Преступление в алкогольном опьянении ук

Уголовная ответственность в состоянии опьянения — все нюансы

Преступление в алкогольном опьянении ук

В уголовных делах состояние опьянения это фактор, который может по разному «стрельнуть» в разных ситуациях. Рассмотрим конкретные примеры и разберем случаи судебных ошибок.

Где вообще этот фактор может иметь значение

Для начала основная мысль законодателя – согласно ст. 23 УК состояние опьянения само по себе никак от ответственности не освобождает (кроме случая, о котором далее).

Опьянением считается не только алкогольное опьянение, но и вызванное «вызванное употреблением наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, новых потенциально опасных психоактивных веществ либо других одурманивающих веществ».

Из этой формулировки вывод следующий – «опьяниться» можно не только алкоголем и тем, что законодатель официально включил в перечень наркотиков.

Кому интересно – подробная таблица наркотиковА также список одурманивающих веществ.
Одурманиться можно вообще всем чем угодно, перечень не закрыт – главное чтобы был эффект.

Это к тому, что не получиться оправдаться детским доводом « я покурил чего-то незапрещенного и сам не знаю как так получилось». Вопрос только в доказывании факта опьянения, но об этом далее.

Алкоголь допускает погрешность

– опьянение алкоголем признается именно опьянением, если содержание алкоголя выше допустимой “погрешности”, указанной в примечании к 12.8 КоАП (которая предусматривает 0,16 миллиграмма на 1 литр выдыхаемого воздуха).

Наркотики не допускают погрешности

– опьянение наркотическими веществами признается таковым в любой концентрации, здесь никакой минимальной погрешности не предусмотрено (достаточно любого количества).

Опьянение как отягчающее обстоятельство и частые ошибки в приговорах

У суда есть право признать состояние опьянения отягчающим наказание обстоятельством «в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного» – ч.1.1 63 УК

Это право, а не обязанность – это один из тех многочисленных случаев, когда все остается на усмотрение суда: хочу признаю, хочу нет.

Однако и тут есть нюансы, позволяющие суд «поймать» на ошибке.

В п.31 Пленума № 58 прямо указывается, что сам по себе факт опьянения еще не достаточен для признания его в качестве отягчающего – суд должен подробно мотивировать свой вывод.

Иначе говоря, если суд указывает на состояние опьянения как отягчающее обстоятельство, он должен увязать факт опьянения с событиями, объяснить в тексте приговора, что именно опьянение повлияло на совершение преступления (возникновение умысла и пр.). Простое упоминание факта опьянения, без расшифровки – это судебная ошибка.

Это, кстати, довольно частое основание для изменения приговоров – немотивированное признание опьянения отягчающим обстоятельством либо лишь формальная мотивировка.

Проиллюстрируем примером – суд признал отягчающим наказания обстоятельством “с учетом личности подсудимых и конкретных обстоятельств дела” (т.е. просто переписал формулировку п.31 Пленума № 58). При этом он не указал, какие именно сведения о личности подсудимых, какие именно обстоятельства дела и почему он учел при признании данного обстоятельства отягчающим наказание (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30.11.2017 N 32-АПУ17-19сп)

Каким может быть «правильное обоснование» в приговоре?

Отдельную повесть про то, кто как выпил и какие переживания по этому поводу испытывал, суд тоже писать не должен. Достаточно указать – «именно употребление алкогольных напитков послужило катализатором последующих преступных действий». Всё, это мнение суда и оно мотивировано. Все доводы формата «да я выпил-то чуток, для запаха» не работают – суд так оценил обстоятельства и мотивировал.

Учёт опьянения в таком ключе может применяться по всем преступлениям, но понятно, что это характерно в основном для насильственных преступлений либо заранее не спланированных краж и грабежей.

Интересный пример: иногда состояние опьянение (наркотического) фигурирует и по ст.228 (хранение наркотиков) и 228.1 УК (сбыт наркотиков). Но тут у судов проблемы – тяжело мотивировать, поэтому приговор изменяется, опьянение убирается. (Постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 12.05.2017 N 44у-32/2017 Приговор: Ст. ст. 30, 228, 228.1 УК РФ) Действительно, сложно мотивировать – что именно под воздействием опьянение осужденный решил «хранить и сбыть», это же, как правило, процессы растянутые по времени (хранение) и требующие предварительной договоренности (сбыт).

Другая ошибка – признать в приговоре опьянение, мотивировать его – но из протокола судебного заседания не видно, как состояние опьянения вообще установлено. Это к вопросу о доказывании опьянения (чуть ниже об этом)

Подробнее – где именно прячется такие ошибка и как ее найти смотрим здесь: Как выявить судебную ошибку при учете опьянения.

Такие ошибки влекут изменение приговора и снижение наказания.

Доказывание опьянение и его особенности по транспортным преступлениям

Под транспортными преступлениями здесь имеются ввиду – ст.264 УК (нарушение ПДД, повлекшее тяжкие последствия) и ст.264.1 УК (нарушение ПДД в состоянии опьянения).

Эти статьи имеют свою особенность – опьянение здесь основной элемент состава, без которого вообще нет состава преступления.

Поэтому процедура доказывание по этим преступлением более жесткая, чем в остальных случаях.

Опьянение по этим статьямможет быть признано установленным только в двух случая – в случае, если это установило освидетельствование (включая «продувку» на месте с согласия), либо в случае отказа от медицинского освидетельствования (прим.2 к 264 УК).

Во всех остальных случаях и по другим преступлениям доказать факт опьянения можно проще – медицинские документы не обязательны, достаточно показаний подсудимого, потерпевшего или иных доказательств (п.31 Пленума № 58).

Что это означает – для признания факта опьянения хватит просто слов потерпевшего и свидетелей (от него пахло, вел себя как пьяный), часто и сам подсудимый успел наговорить на себя (в этот день я немного выпил и пр.).

Иногда слова даже перевешивают документы.

Пример: Если факт отсутствия опьянения установлен документально, то суд в приговоре может написать – освидетельствование проводилось на следующий день после преступления, за это время опьянение «выветрилось», а вот свидетели говорят, что осужденный был пьян, оснований не верить им у суда нет. (Апелляционное определение Рязанского областного суда от 02 мая 2017 г, дело № 22-292/2017).

Когда опьянение освобождает от ответственности

В судебной психиатрии есть такое понятие – патологическое опьянение, временное психическое расстройство, исключающее вменяемость.

Лицо, совершившее преступление в таком состоянии считается невменяемым, а значит и невиновным.

Явление довольно редкое и может быть установлено только в результате судебной экспертизы – главное правильно поставить вопросы.

Почему это явление вообще стоит внимания – потому что невозможно его достоверно предсказать с учетом характеристик конкретной личности. Человек может быть вообще непьющим, а может быть и злоупотребляющим, он мог иметь ранее расстройства психики, а мог быть совершенно здоровым.

Это для тех странных случаев – когда близкие обвиняемого говорят об обстоятельствах преступления: «не понимаем что с ним случилось, это не похоже на него».Наиболее актуальна такая тактика защиты по ст.111 УК (тяжкие телесные) и ст.105 УК (убийство).
Не углубляясь в психиатрические аспекты отметим основные признаки, позволяющие защите хотя бы исследовать это направление.

Для патологического опьянение не принципиально количество выпитого – это может быть одна-две рюмки.

Человек начинает вдруг без всякого повода резко менять поведение, не реагировать на внешние раздражители, внешняя целенаправленность действий логически не обусловлена.

Действия при этом могут носить собранный, четкий характер – нет шатания, нарушения координации. Пример поведения – без всякого повода человек вдруг хватает нож и начинает сосредоточенно преследовать и наносить удары по жертве.

Просьба не воспринимать указанные признаки как авторитетное мнение специалиста по психиатрии – признаки патологического опьянения более многогранны и выявить их может только специалист.

Но это можно использовать как отправную точку для формулирования вопросов эксперту.

Эксперта можно специально наталкивать на исследование этой возможности, потому что без специально поставленных вопросов он вынесет общее заключение (вменяем).

С полным перечнем и разъяснениями по всем остальным факторам, которые влияют на наказание можно ознакомится здесь

Часовню тоже я?

Источник: https://vk.com/@moscowburo-sostoyanie-opyaneniya-s-raznyh-storon

«Состояние опьянения» как признак квалификации преступления

Преступление в алкогольном опьянении ук
«Читайте  закон  буквально!  Не  игнорируйте  положения  науки  уголовного  права!» –  с  такими призывами я пишу не только много различных  статей  и заметок, но и  непосредственно обращаюсь  к  судьям  во время рассмотрения  уголовных  дел  в  судах  первой  инстанции,  в  кассационной инстанции,  где  сидит коллегия  из нескольких судей со  стажем  работы.  Однако,  в  большинстве  случаев  эти призывы  проходят  мимо  ушей  служителей  права.  Иногда  они  смотрят на  тебя  таким взглядом,  что  складывается  впечатление,  что  у  существ  в  мантиях вообще  отсутствуют  мозги, их, как  медведя на  велосипеде,  выдрессировали лишь писать  штампы. 

Незаконные  приговоры  из-за  неправильного применения  уголовного закона  –  самая  массовая  несправедливость российского  правосудия. При  этом  ссылаются:  а)  на  практику  применения  той либо иной нормы  закона  (хотя  очевидно,  что она —  порочная);  б) на  указание  сверху  от  вышестоящей  инстанции  (хотя  там  малограмотных  быть не  должно);  в) на  мнение  прокурора (будто  своей  головы  нет и знаний)  и  т.д.

  19  апреля  2012 года  в  судебной  коллегии по  уголовным  делам  Московского областного  суда  рассматривалась  жалоба на приговор  в  отношении жителя  Серпуховского района  Московской области  Тарасова  А.А.,  где  снова  остро  встал  вопрос  правильности применения  норм  уголовного закона и  трактовки  правовых  понятий.  Я  остановлюсь  на  одном аспекте.

В  частности,  Тарасову  А.А.

  вменялось  то,  что  он,  находясь  в  состоянии  алкогольного опьянения,  сел  за руль  автомашины,  что  в  последующем  привело  к  нарушению  им  Правил  дорожного  движения (ПДД)  и  возникновению  дорожно-транспортного происшествия (ДТП),  в результате которого погиб  человек. Именно  по  признаку нахождения  в  состоянии  алкогольного опьянения  Тарасову  А.А.  вменили  ч. 4  ст. 264 Уголовного кодекса  Российской  Федерации,  текст  которой  гласит:

«1. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, –

наказывается ….
4. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть человека, –
наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет».

В  данной  заметке, не  касаясь  всех  других  деталей  и обстоятельств  вменяемого  Тарасову  А.А.  деяния  (он  виновность  свою не признает),  я хотел  бы  высказать  свое  мнение  по  поводу  понятия  «находящегося  в  состоянии  опьянения»  как  обязательного признака  ч. 4  ст. 264  УК  РФ  и  только  применительно  к  алкогольному  опьянению.

Самыми  распространенными  ошибками  при  вменении  указанного  преступления  (ч. 4 ст. 264  УК  РФ) считаются:

–  путаница  в  понятиях  «употребление  алкогольных  напитков» и «состояние  опьянения»;

–  применение  положений  КоАП  РФ  о  том,  что  если  водитель  отказался  пройти медицинское освидетельствование,  значит,  он  был  в  состоянии  опьянения.  Почему-то на  практике  суды  приговаривают  водителей  по  ч. 4  ст. 264  УК  РФ,  совершая  указанные  ошибки.  Так  было и  в  деле  Тарасова  А.А.   Попробую  дать  юридический  анализ  по  факту  незаконности  вменения  Тарасову  А.А.  признака  «находящегося  в  состоянии опьянения».  

Вопрос  первый:  Имеется  ли  в  нормативных  актах  разъяснение,  что такое  «состояние  опьянение»  (применительно  к  алкогольным  напиткам)?

Критерии  понятия  «состояние  опьянения»  (применительно  к алкогольным  напиткам)  указаны  в  «Правилах освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов», утвержденных постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года №  475. 

Наличие  или отсутствие  алкогольного опьянения  водителя устанавливается  лишь  по  определенной  процедуре,  установленной указанными  выше Правилами, где, в  частности,  указывается: 

« …8. Наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения».

При этом  нормативным  актом установлены строгие критерии  наличия  или отсутствия  алкогольного  опьянения:

«Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено.
Заключение: Установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено” выносится при наличии убедительных данных, подтверждающих факт употребления алкоголя, но при отсутствии четкой клинической картины алкогольного опьянения. Для данного состояния характерны: гиперемия склер, нарушение координационных проб, слабый запах алкоголя или запах перегара изо рта.
В этих случаях проба с индикаторной трубкой Мохова — Шинкаренко (контроль трезвости) и реакция Раппопорта будут слабо положительными, а содержание алкоголя в биологических средах колеблется с 0,022 промилле до 1 промилле.

Легкая степень алкогольного опьянения.

При легкой степени алкогольного опьянения изменения психической деятельности незначительны. Отмечается усиление вегетативно — сосудистых реакций: гиперемия кожи, инъекция склер, повышенная потливость, тахикардия, повышение АД, учащенное дыхание, а также нистагм, расширение зрачков; нарушение двигательной сферы: изменение походки, пошатывание при ходьбе с быстрыми поворотами, неустойчивость в простой и сенсибилизированной позе Ромберга, неточность выполнения точных движений и координаторных проб.
При легкой степени алкогольного опьянения содержание алкоголя в биологических средах колеблется от 1 до 2 промилле..»  

Вопрос  второй:  Идентичны  ли понятия  «употребление  алкогольных напитков»  и  «состояние  алкогольного опьянения»  применимо  к  ч. 4  ст. 264  УК  РФ?

Указанные  выше  формулировки  из нормативных  актов  четко  показывают,  что  эти  понятия не  идентичны,  ибо  для  установления,  что лицо находилось  именно в  состоянии алкогольного опьянения,  необходимо  доказать,  что  в  крови  водителя  было не  менее 1  промилле  алкоголя.  

Вопрос  третий:  Можно ли  ссылаться  при  вменении признака  «находился  в  состоянии  алкогольного опьянения» на  показания  свидетелей,  что  от водителя  исходил  запах  алкоголя  и  что  у него  была  шаткая  походка? 

Только при наличии  еще  и  определенного  количества  алкоголя  в  крови (не  менее  1  промилле).  Ибо  такие  признаки,  как  запах алкоголя,  неустойчивость  позы, нарушение речи,  резкое изменение окраски кожных покровов лица,  поведение, не соответствующее обстановке  в  соответствии  с  п.3  указанных  выше  Правил  является  лишь  основанием  для  направления  лица  на  медицинское  освидетельствование..  Но не  дает  права  для  вывода  о  том,  что  водитель находится  именно в  состоянии  алкогольного опьянения.  

Вопрос  четвертый:  Можно  ли  считать водителя,  находящимся  в  состоянии  алкогольного опьянения,  в  случае  если он  отказался  добровольно пройти  медицинское  освидетельствование  (для  вменения  ч. 4  ст. 264 УК  РФ)?

Думаю,  что нет.  Так  как  уголовный  и  уголовно-процессуальный законы  строго требуют  установления  того  либо иного  факта  и не допускают  предположений. Как  следует  из  установленных  выше  Правил  (пункт «а»  статьи 10  Главы  III  «Направление  на  медицинское  освидетельствование  на  состояние  алкогольного опьянения»):

«…10. Направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения водитель транспортного средства подлежит:

а) при отказе от прохождения освидетельствования на состояние алкогольного опьянения

Источник: https://pravorub.ru/articles/17423.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.