Прениях в суде адвокатом

Глава 13. судебные прения. структура защитительной речи адвоката в суде • Адвокатура в России, Демидова Л.А., 2006

Прениях в суде адвокатом

Говоря о структуре судебной речи, условно можно определить четыре равнозначных уровня:

структура артикуляционная;

структура грамматическая;

структура постановочная

структура содержательная.

Первый, второй и третий уровни включают в себя саму речь как таковую безотносительно к ее профессиональной направленности. Правила этих уровней распространяются на любую речь: выступления пропагандиста и политика, урок учителя, роль артиста, слова диктора и т.д. и изучаются в курсе риторики.

(Риторика наука об ораторском искусстве и шире о художественной прозе вообще. По Цицерону и Квинтилиану, состояла из пяти частей: нахождение материала, расположение, словесное выражение, запоминание, произнесение.

Словесное выражение в свою очередь основывалось на учении о трех стилях: высоком, среднем и низком, и трех средствах возвышения стиля: отборе слов, сочетании слов и стилистических фигурах.)

В структуру артикуляционную входят следующие элементы:

степень отчетливости произношения речевых звуков;

моторика;

правила редукции (выпадение звука, укорочение звука), постановки ударений, правила обращения с диалектными звуками и т.д.

Структуру грамматическую характеризуют степень знания литературного языка, на котором произносится речь (недопустимо смешение падежей, разговорного и литературного компонентов речи и т.д.).

Структуру постановочную характеризуют:

психологичность, учет ментальности слушателей;

артистичность, актерские качества;

интеллигентность манер;

эмоциональная доминанта;

варьирование тембрами, тональностью;

ясность изложения.

Выдающийся теоретик судебного красноречия П.С. Пороховщиков (П. Сергеич) отмечает, что судебную речь должна отличать прежде всего необыкновенная исключительная ясность. Слушатели должны понимать без усилий. Оратор может рассчитывать на их воображение, но ни на их ум и проницательность.

А потому: не так говорите, чтобы мог понять, а так, чтобы не мог не понять вас судья. На пути к такому совершенству стоят два внешних условия (чистота и точность слога) и два внутренних (знание предмета и знание языка). П.

Сергеич, структурируя речь, обращает внимание на точность и чистоту слога, богатство слов, пристойность, простоту и силу, благозвучие и другие особенности судебной речи. При этом для эффективного убеждения суда он советует пользоваться образностью, метафорами и сравнениями, антитезами, другими риторическими оборотами.

Речь, составленная из одних рассуждений, по П. Сергеичу, не может удержаться в голове людей непривычных; она исчезает из памяти присяжных, как только они прошли в совещательную комнату. Если же в ней были эффектные картины, этого случиться не может*(121).

В объединенном же варианте все три вышеназванных уровня структуры защитительной речи могут найти свое воплощение в так называемом приеме “брать эмоциями”, а не умом.

Однако эмоции, которые влияют на суд, особенно на суд присяжных, это эмоции интеллекта, апеллирующего к здравому смыслу. Обратимся к автору “Риторики” Аристотелю.

Что больше всего убеждает? По мнению философа, это: убеждение в речи, что ораторчеловек, которому можно верить, что под влиянием его

речи придут в известное настроение, станут к нему доброжелательными и потому доводы покажутся правильными*(122').

И наконец, структура содержательная. Несмотря на равнозначность указанных выше уровней структуры судебной речи адвоката, ее содержанию придавалось и придается наиболее важное значение, ибо только в содержании могут быть заложены основные доказательственные аргументы, их анализ, логическая взаимосвязь, другие важнейшие элементы воздействия на суд.

А самым главным в содержании речи должно быть ее опора на конкретно установленные и исследованные в суде факты и уверенность оратора в их правоте. Адвокат первой послереформенной волны С.А.

Андреевский говорил: “Я просто не способен к лживым изворотам, мой голос помимо моей воли выдаст меня, если я возьмусь развивать то, во что не верю. Я нахожу всякую неправду глупой, ненужной, уродливой, и мне как-то скучно с ней возиться.

Я ни разу не сказал в суде слова, в котором не был бы убежден: В правде есть что-то развязывающее руки, естественное и прекрасное”*(123).

Полностью разделяют позицию С.А. Андреевского и многие российские ученые. Например, Э.М. Мурадьян пишет: “На наш взгляд, прежний подход в своей основе правильный, поскольку истина-идеальный аргумент защиты. Самая надежная позиция защита правдой истиной. Чем объективней адвокат, тем внимательней судьи воспринимают его позицию”*(124).

По мнению Э.М. Мурадьян, кредо “Защита выше истины” это предпочтение лжи. В судебном же процессе должна быть предпочтительна истина, поскольку она не мешает защите…. Однако с подобной позицией согласны не все, считая, что “судебная речь не свод убеждений адвоката”.

Поскольку главная фигура на процессеподсудимый, сторона, а не адвокат, то последний в таком случае “….

имеет ли право в интересах стороны выдавать за правду такое построение, которое нигде не проходит в столкновение с удостоверенными фактами и ни в чем поэтому не противоречит его убеждениям?”

У ряда теоретиков на это дается положительный ответ (Л.Е. Владимиров, Варга, Шалль). Определенный утвердительный ответ Цицерона с его авторитетом имел, вероятно, предрешающее значение и для последующих поколений судебных ораторов, адвокатов. В том же духе высказывался и наш современник, известный адвокат Генри Резник: “….Слово “истина” почти неприлично для адвоката”2(1251.

И все-таки на поставленный вопрос однозначного ответа получено быть не может. Тактику защиты и содержание защитительной речи в суде диктует конкретная обстановка. Адвокат должен моделировать такие ситуации, которые бы легко входили в концептуальные системы присяжных, т.е. были бы легко сопоставимы с их опытом. Как считает психолог В.А.

Пищальникова, “….в речи, на наш взгляд, следует рассматривать далеко не все компоненты (избранной) модели, а лишь те, которые являются существенными для определения невиновности обвиняемого.

Чтобы разработанная в речи стратегия воздействия с помощью закрепленных конвенциональных стереотипных ситуаций сработала, ее необходимо подкрепить непротиворечивыми доказательствами. При использовании нескольких моделей по различным фрагментам одного и того же дела они должны быть взаимно непротиворечивы и последовательны.

Чрезвычайно важно при этом постоянно проверять свои модели ситуаций на обратимость, убеждаться, что их нельзя развернуть в противоположную сторону и направить против них самих”*(126).

Иными словами, адвокат в указанном выше споре о правде, истине и лжи, конечно же, должен уйти от лжи и по возможности, если это в интересах подзащитного, принять сторону правды и истины, а если они не в его интересах использовать широко применяемый в защите “прием умолчания”.

Однако в любом случае, по мнению В.А.

Пищальниковой, необходимо помнить, что каждая сторона в судебном процессе занята поиском истины и стремится добиться справедливости, заявляя о правомерности своей позиции: Адвокат, который намеренно отходит от истины, в конечном счете отойдет и от логичности изложения, заявляя, что говорит правду, а на самом деле манипулирует фактами, искажая их, а поэтому защитник противоположной стороны приложит необходимые усилия и разобьет такую аргументацию.

На вопрос, какими же качествами должен обладать хороший адвокат, давно ответил Цицерон. Его ответ выражен в шести известных принципах.

Понимать, что доходит до разума людей и трогает их сердца.

Понимать мотивы поступков, чтобы постичь глубины человеческого поведения.

Переходить от частностей дела к его универсальным истинам.

Вовлекать аудиторию в фабулу дела.

Выявлять нелогичность оппонента*(127).

Выражать свои чувства и логику доступным для аудитории языком.

Все эти положения экспериментально проверены в отечественной психолингвистике и судебной практике, а поэтому приводятся в настоящем учебнике как наиболее авторитетные суждения по освещаемому вопросу.

В адвокатской практике уже давно выработался определенный стандарт построения этой речи,

который составляют ее следующие составные части:

вступление;

анализ фактических обстоятельств дела;

анализ юридической квалификации предъявленного в вину подзащитному обвинения (правовая оценка совершенного деяния);

характеристика личности подзащитного;

заключение.

Такой практики придерживаются, например, в Межреспубликанской коллегии адвокатов, ряде коллегий Гильдии российских адвокатов*(128).

Однако адвокаты “московской школы” структуру защитительной речи видят в более широком аспекте, включая в нее следующие составные части:

позиция по делу;

вступление;

анализ и оценка доказательств;

данные, характеризующие личность подсудимого;

анализ причин, способствовавших совершению преступления;

вопросы, связанные с применением наказания или освобождения от него;

вопросы, связанные с разрешением гражданского иска;

заключение*(129).

При этом в раздел “позиция по делу” включается изложение позиции адвоката по делу, заключающейся в раскрытии юридической версии и фактической версии дела. Под юридической версией дела понимается: какие элементы состава преступления адвокату следует оспаривать.

Он предлагает свою версию юридической квалификации действий подзащитного.

При выборе соответствующей юридической версии защитник стремится к тому, чтобы в ней были максимально представлены доказательства в пользу обвиняемого и одновременно сведены до минимума последствия признания подсудимого виновным.

Фактическая же версия призвана объяснить суду, что произошло и по возможности почему.

Синтез юридической и фактической версий позволит адвокату наиболее эффективно довести до суда свою позицию по делу. Надежная фактическая версия должна быть логичной, простой, реальной, соответствовать юридической версии.

Вступительная часть речи определяет стержень, по которому дальше будет развиваться изложение материала.

В одном случае она может начинаться с оценки общественно-политического значения дела, в другомс указания на специфические особенности, в третьем с изложения общих посылок к обоснованию позиции защитника, в четвертом с возражения прокурору по поводу его позиции по делу, в пятом с характеристики личности или особенностей подсудимого. В любом случае эта часть речи не должна быть большой.

Наиболее ответственным разделом является изложение обстоятельств дела и позиции защиты по оценке исследованных в суде доказательств. Как правило, в такой оценке присутствует их критический анализ, высказывается собственное мнение, основанное на законе, добытых опровержениях позиции обвинения и полученных подтверждений оправдывающих доказательств.

Остальные части содержательного уровня речи не представляют особой сложности, и наполнение их конкретным материалом зависит от полученных в процессе судебного следствия сведений, представляющих собою доказательственную базу по делу.

Источник: https://uchebnik.biz/book/1074-advokatura-v-rossii/59-glava-13-sudebnye-preniya-struktura-zashhititelnoj-rechi-advokata-v-sude/

Тема 10. Судебные прения. Участие адвоката в судебных прениях. Речь адвоката в суде

Прениях в суде адвокатом

1. Участие адвоката в судебных прениях.

2. Методика подготовки и произнесения судебной речи (на примере уголовного процесса).

3. Структура и содержание защитительной речи.

Участие адвоката в судебном разбирательстве является важной формой, действенным способом обеспечения обвиняемому права на защиту согласно Конституции РФ и уголовно-процессуальному законодательству.

В уголовном процессе роль защитника-адвоката в разбирательстве дела судом очень важна и значительна.

Деятельность защитника в этом смысле представляет собой одну из важных гарантий прав и законных интересов лица, привлеченного к уголовной ответственности.

Таким образом, судебные прения являются самостоятельной частью судебного разбирательства, в которой участвующие в деле стороны в своих выступлениях подводят итог судебному следствию.

Они анализируют и оценивают доказательства, дают юридическую оценку деяния, инкриминируемого подсудимому, излагают суду свои соображения по существу предъявленного обвинения, по поводу меры наказания, гражданского иска и других вопросов, подлежащих решению суда.

Судебные прения имеют особое значение для суда, накладывая определенный отпечаток на мнение судей, участников процесса и аудиторию, они активно способствуют установлению истины по делу. Они являются если не самой важной, то самой видной частью судебного разбирательства.

Лицу постороннему нередко покажется более важной та часть судебного заседания, где в стройной речи облеченной в красивую форму, рисуется вся картина дела, по сравнению с судебным следствием, где путем, главным образом, допросов раскрываются и устанавливаются обстоятельства дела.

Такое противопоставление одной части другой, попытки возвеличить значение одной по сравнению с другой являются неправильными. Для вынесения правильного решения (приговора) имеют значение все части судебного разбирательства.

Судебные прения подводят итог судебному следствию и содержат в себе обоснование тех выводов, к которым, по убеждению сторон, должен прийти суд в совещательной комнате при решении дела.

Судебные прения, как и все стадии уголовного процесса, как и все части судебного разбирательства имеют свои цели и задачи.

Задачей судебных прений является подведение итогов судебного следствия и, в связи с этим, судебная речь как бы намечает содержание будущего приговора, как его себе представляют стороны.

Их задачей соответственно является внесение ясности в те запутанные вопросы, какие имеются в деле. Стороны в судебных прениях излагают все те доводы и соображения, которые должны быть взвешены и обсуждены при вынесении приговора.

Задача судебных прений заключается не только в том, чтобы в них прокурор и адвокат изложили свою точку зрения, свои выводы по делу. Они должны стремиться к тому, чтобы в речах показать правильность своих выводов, доказать их обоснованность, убедить суд, склонить его к принятию своей точки зрения.

В результате судебных прений, когда весь доказательственный материал, собранный по делу, подвергается юридическому анализу, когда все спорные вопросы дела становятся предметом живой дискуссии, когда каждый из участников процесса обосновывает свои требования и предложения и возражает против требований и предложений другой, противной стороны, суду легче прийти к правильным выводам, постановить законный, обоснованный и справедливый приговор. Судебные прения всегда носят характер открытой дискуссии, борьбы мнений. Здесь непосредственно сталкиваются различные точки зрения, различные оценки, одним доводам противостоят другие. В этих условиях суду легче установить истинность или ложность тех или иных фактов, определить их ценность и доказательственное значение, отбросить все ненужное, недостоверное.

Судебная речь – это единственный способ выражения мнения стороны по тем или иным обстоятельствам дела. Никаких иных процессуальных действий стороны в судебных прениях не совершают.

Участие в судебных прениях дает защитнику возможность подвергнуть развернутой критике версию обвинения и изложить суду все доводы в пользу подсудимого.

Как и вся судебная деятельность защитника, участие в прениях имеет целью убедить судей в правильности позиции защиты, склонить их к благоприятному для подсудимого решению. Участие в судебных прениях – важное право сторон и предпосылка постановления правосудного приговора.

Чтобы речь максимально отвечала нравственным требованиям, в ней должна быть дана верная фактическая, правовая и общественная оценка дела. Таким образом, исходя из всего вышеуказанного, можно сделать вывод о том, что тщательно продуманная защитительная речь имеет не только общественное, но и воспитательное значение.

Подготовка защитительной речи – исключительно важный и сложный момент участия защитника-адвоката в уголовном процессе. Вопрос этот давно является предметом обсуждения в юридической литературе и по нему высказаны самые различные точки зрения и многочисленные рекомендации.

Одни утверждают, что предварительное составление речи, в особенности по сложным делам, требует значительного труда для ее написания и больших усилий для ее запоминания, что адвокат должен уметь говорить экспромтом, что написанная речь безжизненна, не производит должного впечатления.

Исходя их этих соображений многие теоретики судебного ораторского искусства и практические деятели категорически высказывались против того, чтобы речь была заранее написана. Другие же напротив рекомендуют уже в ходе предварительного ознакомления с делом составлять текст защитительной речи.

Нельзя дать раз и навсегда исчерпывающий перечень рекомендаций относительно методики подготовки защитительной речи, ибо она в значительной мере определяется индивидуальными особенностями интеллекта, памяти. Огромное значение имеют характер и особенности данного уголовного дела.

Если по несложному делу нет необходимости составлять обширные записи и пользоваться ими при произнесении защитительной речи, то большому, сложному многотомному делу такая подготовка совершенно необходима. Но при всех условиях защитник обязан хорошо продумать и составить текст защитительной речи.

Итак, подготовка к защитительной речи начинается с изучения материалов дела. Это необходимо для того, чтобы уяснить:

– что будет проверяться в суде; соответствуют ли выводы обвинительного заключения материалам дела;

– учтены ли следователем все обстоятельства и доказательства по делу;

– есть ли необходимость восполнения пробелов предварительного следствия в суде.

Готовясь к защитительной речи, адвокат должен в обязательном порядке тщательно изучать законодательство, а также материалы судебной практики и юридической литературы по нужным вопросам, и, наконец, работать над языком и стилем выступления.

Если в деле выступают другие адвокаты и они выступают раньше, защитник должен быть готов к изменению плана речи в зависимости от их выступлений.

При солидарной защите, когда предыдущий адвокат подробно и убедительно проанализировал доказательства, нет необходимости столь подробно говорить об этих же доказательствах. Надо суметь быстро изменить план или тезисы, повторив только основное и подчеркнув упущенное.

Если интересы защиты не совпадают, адвокату надо по ходу речи другого защитника записать его доводы и суметь в случае необходимости оценить их в своей речи.

Таким образом, процесс подготовки к защитительной речи охватывает весь период работы адвоката в суде I инстанции, начиная от изучения дела перед судебным заседанием и заканчивая моментом, когда адвокату предоставляется слово.

защитительной речи. защитительной речи зависит от выбранной процессуальной позиции и его взаимоотношения с подзащитным. Судебное заседание, проведенное по делу, имеет целью проверить, в какой степени правильны выводы, сделанные составителем обвинительного заключения из материалов предварительного расследования.

Суд при вынесении приговора ставит на свое обсуждение вопросы о том, имело ли место деяние, приписываемое подсудимому, содержит ли в себе это деяние состав преступления, совершил ли его подсудимый, подлежит ли он наказанию и какому именно.

На этих основных вопросах сосредоточивает внимание защитительная речь, ими определяется ее содержание.

Речь защитника всегда должна иметь отправной, исходный пункт, главную идею. От этого зависит и содержание речи, и построение ее, и удельный вес отдельных ее частей. Вокруг главной идеи должны концентрироваться весь материал, он должен быть ей подчинен.

Определив исходную позицию по рассматриваемому делу, защитник должен наметить круг вопросов, которые он намерен осветить в своей речи, определить их соотношение и удельный вес, поставить их в определенной логической последовательности.

Итак, защитительная речь должна характеризоваться единством содержания и формы, иметь стройную цельную композицию, обеспечивающую последующее развертывание защитником тезисов.

Из сказанного следует, что защитительная речь, как правило, должна носить полемический характер, быть органически связана с развернувшимися судебными прениями. Возражая против необоснованных утверждений прокурора, подвергая критическому анализу приведенные им доказательства, адвокат отстаивает свою точку зрения, приводит контрдоказательства в подтверждение правильности своих суждений.

Исходя из конкретных обстоятельств дела, адвокат может:

1) оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления, за отсутствием самого события преступления или за непричастностью к нему подсудимого;

2) оспаривать обвинение в отношении отдельных его частей;

3) оспаривать правильность квалификации, доказывая необходимость изменения предъявленного обвинения на статью УК РФ, влекущую более мягкое наказание;

4) обосновывать меньшую степень виновности и ответственности подсудимого, приводя смягчающие его вину обстоятельства;

5) доказывать невменяемость подсудимого, исключающую наступление уголовной ответственности. При всем этом защитник не только должен констатировать факты, утверждать те или иные положения или просто говорить о том, что доказательства являются сомнительными, все это адвокат должен подкреплять конкретными аргументами, приводить конкретные обстоятельства дела.

Прежде чем говорить о последовательности содержания защитительной речи, нужно сначала остановиться на самой структуре речи адвоката, т.е. каким должно быть ее начало (вступительная часть), основная часть и, наконец, заключение

Любой работе, любому тексту и, наконец, любой речи присуще вступление, или вступительная часть.

Во вступительной части речи может быть и изложение события и сущности преступления, общественно-политической значимости дела, характерная специфика доказательственного материала, главный факт обвинения и т.д.

Необходимо, чтобы вступительная часть речи была органически увязана со всем ее содержанием, составляла ее неотъемлемую часть. Ведь суд ждет от защитника не общих фраз и отвлеченных рассуждений, а конкретного и делового анализа собранных по делу материалов, продуманных предложений.

 Правильно выбрав начальный момент речи, защитник переходит к центральной ее части, где характеризует значение проверенных по делу доказательств с позиции защиты, обосновывает на основе их анализа и оценки невиновность или степень невиновности подсудимого, высказывает свою точку зрения по поводу квалификации и меры наказания. Заключительная часть защитительной речи, как и обвинительной, должны быть краткой, четкой, образной, должны выражать главную идею защиты, ее основную мысль. В ней следует избегать повторений, возвращения к тому, что уже было ранее.

Помочь суду вынести правильный приговор – такова окончательная цель защитительной речи. К тому времени, когда защитник приступает к своей речи, ему должен быть совершенно ясен окончательный вывод, к которому он стремится и который он хочет предложить суду.

Итак, в защитительной речи в обязательном или желательном порядке должны быть:

– анализ и оценка всех обстоятельств и доказательств, или их разбор;

– нравственная или психологическая характеристика личности подсудимого;

– приведение смягчающих обстоятельств дела;

– юридическая квалификация содеянного;

– соображения о мере наказания или оправдании и о гражданском иске.

Источник: https://studopedia.ru/24_8047_tema--sudebnie-preniya-uchastie-advokata-v-sudebnih-preniyah-rech-advokata-v-sude.html

Роль адвоката в судебных прениях

Прениях в суде адвокатом

Библиографическая ссылка на статью:
Сулейманова Ю.А. Роль адвоката в судебных прениях // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85036 (дата обращения: 15.09.2020).

Согласно Конституции РФ и уголовно-процессуальному законодательству каждый обвиняемый имеет право на защиту, поэтому участие адвоката (защитника) является одним из важных этапов судопроизводства.

Адвокат в судебных прениях всегда выступает после гражданского истца или  гособвинителя. Что дает ему своего рода «преимущество». Поскольку при своем выступлении адвокат может во-первых, продумать текст своего выступления; во-вторых, ссылаться на доводы, которые высказал гособвинитель и опровергнуть; в третьих, ссылаться на показания свидетелей, экспертов, лиц, участвующих в  деле.

Так, ст.336 УПК РФ, гласит: после окончания судебного следствия суд переходит к выслушиванию прений сторон. Прения сторон проводятся лишь в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Стороны не вправе касаться обстоятельств, которые рассматриваются после вынесения вердикта без участия присяжных заседателей.

Если участник прений сторон упоминает о таких обстоятельствах, то председательствующий останавливает его и разъясняет присяжным заседателям, что указанные обстоятельства не должны быть приняты ими во внимание при вынесении вердикта[1, Ст. 336 ].

Успех защиты во многом зависит от защитительной речи адвоката.

Для того чтобы успешно выступить в судебных прениях, необходимо хорошо подготовиться к защитительной речи. К сожалению, далеко не каждый адвокат может подстраиваться под ситуацию, которая может возникнуть в ходе судебного процесса. Умение адвоката подстраиваться и выводить ситуацию в свою пользу играет большую роль при выступлении в прениях.

Подготовка защитительной речи – один из важных и сложных моментов участия защитника-адвоката. Иногда заранее подготовить речь к прениям невозможно. Суд может перейти к прениям сторон сразу после окончания стадии судебного следствия, не предоставляя сторонам времени для подготовки.

Существует ряд мнений по поводу предварительной подготовки защитительной речи.

Некоторые  утверждают, что предварительное составление речи требует  много труда, сил, времени для ее составления и еще больше для запоминания.

 Ведь  речь прокурора может полностью изменить всю предварительную работу. Так  что адвокат должен уметь ориентироваться в ситуации и уметь говорить, что называется, « с ходу».

Именно поэтому  многие теоретики судебного ораторского искусства и практические деятели категорически высказывались против того, чтобы речь была заранее написана. Так, М.

Ажам в своей работе “Искусство говорить публично” утверждает: “Да будет известно раз и навсегда, что нет вещи, более противоречащей ораторскому развитию, чем письменная подготовка.

Если величайшие ораторы достигали высшего красноречия, то это происходило без ее помощи или, лучше, помимо нее”[2, с.123].

Так же считал и известный юрист 19 века А.Ф.

Кони: “Я, никогда не писавший своих речей предварительно, позволяю себе, в качестве старого судебного деятеля, сказать молодым деятелям… не пишите речей заранее, не тратьте время, не полагайтесь на помощь этих сочиненных в тиши кабинета строк, медленно ложившихся на бумагу, а изучайте внимательно материал, запоминайте его, вдумайтесь в него…”[3, С.67].

Этой же точки зрения придерживался выдающийся юрист Г.П.Саркисянц. “Такого рода рекомендация не может быть признана правильной. Даже по самому сложному делу невозможно заранее составит защитительную речь.

Составление защитительной речи по материалам предварительного следствия ни при каких условиях не может быть правильным и противоречит процессуальному закону, требующему обоснования приговора на данных судебного следствия.

Разумеется, в ходе судебного следствия может совершенно изменяться перспектива дела, отпасть те или иные доказательства и, появиться новые, гораздо более убедительные и ценные, чем те, которые имелись в предварительных материалах дела.

Наконец, еще совершенно не ясна точка зрения представителя государственного обвинения в отношении значения имеющихся в деле доказательств, его позиция по существу доказательных, процессуальных и материально-правовых вопросов дела. Как же можно составлять текст защитительной речи, которая фактически может быть подготовлена лишь после судебного следствия, когда будут ясны важнейшие и принципиальные вопросы дела”[4, с.4].

Другие же наоборот считают необходимым составлять текст защитительной речи заранее. Так,  П.А.

Огнев утверждает, что “полный текст речи или ее план, или ее схема должны быть составлены еще до начала судебного заседания. Такой текст, план или схема послужит и планом защиты.

После окончания судебного следствия план, схема, текст речи может быть соответствующим образом пересмотрен, дополнен”[5, с.65].

Еще Цицерон в свое время писал: “Перо – лучший учитель, написанная речь лучше только продуманной”[6, с.152]. И П.Н.Обнинский в своей статье “Судебная речь” писал: “Подготовка речи не должна ограничиваться одним так называемом изучением дела, т.е.

беглым просмотром пробелов следственного производства с наскоро наброшенными отметками в контексте; подготовка должна выработать систему изложения и систему аргументации; судебная речь не может быть импровизацией, – совершенно напротив, чем она ближе стоит к предмету, тем вернее и шире отражает в себе все его стороны, тем скорее она достигает своей конечной цели – желаемого воздействия на вердикт… Подготовка дела должна предупредить возможные сомнения и неожиданности – группировать части так, чтобы целое развивалось в стройной последовательности, чтобы внимание слушателя не разбросалось по сторонам, не устремлялась то взад, то вперед, не разражалась повторениями и ненужностями и т.д. В состоянии ли со всем этим разобраться экспромт, как бы велика не была талантливость оратора? Никогда!…[7, с.121]”.

Судебные прения являются подведением итогов судебного следствия. Стороны в судебных прениях излагают все те доводы и соображения, на которые суд должен обратить  внимание  при  вынесении приговора (решения).

Задача судебных прений заключается не в том, чтобы изложить свою точку зрения, а показать правильность изложенных доводов и доказать их обоснованность, убедить суд в своей точке зрения.

Поскольку судебные прения, в частности, выступление в защитительной речи адвоката накладывает определенный отпечаток на мнение судей.

Следовательно, прения сторон – это одна из необходимых и важных частей судебного разбирательства. “Лишение прокурора и адвоката права на судебные прения: – указывает Верховный Суд РСФСР, – является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку лишает суд возможности всесторонне разобрать дело и может повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора”.

Следует иметь ввиду, что защитительная речь адвоката эффективна и успешна только тогда, когда опирается на детально и тщательно проведенное судебное следствие, на котором защитник сделал все что мог для защиты обвиняемого. Только тогда защитительная речь адвоката будет иметь положительный результат.

Итак, желательно, чтобы адвокат в защитительной речи было отражено:

– анализ и оценка всех обстоятельств и доказательств

– психологическая   и нравственная характеристика подзащитного

– приведение смягчающих обстоятельств дела

– юридическая квалификация содеянного

– соображения о мере наказания или оправдании и о гражданском иске.

Сильная защитительная речь, построенная по всем правилам риторики, особенно важна при рассмотрении уголовных дел с участием присяжных заседателей. Российская исследовательница психологии и поведения присяжных заседателей в российских судах психолог В.А.

Пищальникова, которая долгое время изучала судебный процесс с участием присяжных заседателей, пишет: «…Присяжные, стоящие перед двумя альтернативными решениями, равно убедительными по своей интеллектуальной силе, примут сторону того решения, которое вызывает в нем чувство справедливости и нравственности.

Любую аудиторию необходимо воспринимать как мотивируемую и направляемую целым рядом факторов. Задача адвоката – воздействовать на слушателей аргументацией своей позиции, ибо только она может целенаправленно мотивировать их и указать им нужное защите направление мысли.

Как показывает адвокатская практика, направить решение присяжных можно включением конкретного дела (или фрагмента его) в социально-историческое русло или культурологический контекст.

Адвокату важно доказать слушателям, что каждое преступление, поиск справедливого решения по делу касается не просто всех людей, а и самих основ общественного строя, их жизни. Насколько аудитория это поймет, настолько ответственно она начнет действовать по отношению к рассматриваемой системе доказательств. В противном случае глубинных мотиваций для справедливого решения дела просто не образуется»[8, с.337]

Присяжные заседатели обращают особое внимание на выступление сторон в судебных прениях. Именно на этой стадии стороны обосновывают свою позицию, закрепляют представленными доказательствами, подводят общий итог рассматриваемого дела. Задача адвоката- убедить присяжных в своих доводах.

Известный юрист XIX – начала XX вв. Л.Е. Владимиров утверждал: «…Дело защитника – разъяснять, конечно, в пределах разбираемого дела, социальную сторону преступления, дабы выяснить пределы личной виновности подзащитного, той виновности, против которой как проявления личной воли борется уголовная юстиция.

Каждое самое заурядное уголовное дело отражает в себе целый социальный строй жизни со всеми его роковыми обречениями, – и показать эту картину, в рамках судимого уголовного случая, есть задача и обязанность уголовной защиты, понимаемой, конечно, шире, чем в будничной профессиональной практике.

Защитник – настоящий клиницист, и отвлеченные положения науки пред ним проходят воплощенные в яркой жизненной форме. Что общество является ответственным, пожалуй, в наиболее значительной доле, за преступность, это сделалось уличной фразою, повторяемою всеми мелкими фельетонистами и ресторанными болтунами. В таком своем виде эта фраза не производит никакого впечатления.

Но когда вы в суде, на отдельном уголовном деле воочию видите, как преступление подсудимого действительно вызывалось его положением, созданным законом, то такое предъявление ad okulos (наглядно, воочию, – лат.) производит серьезное и никогда не забываемое впечатление… Обязанность защитника – дать присяжным материалы для оценки внешней стороны дела, т. е.

влияния социальных условий на подготовление воли к преступлению. Защищая своего подзащитного, защитник, не упавший до низины ремесла, отстаивает всегда какую-нибудь идею, разгадывает какую-нибудь загадку современной жизни»[9, с.56.] К  содержанию речи адвоката всегда придавалось наиболее важное значение, поскольку только в содержании могут быть заложены основные доказательственные аргументы, их анализ, логическая взаимосвязь, другие важнейшие элементы воздействия на суд.

На вопрос, какими же качествами должен обладать хороший адвокат, давно ответил Цицерон. Его ответ выражен в шести известных принципах[8, с.369].

1. Понимать, что доходит до разума людей и трогает их сердца.

2. Понимать мотивы поступков, чтобы постичь глубины человеческого поведения.

3. Переходить от частностей дела к его универсальным истинам.

4. Вовлекать аудиторию в фабулу дела.

5. Выявлять нелогичность оппонента.

6. Выражать свои чувства и логику доступным для аудитории языком

Итак, участие адвоката в судебных прениях играет большую роль. Именно от защитительной речи адвоката, от его доводов и убедительности может зависеть решение суда.

Адвокат должен обладать навыками быстрой ориентации в ситуации, уметь правильно и грамотно произнести защитительную речь, опираясь на факты и доказательства, предоставленные в ходе судебного процесса. Кроме умения «красиво говорить», адвокат должен уметь слушать.

Правильно услышать и понять то, что говорит (предоставляет) противоположная сторона необходимо, чтобы переиграть ситуацию в  свою сторону и получить положительный результат.

Библиографический список

Источник: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85036

Адвокат в прениях. уголовное и гражданское судопроизводство

Прениях в суде адвокатом

Адвокат в прениях сторон.

Уголовное и гражданское судопроизводство. 

     Прения сторон, пожалуй, самая главная и ответственная часть выступления адвоката в судебном заседании. Независимо, в каком процессе состоятся прения адвоката, в гражданском или уголовном процессе, готовится к ним необходимо очень тщательно и кропотливо. 

     Сложность прений состоит в том, что к этому виду выступлений невозможно подготовится заранее, как допустим к объяснению по иску или другим выступлениям адвоката по уголовному делу. Прения сторон это выступление, которое подводит черту уголовному или гражданскому процессу.

В своем содержательном выступлении адвокат должен учитывать сказанное и мнения других участников, полемика, которая состоялась в ходе судебного разбирательства по делу, должна быть продолжена в прениях в качестве аргумента в поддержку своей позиции.

Если прения адвокатом высказываются в уголовном процессе, то они должны обязательно критически «пройтись» по обвинительной речи прокурора. К прениям невозможно подготовится, обычно опытные адвокаты к выступлениям в прениях готовят тезисы.

     В основном перед тем как выступить в прениях, в процессе появляются новые факты и доказательства не известные сторонам на первых этапах судебного заседания.

Невозможно предугадать показания свидетелей, появление новых доказательств, выступление специалистов и выводов судебных экспертиз.

Умелое лавирование исследованными доказательствами, адвокат по уголовным дела, в прениях должен убедить суд, почему именно представленные им доказательства невиновности его подзащитного убедительнее обвинительного заключения прокурора.

Почему те или иные доказательства не имеют относимости и по сути являются недопустимыми. Представленные в прениях доводы должны быть логически последовательны в своих умозаключениях, легко воспринимаемые на слух как судом, прокурором, так и другими участниками процесса.  

      На практике речь в прениях адвоката часто перебивается судом. В процессе выступления, суд просит адвоката уточнить те или иные факты и доказательства, может попросить ускорить выступление, не «зацикливаться» на не исследованных судом доказательствах и так далее.

На самом деле суд может перебить речь адвоката на ответственном месте и, если прения плохо подготовлены, то оратор не сможет довести свою речь до логического конца.

 
     В выступлениях нужно быть готовым к любому повороту событий – отвечать на вопросы суда, удерживая главную мысль в голове и настойчиво опираясь на знания закона и обстоятельства уголовного или гражданского процесса проводить до конца выбранную позицию по делу. 

     Достаточно сказать – выступление в прениях это полная импровизация речи, наполненная содержательным толковым разъяснением позиции адвоката и его подзащитного.

     Как уже было сказано выше, адвокат выходит выступать чаще всего с подготовленными тезисами, которые направленны на акцент главных событий и которые в процессе выступления адвоката приобретают свое яркое и главное убедительное содержание.         Большие знатоки прений рекомендуют адвокатам заранее вести записи вопросов, на которые необходимо самому и ответить, при этом обращаясь к суду.

Могу только заверить, что нельзя предугадать, что может произойти до выступлений адвоката в прениях по основному уголовному делу (например, истечение срока исковой, давности, отказ прокурора от обвинения), но серьезно к ним готовиться нужно.      Всытупление в прениях может быть  полной неожиданностью как для адвоката, так и для его доверителя, подзащитного.

Процесс уголовного судопроизводства полная непредвиденная “полоса препятствия” и к концу судебного заседания возникают вопросы доверителя к своему адвокату по тем или иным вопросам спора. 

     На первых этапах доверитель вроде как бы понимает адвоката, однако на завершении дела, происходит обратное.

В связи с этими обстоятельствами необходимо делать корректировку выступления в ту или иную сторону, однако не во вред “общему делу”. Опытные адвокаты порою просто не советуют своему доверителю выступать в прениях, а отвечать суду, что полностью поддерживают выступления своего адвоката. Это только не касается последнего слова обвиняемого в уголовном судопроизводстве. 

Необходимость корректировки выступления в прениях может стать обязательной и в том случае, если суд выслушав участников судебного разбирательства с учетом появления новых доказательств, возобновляет уголовный или гражданский процесс.

В таком случае появляются новые никому не известные доказательства которые требуют дополнительного изучения и анализа.

Трудность заключается в том, что суд может ограничить адвоката в подготовке к выступлению по новым обстоятельствам и  тогда, за недостаточностью времени для подготовки, защитнику нужно будет полагаться только на свой профессионализм и полную импровизацию.

Главной задачей этих непредвиденных в уголовном или гражданском процессе это нахождение полного понимания уголовного адвоката и подзащитного, доверителя адвоката и его доверенного лица. Смешно выглядит когда адвокат и его подзащитный выступают с полным разночтением.

На практике был случай, когда обвиняемый на рассмотрении уголовного дела, на заключительном этапе, в прениях просил у суда вынесения оправдательного приговора, увязывая свою полную непричастность к совершенному преступлению, а адвокат защитник просил суд не наказывать его подзащитного строго и по мере возможного приговорить к условному наказанию в связи с тем, что преступление, которое он совершил, не особо опасное для общества. В итого суд приговорил обвиняемого к реальному сроку наказания в виде лишения свободы. 

Бурные прения, как правило, заканчиваются репликами.

Реплики это подведения к уже сказанному в прениях. Они по своему содержанию бывают очень коротки и убедительны в формулировках. Реплика, обычно направленная в сторону своего процессуального противника не должна быть оскорбительной.

В своей судебной и заключительной реплике, адресованной в адрес суда, подводя итого выступлениям в прениях, адвокат своей убедительной просьбой просит суд обратить внимание именно на его представленные доказательства.

Реплика не должна повторят сказанное в прениях и по возможности необходимо исключить всякого рода обиды и неприятно пожелания друг другу в завершении спора. 

Судебная практика, как по уголовным, так и по гражданским делам имеет большое разнообразие ярких примеров как хороших, так и не очень приятных выступлений в репликах. Большинство опытных адвокатов сходятся в одном.

Судья как нормальный человек следит за выступлением адвокатов в прениях и, особенно в голову ему «врезаются» именно реплики сторон и последнее слово обвиняемого.

Как правило, в уголовном процессе последнее слово предоставляется обвиняемому и мой совет своим будущим подзащитным: не обижайтесь на правосудие в этот самый ответственный для решения вашей судьбы момент и если чувствуете себе хоть на «йоту» виновным, соберитесь в единый «нервный комок», кайтесь в содеянном и просите о снисхождении. Вас услышат и вам зачтется.  

Источник: https://www.vodopiynov.ru/help/advokat-v-preniyah-ugolovnoe-i-grazhdanskoe-sudoproizvodstvo

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.