвинению (п «а» ч. 1 ст.

213 УК РФ), не прекращать уголовное дело в виду неявки потерпевшего без уважительных причин, подвергать потерпевшего приводу, отменять постановление о прекращении уголовного дела принятое в связи с отказом потерпевшего от обвинений в судебном заседании, проводить прения без участия потерпевшего (частного обвинителя), не признавать обязательное участие государственного обвинителя, обращаться государственному обвинителю с представлением на постановление мирового суда о прекращении уголовного дела, принятое в связи с отказом от обвинений потерпевшего (частного обвинителя), при отсутствии обстоятельств указанных в ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Следует сказать о позиции Конституционного Суда РФ, по этому поводу выраженной в Определении № 668-О от 28 марта 2017 года:

«Предусматривая особенности производства по уголовным делам частного обвинения, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает, что уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 115, статьей 116.1 и частью первой статьи 128.

1 УК Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой статьи 20 УПК Российской Федерации, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20); по уголовным делам частного обвинения неявка потерпевшего без уважительных причин влечет за собой прекращение уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 2 части первой статьи 24 данного Кодекса (часть третья статьи 249); вступление в уголовное дело частного обвинения прокурора не лишает стороны права на примирение (часть четвертая статьи 318).

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 20, пункту 1 части третьей и части четвертой статьи 150, части третьей статьи 318, частям первой 1 и первой 2 статьи 319 УПК Российской Федерации по уголовному делу о преступлении, предусмотренном указанными статьями уголовного закона, может производиться предварительное расследование, по результатам которого дело рассматривается в суде как уголовное дело публичного обвинения, что не может расцениваться как нарушение прав обвиняемого».

Следует обратить внимание, что в жалобе мы ссылались на п.

4 Постановления Конституционного суда № 22-П от 17 октября 2011 года, где Конституционный суд указал: «дела же частного обвинения, по общему правилу, возбуждаются только по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым (часть вторая статьи 20 УПК Российской Федерации).

Устанавливая эти правила, законодатель исходил из того, что указанные в данной норме преступления не представляют значительной общественной опасности и их раскрытие обычно не вызывает трудностей, в связи с чем потерпевший сам может осуществлять уголовное преследование – обращаться за защитой своих прав и законных интересов непосредственно в суд и доказывать как факт совершения преступления, так и виновность в нем конкретного лица, минуя обязательные в иных ситуациях (по делам частно-публичного и публичного обвинения) процессуальные стадии досудебного производства. При этом выдвижение обвинения и поддержание его в суде являются не обязанностью, а правом потерпевшего (статья 22 и часть третья статьи 246 УПК Российской Федерации».

Конституционный суд, формально рассматривая материалы и доводы нашей жалобы, не проверил конституционность оспариваемых норм, которые были истолкованы в угоду обвинению, а не потерпевшему или обвиняемому по этому делу. Соответственно правоприменение и толкование норм УПК РФ, остается на усмотрении суда и органов обвинения.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/4/28/kogda_ugolovnoe_delo_otnosyascheesya_k_kategorii_chastnogo_obvineniya_rassmatrivaetsya_v_publichnom_

Уголовные дела публичного обвинения

Прекращение публичного обвинения

По подавляющему большинству уголовных дел уголовное преследование осуществляется в публичном порядке.

Публичное обвинение — это обвинение в интересах не столько отдельного гражданина, сколько государства и общества в целом. Суть его заключается в том, что прокурор, а также следователь и дознаватель по долгу службы, независимо от воли и желания жертв преступления и иных заинтересованных лиц и организаций осуществляют уголовное преследование от имени государства.

Иными словами, государство, в лице своих государственных органов и должностных лиц, реагирует на совершение преступления самостоятельно, независимо от мнения конкретного пострадавшего. В расчет принимается то, что помимо причинения вреда конкретному лицу грубо нарушенными в итоге оказываются установленные государством и охраняемые Уголовным кодексом нормы общежития.

Исходя из этого, уголовные дела публичного обвинения возбуждаются вне зависимости от желания пострадавшего и по общему правилу прекращению за примирением сторон не подлежат.

Однако из этого правила есть ряд исключений:

В части возбуждения уголовного дела. Согласно ст. 23 УПК РФ, если деяние, предусмотренное главой 23 УК РФ (Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях 1 Это злоупотребление полномочиями (ст.

201 УК РФ), злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 УК РФ), превышение полномочий частными охранными и детективными организациями (ст. 203 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ).

), причинило вред исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, либо организацией с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия.

Причинение вреда интересам организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования одновременно влечет за собой причинение вреда интересам государства или муниципального образования.

В данном случае законодатель ограничивает публичное уголовное преследование волей частного лица в тех ситуациях, когда вред причинен исключительно частным интересам.

Государство не может принудить собственника к защите его нарушенного права частной собственности, поэтому публичное уголовное преследование в тех случаях, когда преступлением был нарушен только частный интерес, должно производиться только для защиты прав и законных интересов собственника и только в тех пределах, которые он посчитает необходимыми.

Именно поэтому заявление или согласие руководителя коммерческой (или иной негосударственной и немуниципальной) организации на возбуждение уголовного дела составляет обязательное условие для начала публичного уголовного преследования.

В части прекращения уголовного дела. В ряде случаев УПК РФ допускает возможность прекращения публичного обвинения в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, хотя и связывает ее с определенными ограничениями. Так, согласно ст.

25 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, против которого впервые осуществляется уголовное преследование по подозрению или обвинению в совершении преступления небольшой или средней тяжести, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

С одной стороны, предусмотренная ст. 25 УПК РФ возможность примирения потерпевшего с обвиняемым положительно сказывается не только на сторонах уголовного процесса, но и на обществе в целом.

Примирение ведет к восстановлению добрых отношений между людьми, предотвращению эскалации насилия и жесткости, а также существенно сокращает затраты на правосудие.

С другой стороны, наделение потерпевшего правом принимать окончательное решение о прекращении уголовного дела может оказаться обременительным для последнего и подвергнуть его нежелательному воздействию или преследованию со стороны обвиняемого.

Не нашли ответа на свой вопрос? Узнайте, как решить именно Вашу проблему – позвоните прямо сейчас: 8 (800) 302-92-80 (Остальные регионы) Это быстро и бесплатно!

В данном случае заявление потерпевшего о прекращении уголовного дела, будучи необходимым, не является достаточным условием для прекращения уголовного дела. Для дознавателя, следователя, суда такое заявление создает только право, а не обязанность прекратить уголовное дело, поэтому они вправе отказать сторонам в удовлетворении ходатайства.

Таким образом, окончательное решение о прекращении уголовного дела принимается не потерпевшим, а указанными выше органами и должностными лицами.

На государство законом возложена обязанность осуществления уголовного преследования. В случае обнаружения признаков преступления прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель должны принять все предусмотренные меры по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступлений (ч. 2 ст. 21 УПК РФ).

Для достижения указанной цели в досудебном производстве прокурор, следователь, орган дознания, дознаватель производят различные следственные действия, принимают решения по делу, в случае необходимости применяют меры процессуального принуждения, собрав достаточные доказательства, формулируют обвинение, выполняют иные процессуальные действия.

Их требования, поручения и запросы обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями должностными лицами и гражданами. Уголовное преследование в досудебном производстве заканчивается составлением обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления и направлением уголовного дела в суд.

Однако деятельность по изобличению лица, совершившего преступление, не ограничивается досудебным производством. В судебных стадиях прокурор продолжает осуществлять уголовное преследование путем поддержания государственного обвинения в судебном заседании, принесения представления на незаконный, необоснованный и несправедливый приговор.

Несмотря на то что по общему правилу по делам публичного обвинения от потерпевшего не зависит принятие решения о возбуждении или прекращении уголовного преследования, он обладает правом участвовать в уголовном преследовании. Потерпевший, его законный представитель и (или) представитель вправе принимать участие как в досудебном, так и судебном производстве по уголовному делу, поддерживая публичное уголовное преследование.

4.4.Возбуждение уголовного дела публичного обвинения

По большинству преступлений уголовное преследование осуществляется в публичном обвинении . Это обуславливает обязанность следователя, дознавателя, орган дознания при наличии повода и основания (ст. 140 УПК ) возбудить от имени государства, независимо от волеизъявления пострадавших, уголовное дело в порядке, предусмотренном ст. 146 УПК РФ.

Публичное обвинение характеризуется также тем, что доказывание вины лица, совершившего преступление, является обязанностью органов предварительного расследования.

При наличии повода и основания для возбуждения уголовного дела (ст. 140 УПК РФ) следователь, дознаватель, орган дознания, возбуждают уголовное дело, о чем выносят постановление.

В постановлении указывается дата, время, место вынесения, ФИО должностного лица, принявшего решение, повод и основание, пункт, часть, статья уголовного закона. Копия постановления незамедлительно направляется прокурору (ст. 146 УПК РФ).

Поводы для возбуждения уголовного дела:

заявление о преступлении;

явка с повинной;

сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников.

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления.

Заявление о преступлении может быть устным или письменным. Письменное заявление о преступлении должно быть подписано заявителем, а устное заявление заносится в протокол. Протокол содержит данные о лице, а также о документах, удостоверяющих его личность.

Если устное заявление сделано при производстве следственных действий или в ходе судебного разбирательства, то оно заносится в протокол следственного действия или в протокол судебного заседания.

Анонимные заявления о преступлении не могут служить поводом для возбуждения уголовного дела. Они направляются по решению уполномоченных должностных лиц в органы, осуществляющие оперативно-разыскную деятельность для проверки и оперативного использования.

Если указанная в таких сообщениях информация требует незамедлительной проверки, то она должна быть немедленно передана по телефону либо с использованием факсимильной, телетайпной или электронной связи в орган, осуществляющий оперативно-разыскную деятельность.

Явка с повинной — добровольное сообщение лица о совершенном им преступлении. Заявление о явке с повинной может быть сделано как в устной, так и в письменной форме. Устное заявление принимается и заносится в протокол (ч. 3 ст. 141 УПК РФ).

Сообщения о совершенном или готовящемся преступлении могут быть получены из иных источников.

Такими источниками могут быть средства массовой информации, письма и жалобы граждан, информация, переданная по телефону, телеграфу и иными средствами связи, постановление прокурора о направлении материалов для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), обращения государственных и иных организаций и др.

При обнаружении признаков преступления в ходе проверки сообщения о совершенном или готовящемся преступлении, полученного из иных источников, составляется рапорт (ст. 143 УПК РФ).

Аналогичный рапорт составляется при отсутствии заявления потерпевшего либо его законного представителя, если преступление, относящееся к частному или частно-публичному обвинению, совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может защитить свои права и законные интересы (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

Должностное лицо, принявшее в соответствии со своими полномочиями сообщение о преступлении, обязано выдать заявителю под роспись в талоне-корешке талон-уведомление о принятом сообщении и указать в нем свои данные, а также дату и время его принятия.

Проверка сообщения о преступлении на предмет наличия в нем признаков преступления осуществляется в порядке ст. 144 УПК РФ.

Дознаватель, орган дознания, следователь, осуществляя проверку сообщения, производит предусмотренные в уголовно-процессуальном законе следственные действия: осмотр места происшествия (ст. 176 УПК РФ). Также и процессуальные действия: направляются требования, запросы, даются поручения (ст. 21 УПК РФ).

В УПК установлен срок проверки — не позднее 3-х суток. Данный срок может быть продлен руководителем следственного органа по ходатайству следователя и начальником органа дознания по ходатайству дознавателя до 10 суток.

А при необходимости проведения документальных проверок, ревизий руководитель следственного органа по ходатайству следователя, а прокурор по ходатайству дознавателя вправе продлить этот срок до 30-ти суток. При производстве проверки вышеуказанные органы вправе привлекать специалиста.

Источник: https://zakonosfera.ru/cat-num-10/ugolovnie-dela-publichnogo-obvineniya.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.