Прекращение уголовного дела за смертью

Определение Конституционного Суда РФ от 10 марта 2016 г. № 456-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Захарова Андрея Валентиновича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части первой статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации”

Прекращение уголовного дела за смертью

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы гражданина А.В. Захарова, установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин А.В.

 Захаров с жалобой на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, согласно которому уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению по такому основанию, как смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Как следует из представленных материалов, отец А.В. Захарова – В.Н. Захаров обвинялся в совершении преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации.

5 декабря 2013 года он скончался, и постановлением следователя по особо важным делам следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Мурманской области от 23 декабря 2013 года уголовное преследование в отношении него прекращено на основании пункта 4 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации с согласия его супруги – Л.А.

 Захаровой. Причем согласие было дано ею собственноручно за три дня до принятия указанного процессуального решения, свою позицию она подтвердила в ходе допроса в качестве свидетеля.

Впоследствии, однако, постановление следователя было обжаловано в порядке статьи 125 УПК Российской Федерации Л.А. Захаровой, которая, изменив свое мнение, посчитала необходимым проведение полноценного расследования уголовного дела для реабилитации умершего.

Постановлением Октябрьского районного суда города Мурманска от 21 апреля 2014 года жалоба оставлена без удовлетворения.

Апелляционным постановлением Мурманского областного суда от 10 июня 2014 года решение суда первой инстанции отменено, материалы производства по жалобе направлены для рассмотрения в тот же суд в ином составе судей.

Заместитель прокурора Мурманской области подал кассационное представление на данное апелляционное постановление, которое постановлением президиума Мурманского областного суда от 18 августа 2014 года удовлетворено частично: апелляционное постановление отменено, а по делу принято новое судебное решение – об оставлении решения суда первой инстанции без изменения.

В свою очередь, постановление следователя обжаловал по правилам статьи 125 УПК Российской Федерации А.В.

 Захаров, указав в жалобе, что следователь ни до, ни после вынесения данного решения не выяснял его мнение как близкого родственника умершего относительно прекращения уголовного преследования, а также не привел в постановлении доказательств виновности В.Н. Захарова в совершении преступления.

Постановлением Октябрьского районного суда города Мурманска от 18 сентября 2014 года в удовлетворении жалобы отказано со ссылкой на то, что неразъяснение заявителю прав, связанных с прекращением уголовного преследования в отношении его отца, и неознакомление его с соответствующим постановлением не могут считаться безусловным основанием для признания данного решения незаконным, поскольку обязанность установления всех близких родственников обвиняемого и выяснения наличия или отсутствия у них возражений против прекращения уголовного преследования по указанному основанию законом не предусмотрена; кроме того, суд учел то обстоятельство, что следователь принимал меры к извещению А.В. Захарова о необходимости явиться в следственный орган и выразить свое мнение о прекращении уголовного преследования в отношении его отца. С решением суда первой инстанции согласились вышестоящие суды (апелляционное постановление Мурманского областного суда от 12 ноября 2014 года, постановление судьи Мурманского областного суда от 29 декабря 2014 года и постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2015 года об отказе в передаче кассационных жалоб для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, письмо заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 21 мая 2015 года).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель просит признать пункт 4 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1) и 49 (часть 1), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому данному законоположению правоприменительной практикой, оно позволяет прекратить уголовное дело в связи со смертью обвиняемого при согласии одного из близких родственников и несмотря на возражение другого близкого родственника, настаивающего на продолжении производства по уголовному делу с целью реабилитации умершего.

2. Вопрос о конституционности пункта 4 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации изучался Конституционным Судом Российской Федерации применительно к случаям, когда с прекращением уголовного дела не согласны близкие родственники умершего подозреваемого или обвиняемого.

В Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П Конституционный Суд Российской Федерации пришел к выводу, что при прекращении уголовного дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого защита конституционных прав личности не может быть обеспечена без предоставления близким родственникам умершего права настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и без возложения на орган, осуществляющий производство по данному уголовному делу, обязанности обеспечить реализацию этого права; если при продолжении производства предварительного расследования будут установлены основания для принятия решения о реабилитации умершего, уголовное дело подлежит прекращению по реабилитирующим основаниям, если же нет – оно передается в суд для рассмотрения в общем порядке; в этом случае близкие родственники, настаивающие на продолжении производства по уголовному делу с целью возможной реабилитации умершего, либо их представитель подлежат в обязательном порядке вызову в судебное заседание, с тем чтобы они могли реализовать право на судебную защиту чести и доброго имени умершего, а также своих прав и законных интересов; при этом в рамках судебного разбирательства должны быть установлены обстоятельства происшедшего, дана их правовая оценка, выяснена действительная степень вины (или невиновность) лица в совершении инкриминированного ему деяния; рассмотрев уголовное дело по существу в обычном порядке (с учетом особенностей, обусловленных физическим отсутствием такого участника судебного разбирательства, как подсудимый), суд должен либо, придя к выводу о невиновности умершего, вынести оправдательный приговор, либо, не найдя оснований для его реабилитации, прекратить уголовное дело на основании пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации. С учетом этого Конституционный Суд Российской Федерации признал данные взаимосвязанные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования позволяли прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого без согласия его близких родственников.

Исходя из приведенных правовых позиций, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 22 марта 2012 года № 423-О-Р пояснил, что они с очевидностью позволяют сделать вывод о необходимости продолжения производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого или обвиняемого, близкие родственники которого возражают против прекращения уголовного дела.

Данный вывод касается и случаев, когда другие близкие родственники на такое прекращение согласны. При заявлении возражения со стороны близких родственников подозреваемого или обвиняемого против прекращения уголовного дела в связи с его смертью орган предварительного расследования или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство.

3. Как видно из правоприменительных решений, вынесенных в связи с уголовным преследованием в отношении В.Н.

 Захарова и прекращением такого преследования на основании оспариваемого законоположения, в частности из постановления судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, следователь, в производстве которого находилось уголовное дело, предпринял меры для выполнения требования о получении согласия близких родственников умершего на принятие данного решения. О необходимости явиться в следственный орган и выразить свою позицию относительно прекращения уголовного преследования в отношении отца был извещен и А.В. Захаров. Однако он к следователю не явился и свое мнение о возможности принятия соответствующего решения не высказал. Помимо того, следователем была приглашена супруга умершего, которая такое согласие дала, подтвердив его в ходе допроса в качестве свидетеля. Тем самым на момент вынесения постановления о прекращении уголовного преследования в связи со смертью обвиняемого согласие близкого родственника получено, возражений со стороны иных близких родственников не поступало. Поменяла же свое мнение Л.А. Захарова лишь через четыре месяца, а А.В. Захаров высказал свою позицию, возражая против прекращения уголовного преследования, спустя восемь месяцев после вынесения данного решения.

С учетом изложенных правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации под согласием близких родственников на прекращение уголовного дела следует понимать отсутствие возражений заинтересованных лиц из их числа на момент принятия данного процессуального решения, притом что имеется согласие одного из близких родственников на такое прекращение.

Подобного рода презумпция согласия близких родственников, опровергаемая возражением хотя бы одного из них, позволяет обеспечить права этих лиц как всех вместе, так и каждого из них в отдельности, предотвратить конфликт их позиций, сохранить баланс их законных интересов.

Таким образом, сама по себе норма, содержащаяся в пункте 4 части первой статьи 24 УПК Российской Федерации, не допускает прекращения уголовного дела, когда производство по нему необходимо для реабилитации умершего подозреваемого или обвиняемого, не может расцениваться как препятствующая всем заинтересованным близким родственникам отстаивать в уголовном процессе свою позицию по вопросу о возможности или невозможности прекращения уголовного дела и не нарушает права заявителя в обозначенном им аспекте.

Кроме того, доводы, приведенные А.В.

 Захаровым в его жалобе, свидетельствуют о том, что нарушение своих конституционных прав он связывает не с содержанием оспариваемой нормы как таковой, а с невозможностью безусловной и не ограниченной во времени отмены постановления о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, в том числе когда при вынесении данного решения были соблюдены требования, предусмотренные действующим законодательством.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Захарова Андрея Валентиновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации В.Д. Зорькин

В силу УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению, если подозреваемый или обвиняемый умер. Исключение – случаи, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

По мнению заявителя, эта норма нарушает его конституционные права. Она позволяет прекратить уголовное дело в связи со смертью обвиняемого при согласии одного из близких родственников, несмотря на возражение другого близкого родственника, требующего продолжить производство по делу для реабилитации умершего.

Конституционный Суд РФ не принял жалобу к рассмотрению, отметив следующее.

Приведенная норма ранее уже исследовалась Конституционным Судом РФ. Взаимосвязанные положения УПК РФ были признаны неконституционными в той мере, в какой они позволяли прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого без согласия его близких родственников.

Позднее Конституционный Суд РФ разъяснил, что производство по уголовному делу в отношении умершего должно быть продолжено, если близкие родственники возражают против его прекращения.

Этот вывод касается и случаев, когда другие близкие родственники на прекращение согласны. При заявлении возражения со стороны близких родственников против прекращения уголовного дела следственный орган или суд обязаны продолжить предварительное расследование либо судебное разбирательство.

С учетом изложенных правовых позиций под согласием близких родственников на прекращение уголовного дела следует понимать отсутствие возражений заинтересованных лиц из их числа на момент принятия данного процессуального решения, притом что имеется согласие одного из близких родственников на такое прекращение. Подобного рода презумпция согласия близких родственников, опровергаемая возражением хотя бы одного из них, позволяет обеспечить права этих лиц как всех вместе, так и каждого из них в отдельности, предотвратить конфликт их позиций, сохранить баланс их законных интересов.

Таким образом, сама по себе оспариваемая норма не допускает прекращения уголовного дела, когда производство по нему необходимо для реабилитации умершего. Она не препятствует всем заинтересованным близким родственникам отстаивать свою позицию по данному вопросу.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71269488/

Постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого

Прекращение уголовного дела за смертью

Если человек, подозреваемый или обвиняемый в совершении преступления, умирает, то материал проверки по нему закрывается, о чём выносится постановление о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого. По аналогичной причине следует и отказ в возбуждении проверки.

При осуществлении этих процессуальных действий необходимо учитывать мнение родных погибшего. В случае уверенности в том, что погибший невиновен, они вправе ходатайствовать о продолжении производства, которое может завершиться оправдательным вердиктом суда и возникновением права на реабилитацию умершего.

Это изменение внесено в закон актом Конституционного суда РФ.

Многоканальная бесплатная горячая линия Юридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00

Москва и область: +7 (495) 662-44-36

Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Каковы основания вынесения постановления?

Прежде чем рассмотреть все нюансы постановления о прекращении уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, нужно изучить перечень оснований, достаточных для закрытия уголовного производства.

Прекращение уголовного производства означает, что абсолютно все процессуальные действия, связанные с ним, завершаются, при этом информация не направляется в судебную инстанцию.

Основанием для прекращения производства может служить один из нижеперечисленных факторов:

  • отсутствие факта совершения преступления;
  • в совершенном деянии не просматриваются признаки преступления;
  • истек срок давности по делу;
  • наступила смерть подозреваемого;
  • отсутствует заявление от пострадавшей стороны (речь идет о преступлениях, относящихся к категории частного обвинения);
  • стороны заключили мировое соглашение (такое возможно относительно преступлений, имеющих малую или среднюю тяжесть).

Приведенный перечень является исчерпывающим. Он установлен УПК.

Если уголовное дело подлежит закрытию, то автоматически завершается преследование, являющееся совокупностью мер, направленных на разоблачение подозреваемого. В то же время завершение преследования не всегда является поводом или основанием для закрытия дела.

Все вышеперечисленные основания для закрытия уголовного производства, разделены на две группы:

  • процессуальные. Предполагается наличие или наоборот отсутствие обязательных элементов, из-за которых следствие не может быть продолжено;
  • материально-правовые. При их наличии человек не может быть подвергнут преследованию или просто расследовать нечего.

С точки зрения последствий, наступивших в результате прекращения производства, основания подразделяются на два вида:

  • реабилитационные;
  • не реабилитационные.

Из названия этих групп становится понятно, что реабилитационные основания позволяют ранее подозревавшемуся лицу, а в случае его смерти родственникам, восстановить репутацию и получить возмещение ущерба, нанесенного государством в результате противоправных действий. Рассматриваемое в данной статье основание не является реабилитационным. Процесс доказывания вины останавливается, но обвинения не снимаются.

Пояснения для практического применения

Многие правоведы считают, что к близкой родне умершего обвиняемого можно отнести тех лиц, которые либо состояли с подозреваемым в брачных отношениях, либо они вели с ним общее домашнее хозяйство, либо лица, родственные супругу (супруге) – ее братья и сестры, дети и внуки.

Исходя из судебных прецедентов, даже отсутствие ближайших родственников может повлиять на дальнейшую судьбу движения уголовного дела, нередки случаи, когда об этом заявляли двоюродные родственники, дяди или тети умершего виновного в преступлении.

Но и расширять перечень имеющих на процессуальные действия лиц так же не следует, ведь они совсем необоснованно могут заявить о прекращении дела.

Однако сотрудники следственных органов порой привлекают к разрешению дела даже опекунов или сотрудников попечительского совета, или социального сотрудника, тесно контактировавшего в обвиняемым умершим участником дела.

В большинстве случаев их привлекают по формальным обстоятельствам, и у них напрямую может отсутствовать интерес в том или ином разрешении судебного заседания, но в своем большинстве они заявляют именно о продолжении процессуально значимых действий.

Оправдание умершего

Последовательная реализация в уголовном судопроизводстве принципа презумпции невиновности предполагает разрешение существующих в судебной практике проблем, связанных с недостаточной правовой регламентацией условий и порядка вынесения актов об оправдании в случае смерти подозреваемого (обвиняемого).

Согласно п. 4 ч. 1 ст.

24 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное уголовное дело подлежит прекращению в случае смерти подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего. Закон не поясняет, каким именно образом должна определяться «необходимость продолжения расследования уголовного дела» в случае смерти подозреваемого или обвиняемого.

Источник: https://UgKK.ru/sledstvie-i-sud/prekrashchenie-dela-v-svyazi-so-smertyu.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.