Презумпция невиновности в римском праве

Возникновение, становление и развитие презумпции невиновности в юриспруденции

Презумпция невиновности в римском праве

Итак, в римском праве презумпции представляли собой определенные аксиомы, без которых правовое решение спора было невозможным.

Таковыми, например, были: а) презумпция авторитета судьи; б) презумпция справедливого решения в отношении людей; в) презумпция истинности судебного решения формулировка, напоминающая презумпцию невиновности, была известна римскому гражданскому праву.

Смысл ее состоял в том, что каждый участник гражданских правоотношений предполагался действующим добросовестно, а если кто-либо утверждал обратное, он обязан был доказать это.

Мнение о том, что своеобразным прототипом презумпции невиновности была названная древнеримская формула, является устоявшимся в юридической литературе.

Презумпция невиновности как общественно-политическая идея пришла в уголовный процесс из политики.

Её выдвинули в качестве политического лозунга, наряду с требованиями свободы, равенства и братства, рвавшееся к власти революционное «третье сословие» в пику отжившему инквизиционному пыточному судопроизводству, церковному мракобесию, королевскому произволу и бессрочному заточению в тюрьму без суда и следствия.

Впервые в качестве уголовно-процессуального института презумпция невиновности была сформулирована в «Декларации прав человека и гражданина» (далее сокращенно — Декларация), принятой во время французской буржуазной революции 1789 г.

При подготовке Проекта Декларации депутат Национального собрания « Дюпор » предложил законодательно закрепить презумпцию невиновности в такой форме: «Каждый человек невиновен до тех пор, пока он не осужден. Если будет сочтено необходимым подвергнуть его задержанию, то всякая мера строгости, не нужная для того, чтобы помешать ему скрыться, должна быть строго караема».

В окончательном тексте Декларации была принята несколько другая формулировка, а именно: «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят виновным (по суду), то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна строго караться законом» (ст. 9) М. С.

Строгович полагал, что в Декларации презумпция невиновности сформулирована не как самостоятельный принцип, а лишь как аргумент против чрезмерных мер принуждения из-за нерешительности буржуазного законодателя, ибо в качестве принципа презумпция невиновности порождает выводы, идущие значительно дальше и вступающие в противоречие с инквизиционным порядком судопроизводства, от которого в тот момент еще не отказались.

Не исключено, однако, и иное предположение. Декларация принималась в обстановке двоевластия. Национальное собрание объявило себя законодательным органом, но исполнительная власть оставалась еще за монархией. Одним из одиозных проявлений старого режима были произвольные приказы короля об арестах.

Король подписывал их незаполненными и фамилию лица, подлежащего аресту, проставлял по своему усмотрению полицейский чиновник. Арестованный обрекался на одиночное заключение без суда «до тех пор, пока его величеству это будет угодно».

Возможно, именно поэтому Декларации построена, как правило, в котором основной упор сделан на запрете излишней строгости при аресте, а презумпция невиновности приведена как мотивирующая ссылка на исходный правовой принцип.

Так или иначе, презумпция невиновности в 1789 г. была законодательно закреплена — это существенно повлияло на развитие права и еще больше — на развитие правовой мысли в других странах.

Презумпция невиновности в буржуазном уголовном процессе была весьма прогрессивным институтом, по сравнению с презумпцией виновности, присущей инквизиционному процессу средневекового абсолютистского государства.

Вскоре, однако, презумпция невиновности разделила судьбу других буржуазно-демократических принципов. По мере того как уходила в прошлое опасность реставрации феодализма, господствующий класс обращался к старому испытанному оружию — к внесудебной репрессии, несовместимой с презумпцией невиновности.

Правовая регламентация презумпции невиновности

В Республике Беларусь

Гуманность правовой системы страны в значительной степени определяется масштабами и характером применяемых мер процессуального принуждения.

В этой связи возникает вопрос: как уголовно-процессуальное принуждение согласуется с принципом презумпции невиновности? В основном этот вопрос относится к такой мере процессуального принуждения как заключение под стражу, потому что именно эта мера пресечения в наибольшей степени ограничивает права обвиняемого, которого закон считает невиновным до вынесения судом приговора. Исследуя это вопрос, Газетдинов Н. И. полагал, что «Вряд ли можно прибегать к такой мере пресечения лишь по мотиву исключения побега подозреваемого, совершения им преступления и устранения препятствий для установления истины. Необходимо законодательное урегулирование оптимальности мер принуждения, не связанных с предварительным заключением. Как правило, эти меры обеспечивают надлежащее поведение обвиняемого и в то же время гораздо меньше, чем заключение под стражу, ограничивают прав человека»[8, c. 71].

Вместе с тем в соответствии с ч. 1 ст. 126 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь «Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется лишь в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

К лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь тяжести преступления.

В исключительных случаях эта мера пресечения может быть применена в отношении подозреваемого или обвиняемого по делам о преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до двух лет, если они не имеют постоянного места жительства на территории Республики Беларусь или не установлена их личность.

К подозреваемым или обвиняемым, которые скрылись от органов уголовного преследования или суда, названная мера пресечения может быть применена независимо от предусмотренного за совершенное преступление наказания»[3, ст. 126].

С позиции презумпции невиновности очень важна проблема продолжительности предварительного заключения. Его чрезвычайная длительность отнюдь не редкость. Поэтому представляется позитивным изыскать возможности для сокращения сроков предварительного заключения.

Хотя в срок наказанию засчитывается время предварительного заключения и другие периоды ограничения свободы, меры процессуального принуждения не являются началом реализации уголовной ответственности.

Если же рассматривать меры пресечения как акты уголовного принуждения, то в решении вопроса о виновности лица неизбежно перемещение центра тяжести с вынесения судом приговора на момент применения указанных мер. Но это прямо противоречит презумпции невиновности.

Также хотелось обратить внимание на тот факт, что в Международном пакте о гражданских и политических правах, который наше государство обязалось соблюдать, не конкретизировано, кто именно вправе признавать виновным.

В Конституции Республики Беларусь наоборот дается более конкретная, точная, более надежная формулировка: установленный законом порядок признания гражданина виновным – это судебный и только судебный порядок, полномочием признавать гражданина виновным, преступником закон наделил одно-единственное, совершенно особое учреждение в государстве – суд.

Нельзя не согласиться с таким положением, ведь мы не должны, равняясь на международный пакт, отказываться от достигнутого в нашей стране более высокого уровня гарантированности свободы, чести и достоинства личности.

В статье 324 Уголовно-процессуального кодекса закреплено:

1. Судебное следствие начинается с оглашения государственным обвинителем предъявленного лицу обвинения, а по делам частного обвинения – с изложения заявления частным обвинителем или его представителем.

2. Председательствующий опрашивает обвиняемого, понятно ли ему обвинение, разъясняет сущность обвинения и выясняет его отношение к предъявленному обвинению.

Представляется, что целесообразнее опросить обвиняемого, понятно ли ему обвинение и разъяснить сущность обвинения, чем спрашивать признает ли он себя виновным.



Источник: https://infopedia.su/6x598d.html

Римское право и сотериологический юридизм

Презумпция невиновности в римском праве

Являясь всецело сторонником библейского монизма, мне хотелось бы акцентировать внимание читателей на некоторых моментах, касающихся основных международных юридических норм.

Дело в том, что правовые аксиомы и презумпции древнего Римского права (ставшего юридической основой для большинства современных европейских государств), как будет показано ниже, имеют прямое сходство с тексами Священного Писания и укоренены в Библии.

Что, в свою очередь, позволяет предположить о заимствовании последних именно из Книги Книг.

Основной принцип Библейских заповедей в отношениях между Богом и людьми, и людьми между собой – это справедливость, который непосредственно вытекает из нетварных и неизменных свойств божественных энергий, одним из наименований которых является Правда или Праведность. На этом же божественном принципе справедливости и равноправия (перед Законом все равны) постепенно формировалось и древнее Римское право.

Библейские корни основных принципов Римского права:

1. Презумпция невиновности (не доказано – не виновен).

«Если услышишь о каком-либо из городов твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе для жительства, что появились в нем нечестивые люди из среды тебя и соблазнили жителей города их, говоря: «пойдем и будем служить богам иным, которых вы не знали», то ты разыщи, исследуй и хорошо расспроси; и если это точная правда, что случилась мерзость сия среди тебя, порази жителей того города острием меча, предай заклятию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча.» (Втор.13,12-15).

«Если найдется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, дает тебе, мужчина или женщина, кто сделает зло пред очами Господа, Бога твоего, преступив завет Его, и пойдет и станет служить иным богам, и поклонится им, или солнцу, или луне, или всему воинству небесному, чего я не повелел, и тебе возвещено будет, и ты услышишь, то ты хорошо разыщи; и если это точная правда, если сделана мерзость сия в Израиле, то выведи мужчину того, или женщину ту, которые сделали зло сие, к воротам твоим и побей их камнями до смерти.» (Втор.17, 2-5).

«Дабы не проливалась кровь невинного среди земли твоей, которую Господь, Бог твой, дает тебе в удел, и чтобы не было на тебе вины крови…

Недостаточно одного свидетеля против кого-либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится всякое дело.

Если выступит против кого свидетель несправедливый, обвиняя его в преступлении, то пусть предстанут оба сии человека, у которых тяжба, пред Господа, пред священников и пред судей, которые будут в те дни; судьи должны хорошо исследовать, и если свидетель тот свидетель ложный, ложно донес на брата своего, то сделайте ему то, что он умышлял сделать брату своему; и так истреби зло из среды себя; и прочие услышат, и убоятся, и не станут впредь делать такое зло среди тебя. (Втор.19,10-19).

2. Не наказывать дважды за одно и то же преступление.

«Он совершит истребление, и бедствие уже не повторится.» (Наум.1,9).

3. Минимальное число свидетелей преступления не менее двух.

«По словам двух свидетелей, или трех свидетелей, должен умереть осуждаемый на смерть: не должно предавать смерти по словам одного свидетеля.» (Втор.17,6).

«Недостаточно одного свидетеля против кого – либо в какой-нибудь вине и в каком-нибудь преступлении и в каком-нибудь грехе, которым он согрешит: при словах двух свидетелей, или при словах трех свидетелей состоится дело.» (Втор.19,15).

4. Презумпция знания закона.

«И вы узнаете, что Я дал эту заповедь для сохранения завета Моего с Левием, говорит Господь Саваоф.» (Мал.2,4).

«И приму вас Себе в народ и буду вам Богом, и вы узнаете, что Я Господь, Бог ваш, изведший вас из-под ига Египетского.» (Исх.6,7).

«Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.» (Ин.15,22).

5. Презумпция справедливости закона.

«Закон Господа совершен.» (Пс.18, 8).

«Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра.» (Рим.7,12).

6. Соответствие наказания преступлению.

«Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб.» (Исх.21,22-25).

«Кто будет злословить Бога своего, тот понесет грех свой; и хулитель имени Господня должен умереть, камнями побьет его все общество: пришлец ли, туземец ли станет хулить имя Господне, предан будет смерти. Кто убьет какого – либо человека, тот предан будет смерти.

Кто убьет скотину, должен заплатить за нее, скотину за скотину. Кто сделает повреждение на теле ближнего своего, тому должно сделать то же, что он сделал: перелом за перелом, око за око, зуб за зуб; как он сделал повреждение на теле человека, так и ему должно сделать.

Кто убьет скотину, должен заплатить за нее; а кто убьет человека, того должно предать смерти.» (Лев.24, 15-21).

7. Неотвратимость наказания.

«Если же не послушаете Меня и не будете исполнять всех заповедей сих, и если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается Моими законами, так что вы не будете исполнять всех заповедей Моих, нарушив завет Мой, то и Я поступлю с вами так: пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, от которых истомятся глаза и измучится душа, и будете сеять семена ваши напрасно, и враги ваши съедят их; обращу лице Мое на вас, и падете пред врагами вашими, и будут господствовать над вами неприятели ваши, и побежите, когда никто не гонится за вами.» (Лев.26,14-17).

«А если не послушаете слов сих, то Мною клянусь, говорит Господь, что дом сей сделается пустым.» (Иер.22,5).

Как видим, Римское право имеет глубокие библейские, божественные корни, а не человеческие (хотя человеческий фактор, разумеется, присутствует), как пытаются утверждать сторонники нравственного монизма, напрочь отрицающие юридическую сторону Искупления.

Современные модернистские богословы настаивают на любви как на основном, главном и приоритетном свойстве Божества (вспоминается даже гностическое «Бог есть любовь и только любовь»), но забывают о другом энергийном свойстве – Справедливости. Божественные свойства неизменны, и даже Новозаветная Жертва их не изменила.

Поэтому никак нельзя рассматривать божественную любовь без справедливости (как, собственно, и справедливость без любви), – это неизменный атрибут Божества! «В том любовь, что не мы возлюбили Бога, но Он возлюбил нас и послал Сына Своего в умилостивление за грехи наши.» (1Ин.4,10). Здесь и Любовь, и Справедливость, и юридизм одновременно.

«Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою.» (Гал.3,13). Понятие искупления чисто юридическое, без которого в принципе невозможно спасение, когда говорится, что Христос умер за нас и вместо нас, заплатив за нас Выкуп.

Но у Бога в этом юридизме и заключается истинная божественная Любовь, так как Христос Сам был «Жертва, но и Архиерей, Жрец, но и Бог» (свт.Григорий Богослов), «Приносяй и Приносимый» (литургия свт.Василия Великого). Причем, Выкуп, заплаченный за нас, несравненно превосходит все прегрешения человеческие, включая первородный грех.

Потому что Христос, добровольно принеся Себя в Жертву Святой Троице, не только искупил нас от греха, проклятия и смерти, восстановив, таким образом, справедливость, но и возвел в самое Царство Небесное, посадив одесную Бога-Отца. «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом…

и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Христе Иисусе, дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе.» (Еф.2,4-7). Таким образом, становится через веру понятным, что у Бога в Любви – Справедливость, а в Справедливости – Любовь. Но Любовь из них больше.

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2013/12/11/rimskoe_pravo_i_soteriologicheskij_yuridizm/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.