Препятствование правосудию

Ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката: проблемы квалификации

Препятствование правосудию

Представленный на общественное обсуждение проект поправок в УК и УПК РФ предусматривает дополнение Уголовного кодекса ст. 294.1 «Воспрепятствование законной деятельности адвоката», ч.

1 которой устанавливает ответственность за «вмешательство в какой бы то ни было форме в законную деятельность адвоката в целях воспрепятствования осуществлению его профессиональных полномочий, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства».

Идет ли речь о криминализации описанного в предлагаемой норме деяния? В некоторой части да, поскольку не за все действия, содержащие проектируемый состав, в настоящее время установлена уголовная ответственность. Правда, отыскать среди видов противодействия адвокату те, за которые ответственность сейчас не наступает, непросто.

Если, к примеру, следователь уничтожит представленные защитником в порядке, предусмотренном п. 2 ч. 1 ст. 53 УПК, важные материалы, так и не приобщив их к делу в качестве доказательств, содеянное квалифицируется по ч. 2 или 3 ст. 303 УК как фальсификация доказательств по уголовному делу.

Несмотря на то что, согласно распространенному мнению, термин «фальсификация» охватывает лишь «действия, выражающиеся в подделке, искажении, подмене подлинной информации или ее носителя информацией ложной, мнимой, происходящей из ненадлежащего источника или полученной с нарушением установленного порядка», практики понимают фальсификацию шире.

По мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, «в соответствии с ч. 2 ст.

303 УК под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств, независимо от того, являются ли они доказательствами обвинения или защиты, а также независимо от наступления каких-либо последствий, от того, являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение лица или, наоборот, его оправдание либо иная цель, как это установлено судом по делу в соответствии с предусмотренным ст. 73 УПК РФ предметом доказывания» (выделено мной. – П.Я.).

Однако если те же действия совершит не следователь, а зав.

канцелярией следственного отдела, то ввиду непризнания его субъектом фальсификации доказательств и невозможности отнесения выполняемых им сугубо технических функций по отношению к материалам, поступающим в отдел, к организационно-распорядительным либо административно-хозяйственным согласно действующему УК он не может нести ответственность за преступление против правосудия (ст. 303) либо за должностное преступление. С принятием поправок данное лицо будет нести уголовную ответственность по ст. 294.1 УК.

Вместе с тем дополнение Кодекса указанной нормой в случаях, подобных первому из приведенных, поставит вопрос о конкуренции новеллы со ст. 303 УК. Так, если материалы были уничтожены следователем, в отсутствие предусмотренных ч. 3 ст.

303 УК квалифицирующих обстоятельств содеянное будет квалифицировано по ч. 2 ст. 303, поскольку состав фальсификации доказательств не включает общественно опасные последствия, тогда как состав преступления, установленный ст. 294.

1 УК, – напротив, их предусматривает.

Если же уничтожение материалов повлечет наступление тяжких последствий, указанных в ч. 3 ст.

303 УК (что предполагает наказание вплоть до 7 лет лишения свободы), которые в других случаях закон квалифицирует как наиболее опасную для общества разновидность причиняемого преступлением вреда правам, законным интересам и т.д., не «заслонит» ли новелла (ч. 2 ст. 294.

1 УК, согласно которой за вмешательство, совершенное лицом с использованием служебного положения, максимальное наказание составляет два года лишения свободы) от правоприменителя состав фальсификации?

Чтобы не ослабить противодействие посягательствам на права адвокатов, ученым, комментирующим новеллу, необходимо разъяснять правоприменителю, что для таких случаев состав фальсификации, квалифицированный признаком наступления тяжких последствий, является специальным и подлежащим вменению в силу ч. 3 ст. 17 УК.

понятия «воспрепятствование» шире, нежели «вмешательство». Но ответственность по ст. 294.1 УК предлагается ввести именно за вмешательство, пусть и совершенное в целях воспрепятствования и т.д.

А поскольку состав преступления вменяется виновному (исполнителю) исходя из описания прежде всего признаков объективной стороны деяния, изложенных в статье Особенной части Кодекса, а не в названии вводимой статьи (название носит в большей степени девизный характер), необходимо ответить на вопрос о том, охватывает ли новелла не только действия, но и бездействие – например, отказ в предоставлении адвокату запрашиваемой им информации?

Закрепленные в законодательстве профессиональные полномочия адвоката, воспрепятствование которым видит своей целью виновный, адресуют нас к иным, «процедурным» нормативным правовым актам. Так, согласно п. 3 ст.

6 Закона об адвокатуре эти полномочия включают, в частности, право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций в порядке, предусмотренном ст. 6.

1 данного Закона, тогда как указанные органы и организации в установленном порядке обязаны выдать адвокату запрошенные им документы или их копии.

Кроме того, норма п. 4 ст. 6.1 Закона об адвокатуре определяет границы информационного массива, из которого адвокат может черпать интересующие его сведения. Будет ли подлежать уголовной ответственности лицо, отказавшееся исполнить обязанность по предоставлению адвокату запрашиваемой информации, если она не содержит сведения, отнесенные законом к информации с ограниченным доступом?

Казалось бы, термин «вмешательство» подразумевает лишь активные действия виновного, исключая возможность вменения ему бездействия, состоящего в уклонении от исполнения обязанности по предоставлению сведений.

Однако толкование судов опять-таки шире: Верховный Суд, например, согласился с осуждением по ст.

294 УК судьи, который не только «изъял из суда» гражданское дело (что было признано активными действиями), но и удерживал его у себя, желая избежать пересмотра вышестоящей инстанцией вынесенных решений.

Интересно, что ст. 5.39 КоАП РФ предусмотрена ответственность, строго говоря, не за уклонение от предоставления информации (то есть не за ее непредоставление), а за неправомерный отказ в предоставлении, а также несвоевременное предоставление либо предоставление заведомо недостоверных данных.

Но, допустим, должностное лицо, в обязанности которого входит предоставление информации, откажет в этом адвокату. В таком случае чиновник будет нести ответственность не по ст. 5.39 КоАП, а по ст. 294.1 УК лишь тогда, когда отказ повлечет названные в ч.

1 предлагаемой нормы общественно опасные последствия.

Однако если бы на эти последствия в законопроекте не указывалось – то есть ответственность по ст. 294.

1 предусматривалась за бездействие в форме неисполнения обязанности предоставить запрашиваемые сведения, – чиновник не понес бы ответственность в силу установленного Верховным Судом правила, согласно которому «в случаях, когда допущенное лицом административное правонарушение… содержит также признаки уголовно наказуемого деяния, указанное лицо может быть привлечено лишь к административной ответственности».

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/otvetstvennost-za-vosprepyatstvovanie-zakonnoy-deyatelnosti-advokata-problemy-kvalifikatsii/

Ст 294 УК РФ – Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования

Препятствование правосудию

Мешать осуществлению правосудия значит преступать закон, так как тем самым нарушаются конституционные основы государства. В Уголовном кодексе РФ есть отдельная статья, посвященная подобному правонарушению. Рассмотрим ст. 294 УК РФ с ми, разберемся в особенностях этого деяния и приведем примеры из судебной практики.

Кто осуществляет правосудие

Согласно ст. 118 гл. 7 Конституции РФ правосудие в России осуществляется только судом.

В ст. 119 этого же законодательного акта уточняется, какие условия должны быть соблюдены гражданами, которые хотят стать судьями:

  • возраст от 25 лет;
  • наличие высшего юридического образования и стажа работы по специальности не менее 5 лет.

Никакие другие инстанции или лица не имеют права осуществлять правосудие на территории РФ.

Судебная власть самостоятельна и осуществляется независимо от законодательной и исполнительной. Согласно ст. 125—127 Конституции РФ она действует посредством гражданского, конституционного, административного и уголовного судопроизводства.

Под осуществлением правосудия понимается любая деятельность суда, вне зависимости от ее формы (коллегиальная или в лице одного судьи). Во время нее судья рассматривает по существу поступающие дела и разрешает возникающие спорные вопросы.

Что такое воспрепятствование правосудию

Это любые умышленные действия, направленные на то, чтобы помешать совершиться объективному правосудию.

В соответствии с ч. 1 ст. 120 Конституции РФ судья должен быть независимым и подчиняться только Конституции и федеральным законам, поэтому любые попытки во внепроцессуальных формах навязать суду противозаконную позицию, обстоятельства дела или убеждения расцениваются как посягательство на независимость суда.

Оказание воздействия на судью осуществляется в форме активных действий: дача указаний или советов, высказывание угроз, шантаж, обещание взятки и т.д. Оно может проявляться и в форме бездействия: непредоставление судье информации о месте проживания, невыполнение ремонтных работ в зале суда и т.д.

Внимание! Не является воспрепятствованием правосудию реализация сторонами своих процессуальных прав (подача ходатайств или прошений на имя судьи и т.д.). Однако если подобные действия сопровождаются обещаниями предоставления денег или каких-либо материальных благ, то они квалифицируются как вмешательство в деятельность суда.

Оно может осуществляться и в следующих формах:

  • уничтожение доказательств или материалов дела;
  • невручение повесток в суд участникам процесса;
  • недоставление на судебное заседание задержанного и пр.

Вмешательство в правосудие может иметь такие цели:

  • помешать производству по конкретному делу;
  • достичь определенного результата по какой-либо категории дел;
  • воспрепятствовать деятельности судьи либо отстранить его от производства по делу.

статьи 294 УК РФ

Статья 294 УК РФ состоит из трех частей. В первой содержится перечень наказаний за вмешательство в деятельность суда в любой форме для того, чтобы помешать осуществлению правосудия.

Во второй части перечисляются меры за вмешательство в деятельность прокурора, следователя или лица, которое занимается дознанием по делу, если целью этих действий было желание помешать полному и объективному рассмотрению дела.

По третьей части назначаются наказания за те же деяния, которые описаны в первых двух частях этой статьи, но если они были совершены лицом с использованием своего служебного положения.

О том, что такое вмешательство в деятельность суда, мы рассказали выше. Если же говорить о подобном действии, но по отношению к прокурору или следователю, то оно выражается в тех же формах, что и по отношению к судье.

Под использованием служебного положения понимается применение своих привилегий или обязанностей на работе лицом для оказания влияния на судью, следователя и прочих граждан, задействованных в осуществлении правосудия.

Состав преступления

Состав преступления по ст. 294 УК РФ формальный, поэтому оно считается оконченным в момент, когда правонарушитель совершил одно из указанных в статье действий, вне зависимости от того, привело это к каким-либо последствиям или нет.

Когда деяние считается преступлением

Объективная сторона деяния – само вмешательство в правосудие или процесс расследования по делу, независимо от той формы, в которой оно осуществлялось.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, то есть гражданин не только осознает всю противоправность своих действий, но и хочет наступления их негативных последствий.

Мотивом лица выступает воспрепятствование осуществлению правосудия.

Объект и субъект

Основным объектом деяния определяются отношения, которые складываются в сфере осуществления государственной власти, а дополнительным – отношения, связанные с реализацией судебной власти и деятельностью органов правосудия и следствия.

Факультативный объект деяний по ст. 294 УК РФ – это общественные отношения, обеспечивающие нормальное осуществление правосудия и деятельности прокурора или следователя.

Субъект правонарушения, описанного в ч. 1 и 2 ст. 294 УК РФ, – психически здоровый гражданин, достигший на момент совершения преступления 16-летнего возраста. При этом для квалификации не имеет значения, участвует ли он в судебном процессе или приходится родственником одному из его участников.

Субъект деяния по ч. 3 ст. 294 УК РФ – специальный, а именно должностное лицо, которое воспользовалось своим положением по службе для оказания влияния на правосудие или следствие.

Источник: https://prava.expert/uk/sud/vosprepyatstvovanie-osushhestvleniyu-pravosudiya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.