Преступления в состоянии опьянения

Назначение наказания лицам, совершившим преступление в состоянии опьянения

Преступления в состоянии опьянения

Э. Сидоренко, доцент кафедры уголовного права Ставропольского государственного университета, кандидат юридических наук.

Ежегодно около 65% убийств (или покушений на убийство), 71% случаев причинения вреда здоровью различной степени тяжести, 90% хулиганств, 45% автотранспортных преступлений в России совершаются в состоянии опьянения.

Негативная динамика этих преступлений обусловливает необходимость их эффективного предупреждения, успех которого во многом зависит от правильной оценки алкогольной или наркотической интоксикации в генезисе преступного поведения.

Согласно ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

При этом не указано, как оценивать такое состояние: в сторону смягчения или, напротив, ужесточения наказания. Системный анализ проблемы предполагает ее рассмотрение с позиции общих начал назначения наказания.

Статья 60 УК РФ обязывает при избрании вида и размера наказания учитывать характер и степень общественной опасности деяния, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства, а также влияние назначенного наказания на исправление виновного и условия жизни его семьи.

Поэтому состояние опьянения может оцениваться в качестве: фактора, влияющего на общественную опасность деяния; одного из свойств личности виновного; смягчающего обстоятельства в соответствии с ч. 2 ст.

61 УК; признака, определяющего материальные и психологические условия жизни осужденного либо сказывающегося на эффективности частной превенции.

Не отрицая важности полного и всестороннего учета всех обстоятельств дела, трудно признать справедливой практику, когда один и тот же фактор, связанный с состоянием опьянения виновного, рассматривается судом с позиции различных критериев назначения наказания. Поэтому важно учитывать основные направления уголовно-правовой оценки алкогольной или наркотической интоксикации виновного.

  1. Состояние опьянения как признак, характеризующий общественную опасность преступления. Общественная опасность деяния рассматривается в трех основных аспектах: как вид преступных последствий, как момент развивающейся вредоносной деятельности и как один из существенных признаков, “определяющих самое понятие уголовно наказуемой неправды” (Таганцев Н.С. Русское уголовное право: Лекции. Часть Общая. Т. 1. М., 1994. С. 279 – 280).

Характер общественной опасности традиционно определяется через объект преступления, а степень – через признаки объективной стороны: последствия, способ, место, время и обстановку преступного посягательства. Что же касается субъективных признаков, то их рассмотрение в числе количественных показателей общественной опасности деяния видится несостоятельным.

Если анализировать субъект и субъективную сторону преступления с обозначенной выше позиции, возникает закономерный вопрос: что же тогда подлежит анализу при оценке личности виновного? Более того, рассматривая общественную опасность как объективное свойство деяния, невозможно характеризовать его через субъективные признаки. Оправданным видится рассмотрение последних в комплексе уголовно-релевантных свойств личности виновного.

Изложенное понимание характера и степени общественной опасности деяния позволяет предположить, что суд, оценивая состояние опьянения, должен уделять основное внимание следующим обстоятельствам:

  • ситуации совершения преступления. В состоянии физиологического опьянения человек отдает себе отчет в том, что происходит вокруг, однако критика поведения резко снижается, инстинкты обнажаются, и любой повод может вызвать бурную реакцию. Именно по этой причине суду следует установить, какой характер носила ситуация: нейтральный либо провоцирующий. В последнем случае наказание должно быть более мягким;
  • значимость состояния опьянения в генезисе преступного поведения. В каждом случае надлежит оценивать, насколько интенсивно состояние опьянения повлияло на эскалацию преступного конфликта, выбор места, времени и способа совершения преступления. Если состояние алкогольной либо наркотической интоксикации было причиной совершения преступления, его, безусловно, следует оценивать как негативный фактор при оценке степени общественной опасности деяния;
  • влияние состояния опьянения на тяжесть наступивших последствий.

Рост преступлений, вызванных состоянием опьянения, распространенность алкоголизма и наркомании в России нередко оцениваются как аргументы в пользу назначения более сурового наказания за “пьяные” преступления. Такую практику вряд ли можно считать оправданной.

Негативная оценка характера и степени общественной опасности деяния сквозь призму распространенности тех или иных преступлений есть не что иное, как ужесточение наказания за чужую вину.

Очевидно, что усиление уголовно-правовой репрессии должно осуществляться на законотворческом уровне с учетом типовых характера и степени общественной опасности преступления, а не на этапе назначения наказания, когда учитываются свойства конкретного преступления и лица, его совершившего.

  1. Алкогольная или наркотическая интоксикация, как особое психофизиологическое состояние, должна быть всесторонне исследована в рамках изучения личности виновного. Здесь можно предложить следующие критерии юридической оценки состояния опьянения как личностного свойства виновного: во-первых, такая оценка должна производиться наряду с другими факторами, характеризующими личность преступника; во-вторых, состояние алкогольной или наркотической интоксикации необходимо оценивать через ее детерминационную значимость в механизме преступного поведения.

Полагаем, что психофизиологические особенности виновного, совершившего преступление под воздействием психоактивных веществ, должны оцениваться только в случаях, когда они проявляются в преступной ситуации. В иной ситуации эти признаки подлежат учету при назначении наказания, но рассматриваться должны в принципиально иной плоскости – в рамках влияния назначенного наказания на исправление виновного.

В этой связи особое внимание следует уделить:

  • частоте употребления виновным психоактивных веществ. Применительно к этой проблеме сомнение вызывает практическая целесообразность отмены принудительных мер медицинского воздействия к виновным, страдающим алкоголизмом и наркоманией. Отказ законодателя от принудительного медицинского лечения лиц, больных наркоманией, токсикоманией или алкоголизмом, оставляет нерешенным вопрос о том, подвергать ли принудительному лечению алкоголиков и наркоманов при наличии у них несомненных психопатологических симптомов;
  • социальной направленности и уровню культуры личности как факторам, непосредственно влияющим на эффективность исправления виновного.

Что же касается социальных признаков личности, то они должны оцениваться судом в зависимости от их детерминационной значимости в генезисе преступного поведения.

  1. УК РФ не относит состояние опьянения ни к смягчающим, ни к отягчающим обстоятельствам.

Учитывая, что перечень смягчающих обстоятельств (ст.

61) открытый, суд вправе признать смягчающим тот факт, что лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, ранее в злоупотреблении психоактивными веществами замечено не было, а само это состояние отрицательно не повлияло на характер и степень общественной опасности преступления.

Смягчающим может быть признано также обстоятельство, когда состояние алкогольной либо наркотической интоксикации существенным образом сказалось на психическом состоянии виновного, привело к аффективным вспышкам и проявлениям агрессии.

Надлежит оценивать и то, что употребление психоактивных веществ ведет к снижению уровня содержания серотонина в организме и повышает раздражительность. Следовательно, агрессия в состоянии опьянения может быть не только признаком общественной опасности и антисоциальной направленности личности, но и следствием объективных нейрохимических регуляторных процессов.

По логике законодателя, если состояние сильного алкогольного или наркотического опьянения не указано в ст. 63 УК, оно не может признаваться обстоятельством, отягчающим наказание.

Однако это вовсе не означает, что рассматриваемое обстоятельство не способно негативно повлиять на меру ответственности. Дело в том, что учет смягчающих и отягчающих обстоятельств в правоприменительной деятельности затруднен их внутренней противоречивостью. В ч. 3 ст.

60 УК они указываются наряду с характером и степенью общественной опасности преступления и личностью виновного.

В действительности смягчающие и отягчающие обстоятельства есть не что иное, как изложенные в некотором “конкретизированном” виде обстоятельства, характеризующие либо общественную опасность преступления, либо личность виновного. Неудачная конструкция ч. 3 ст. 60 УК позволяет одни и те же обстоятельства учитывать дважды, а то и трижды.

Суд, оценивая состояние опьянения как обстоятельство, отрицательно характеризующее личность виновного, нередко подменяет смысл таких понятий, как “алкогольная (наркотическая) зависимость” и “состояние опьянения”.

Если с отрицательной оценкой алкоголизма и наркомании можно согласиться, то совершенно необоснованным видится отрицательная правовая оценка несистематического потребления психоактивных веществ.

С учетом изложенного, целесообразно внести в ч. 3 ст.

60 УК изменения, предусмотрев, что “при назначении наказания учитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства, отражающие характер и степень общественной опасности деяния, личность виновного, влияние назначенного наказания на исправление виновного и на условия жизни его семьи”. Подобная законодательная конструкция придаст четкость процессу индивидуализации наказания и позволит разрешить проблему повторного учета одних и тех же обстоятельств.

Как нейтральный фактор состояние физиологического опьянения должно рассматриваться при наличии одного из следующих условий: в механизме преступного поведения оно существенно не влияло на характер и степень общественной опасности деяния; характер употребления психоактивных веществ не позволяет оценивать состояние опьянения как обстоятельство, положительно либо негативно характеризующее личность виновного; употребление психоактивных веществ, а также связанные с этим заболевания не являются обстоятельствами, отрицательно влияющими на исправление виновного и условия жизни его семьи; опьянение не вызвало состояние невменяемости или уменьшенной вменяемости.

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/16123-naznachenie-nakazaniya-licam-sovershivshim-prestuplenie-sostoyanii-opyaneniya

Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения

Преступления в состоянии опьянения

Норма об ответственности за преступление, совершенное в со­стоянии опьянения, почти не изменилась по сравнению с прежним законодательством.

Статья 23 УК гласит: «Лицо, совершившее пре­ступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алко­голя, наркотических средств или других веществ, подлежит уголов­ной ответственности». Замена слов «не освобождается от уголовной ответственности» (ст.

12 УК 1960 г.) на «подлежит уголовной ответст­венности» ничего не меняет в позиции законодателя по отношению к состоянию опьянения.

См, п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (СПС «Гарант»). 2 ВВС РФ. 1999. №2. С. 10-11.

Раздел третий. Преступление

 Законодатель относится к нему индиффе­рентно, считая опьянение нейтральным фактором. Оно не смягчает и не отягчает ответственности1. Но в чем тогда смысл данной нормы? Может быть, следовало умолчать об этом, как молчало Уголовное уло­жение 1903 г. и умалчивают некоторые зарубежные уголовные кодек­сы (ФРГ, Франции и др.)?

По-видимому, данная норма включена в УК в общепрофилактических, воспитательных целях. Веками сложившееся снисходительное отношение к состоянию опьянения как некоему извиняющему фактору не смогла пре­одолеть даже многолетняя практика применения УК 1960 г., относившего опьянение к отягчающим обстоятельствам.

В науке уголовного права вопрос об ответственности лиц, совер­шающих общественно опасные деяния в состоянии опьянения, тради­ционно связывается с проблемой вменяемости — невменяемости.

Из­вестно, что алкоголь, воздействуя на центральную нервную систему человека, поражает его сознание и волю. Вследствие нарушения мыш­ления и ослабления самоконтроля поведение пьяного человека замет­но отличается от поведения того же человека в трезвом состоянии.

Со­вершенно очевидно, что многие преступления не были бы совершены вообще, если бы преступник не находился под влиянием алкоголя. Не­трезвое состояние способствует проявлению антиобщественных взгля­дов  и привычек.

Систематическое злоупотребление спиртными напит­ками ведет к общей деградации личности, облегчая формирование кри­минальной установки.

Некоторые лица, совершившие преступления в состоянии опьяне­ния, ссылаются на то, что они не осознавали значения своих действий, не могли руководить ими, ничего не помнят о случившемся и т.д.

Од­нако состояние опьянения не может служить основанием для освобо­ждения от уголовной ответственности.

Основание уголовной ответст­венности за действия, совершенные в состоянии опьянения, наука уго­ловного права видит прежде всего в отсутствии медицинского критерия невменяемости.

От болезненных состояний психики, обусловливаю­щих невменяемость, состояние обычного алкогольного опьянения от­личается двумя существенными особенностями: во-первых, в состояние опьянения человек приводит себя сознательно, намеренно; во-вторых, обычное алкогольное опьянение не Связано с галлюцинациями, обма­ном слуха, зрения и ложным восприятием окружающего.

Лишь в некоторых случаях состояние опьянения должно учитываться судом. Так, среди отягчающих обстоятельств названо «привлечение к совершению преступления лиц, ко­торые находятся в состоянии опьянения» (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК). Закон предусмотрел по­вышенную уголовную ответственность для водителей, совершивших транспортное пре­ступление в состоянии опьянения (ч. 2,4 и 6 ст. 264 УК).

Глава XI. Субъект преступления

В основе восприятия ситуации пьяным человеком всегда лежат под­линные факты реальной действительности.

В той стадии опьянения, ко­гда субъект еще в состоянии двигаться, совершать поступки, он ориен­тируется в пространстве и времени, осознает свою личность, сохраняет речевой контакт с окружающими.

С точки зрения медицины опьянение хотя и вызывает нарушение психической деятельности, но не является болезненным состоянием психики.

При опьянении, как правило, отсутствует и психологический кри­терий невменяемости. Даже в тяжелой степени опьянения нарушение психических процессов не приводит к полному устранению контроля сознания и возможности руководить своими действиями.

Бессмыс­ленность, алогичность поступков, отсутствие видимых мотивов, не­значительность или полное отсутствие повода к преступлению, не­оправданная жестокость или крайний цинизм — все это еще не го­ворит о наличии психологического критерия. Для этого критерия не имеет значения вопрос, был ли смысл совершать преступление, если бы преступник был трезв.

Психологический критерий невме­няемости отсутствует, поскольку субъект не утратил связь с действи­тельностью, осознавал свои поступки и был в состоянии в опреде­ленной мере корректировать их.

В ряде случаев при совершении преступления в состоянии просто­го опьянения способность лица осознавать свои действия и руково­дить ими лишь ослабляется.

Приводимые иногда в литературе приме­ры «фактической невменяемости» пьяных либо выдвигают на первый план бессмысленную жестокость и отсутствие видимых мотивов пре­ступления, либо вызывают сомнение, не было ли в данном случае бо­лезненного расстройства психики на почве опьянения.

Состояние простого физиологического опьянения следует отличать от психических расстройств, связанных с опьянением или возникаю­щих на фоне опьянения. Одним из них является патологическое опья­нение. Оно представляет собой не просто тяжелую степень опьянения, а качественно отличное от обычного опьянения болезненное состоя­ние, возникающее в связи с употреблением алкоголя.

Патологическое опьянение возникает обычно в результате приема алкоголя и одновременно воздействия ослабляющих организм вред­ных факторов. К ним прежде всего относятся переутомление, пере­гревание, астенические состояния после перенесенных заболеваний и т.п.

Патологическое опьянение может развиться спустя некоторое время после приема алкоголя и независимо от его количества проте­кает довольно короткое время.

Опьяневший вдруг неожиданно ста­новится тревожным, растерянным, отрешенным от реального мира, движения его становятся четкими, быстрыми, высказывания принимают отрывочный характер. Контакт с реальностью нарушается.

За­канчивается патологическое опьянение чаще всего так же внезапно, как и начинается, нередко оно переходит в глубокий сон, после кото­рого отмечается полная амнезия (пробел в воспоминаниях) или смут­ное воспоминание о пережитом.

На почве систематического употребления алкоголя могут развить­ся и другие болезненные расстройства психики: алкогольный дели­рий (белая горячка), алкогольный галлюциноз, алкогольный параноид и т.д. Совершение общественно опасных действий при данных рас­стройствах исключает ответственность ввиду наличия обоих критериев невменяемости.

Систематическое злоупотребление алкоголем может привести человека к заболеванию хроническим алкоголизмом. Глубокие из­менения личности хронического алкоголика позволяют рассматри­вать это заболевание в ряду других психических аномалий, не исклю­чающих вменяемости. У алкоголика развиваются психопатические черты характера, имеющие криминогенное значение.

Алкоголикам, совершившим насильственные преступления, свойственны такие негативные черты, как повышенная раздражительность, агрессив­ность, конфликтность, подозрительность, мнительность, ревность, сутяжничество, садизм.

Нередко такие лица в силу своего заболева­ния при совершении преступления не в полной мере могут осозна­вать фактический характер и общественную опасность своих дейст­вий либо руководить ими. Суд может на основании ст. 22 УК учесть это обстоятельство при назначении наказания.

Однако специфика данной психической аномалии состоит в том, что она развивается вследствие асоциального поведения лица, выражающегося в пьян­стве. Поэтому суды не склонны смягчать наказание алкоголикам и наркоманам.

Статья 23 УК называет опьянением состояние, вызванное употреб­лением не только алкоголя, но и наркотических средств и других одур­манивающих веществ. Строго говоря, с медицинской точки зрения эти состояния не тождественны.

Они терминологически различались в про­екте УК 1992 г., различаются в УК Испании 1995 г. (ст. 21), в УК Рес­публики Узбекистан 1994 г. (срт. 19), УК Республики Беларусь 1999 г. (ст. 30).

Но, несмотря на некорректное применение термина «опьяне­ние» к состоянию, вызванному употреблением наркотических средств или других одурманивающих веществ, важным является указание, что лицо, совершившее преступление в подобном состоянии, также под­лежит уголовной ответственности. Данное указание имеет профилак­тическое значение, учитывая наблюдающийся рост потребления нар­котиков и преступлений, связанных с этим.

Источник: https://studopedia.ru/7_119281_ugolovnaya-otvetstvennost-lits-sovershivshih-prestuplenie-v-sostoyanii-opyaneniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.