Приговор 178 ук рф

Статья 178 УК РФ. Ограничение конкуренции (действующая редакция)

Приговор 178 ук рф

Уголовный кодекс, N 63-ФЗ | ст. 178 УК РФ

1.

Ограничение конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), запрещенного в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекло извлечение дохода в крупном размере, –

наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до одного года или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до одного года либо без такового.

2. Те же деяния:

а) совершенные лицом с использованием своего служебного положения;

б) сопряженные с уничтожением или повреждением чужого имущества либо с угрозой его уничтожения или повреждения, при отсутствии признаков вымогательства;

в) причинившие особо крупный ущерб либо повлекшие извлечение дохода в особо крупном размере, –

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового и с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет или без такового.

3.

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, –

наказываются принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет.

Примечания. 1. Доходом в крупном размере в настоящей статье признается доход, сумма которого превышает пятьдесят миллионов рублей, а доходом в особо крупном размере – двести пятьдесят миллионов рублей.

2. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает десять миллионов рублей, а особо крупным ущербом – тридцать миллионов рублей.

3.

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно первым из числа соучастников преступления добровольно сообщило об этом преступлении, активно способствовало его раскрытию и (или) расследованию, возместило причиненный этим преступлением ущерб или иным образом загладило причиненный вред и если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Постоянная ссылка на документ URL документа [скопировать] HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать] BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать] в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

  • Решение Верховного суда: Определение N 48-АПУ15-30, Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция При этом суд правильно исходил из того, что в производстве суда № 2 г. Костаная Костанайской области Республики Казахстан находится уголовное дело по обвинению Феофанова Д.С. в совершении 10 март 2014 года преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 178 УК Республики Казахстан, и он объявлен в международный розыск. Действия, в совершении которых обвиняется Феофанов Д.С, являются уголовно наказуемыми по законодательству Российской Федерации и соответствуют п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ, санкция которого предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года. Феофанов Д.С. является гражданином Республики гражданства Российской Федерации не имеет…
  • Решение Верховного суда: Определение N 37-Д12-25, Судебная коллегия по уголовным делам, надзор Преступления совершены при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В надзорных жалобах: осужденный Беляев ВВ. указывает, что он незаконно привлечен к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 178 УК РФ в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года, поскольку на момент возбуждения уголовного дела, а также его рассмотрения судом, указанная статья действовала в новой редакции. Указывает что его вина по ч. 4 ст. 159 УК РФ не доказана…
  • Решение Верховного суда: Определение N 46-О10-26СП, Судебная коллегия по уголовным делам, кассация Поэтому, что касается такого способа неоднократного злоупотребления доминирующим положением как ограничение доступа на рынок, в совершении которого Волкодаев А.В. признан виновным вердиктом присяжных заседателей, то в соответствии с Примечанием к ст. 178 УК РФ уголовная ответственность за такие действия наступает в случае совершения их лицом более двух раз в течение трех лет, за которые указанное лицо было привлечено к административной ответственности…

Источник: https://www.zakonrf.info/uk/178/

Фас уже не шутит: впервые в россии предприниматели осуждены за картельный сговор

Приговор 178 ук рф

Впервые в России до приговора и посадок доведён картельный сговор. Работники Федеральной антимонопольной службы нашли нарушения в закупках услуг по обслуживанию томографов в 23 поликлиниках Самарской области. Для этого ведомству, по мнению юристов, пришлось самому “культивировать” картель и бюджетные траты на 50 млн.

На скамье подсудимых оказались семь человек: бизнесмены и чиновники. Им вменили до этого практически нерабочую статью российского Уголовного кодекса “Ограничение конкуренции”.

Замминистра здравоохранения Самарской области Альберт Навасардян и совладелец медицинской компании ООО «Современные медицинские технологии» («СМТ») Сергей Шатило получили реальные сроки – по 3 и 3,5 года в колонии общего режима соответственно. Остальные фигуранты уголовного дела получили условные сроки.

Никто из обвиняемых своей вины не признаёт. Защита считает, что уголовного дела не должно было возникнуть в принципе, речь идет лишь о споре хозяйствующих субъектов, который должен разбирать арбитражный суд.

Напомним, уголовное дело о картели в Самаре было возбуждено в 2016 году. Сергея Шатило обвинили в коммерческом подкупе, а замминистра здравоохранения Альберта Навасардяна – в злоупотреблении должностными полномочиями.

По версии следствия, в период 2015-2017 годы ООО «СМТ» заключила соглашение с ООО «ЦЭХ-Здоровье», по которому вторая фирма отказывалась от участия в тендере на обслуживание дорогостоящего медицинского оборудования в государственных медучреждениях региона. Взамен первая фирма обещала партнеру субподряд на сумму в 180 млн рублей.

Остальные обвиняемые оказывали содействие в обеспечении этого соглашения. Заместитель министра здравоохранения области, как выяснили следователи, обеспечил ООО «СМТ» Шатило преимущество на аукционе, в результате чего компания выиграла торги и получила генеральный господряд на сумму в 768 млн рублей.

Позже СК возбудил еще одно дело по ст. 178 УК РФ («Ограничение конкуренции»), которое объединили в одно производство с ранее возбужденными делами.

В четверг на пресс-конференции начальник Управления по борьбе с картелями Федеральной антимонопольной службы России Андрей Тенишев заявил, что, по их совместным с Совбезом оценкам, российская экономика теряет ежегодно 1,5-2% ВВП на антиконкурентных закупках. «Государство распределяет до 30% ВВП средств через систему госзакупок.

Когда компании сговариваются, экономии бюджета, на которую рассчитывает государство, не происходит. В юрисдикциях многих стран картель признана разновидностью мошенничества, так как в результате антиконкурентных торгов в карман залезают в каждому налогоплательщику.

Когда в картелях участвуют чиновники – это превращается в катастрофу», – сказал начальник Управления по борьбе с картелями ФАС РФ.

До сих пор картельными сговорами в России ФАС боролась на своем поле так: направляла предписания руководству самих хозяйствующих субъектов, взаимодействовала в превентивных целях с арбитражными судами и госзакупочными комиссиями.

Наказание для недобросовестных, сговорившихся рыночных игроков регламентировалось в основном КоАПом (ст. 14.32.

– «Заключение ограничивающего конкуренцию соглашения, осуществление ограничивающих конкуренцию согласованных действий, координация экономической деятельности»).

Впервые антимонопольщики в сотрудничестве с ФСБ добиваются наказания участников торгов на скамье подсудимых.

Самарская картель – в буквальном смысле прецедент. В судах пока нет системной практики по вынесению приговоров по картелям.

У защиты из-за не отшлифованных процессуальных рельсов остаются некоторые возможности для маневров, для разворота приговоров. Первое самарское дело – и пять из семи обвиняемых – осуждены условно.

Похоже, что судьи пока тоже не в восторге от свалившейся в производства “фасовской статьи”, комментиру.т приговор юристы.

Начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России признается, что ведомство взаимодействовало с парламентом по вопросу внесения поправок в закон о госзакупках, которые коснутся и 178 статьи УК, предусматривающей уголовную ответственность за недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения картеля хозяйствующими субъектами-конкурентами.

«Практика многих лет показывает, что административные штрафы не помогают бороться с картелями», – объясняет Андрей Тенишев. По его мнению, коммерсанты перестали бояться административной ответственности, и сдержать их аппетиты теперь могутт только “аргументы” из Уголовного кодекса.

Жесткая борьба ФАС с картелями звучит решительно только на словах, в действительности первое же доведенное до приговора дело превращается в анекдот, комментируют на пресс-конференции адвокаты осужденных.

Больше трех лет преследуют самарских бизнесменов и чиновника, два с лишним года работает следствие, но у судьи со всеми натугами материала хватает только на то, чтоб вынести приговор лишь за ПОКУШЕНИЕ на создание картели.

– Доказать уголовное преступление – не так просто, как кажется ФАС. Надо суметь доказать существование картели, наличие общего товарного рынка, наличие конкурирующих субъектов, факты ограничения конкуренции, доход, умысел.

Вдвойне сложнее доказать состав, если нет ничего, кроме материалов производства ФАС, а состоявшийся приговор Навасардяна и Шатило на 80% – калька фасовского производства, – говорит адвокат Александр Осетинский.

– Ядро состава, то что надо доказать – это ограничение конкуренции, а картель – это способ. Должно ли следствие или уголовный суд доказывать, что была картель? В нашем случае этого не доказывал никто – при приговоре были использованы только выводы ФАС.

Но решение ФАС не обладает юрисдикцией. Все эти проблемы в нашем уголовном деле были высвечены. В ноябре 2019 года Правительство обращается к законодателям с просьбой о правках статьи 178 УК РФ.

И что мы там наблюдаем, если исключить все квалифицирующие признаки уголовного преступления? 178 статья – это зеркальный близнец статьи КоАП.

Следователей и судей просто превращают в господ-оформителей, а ФАС просто качает мускулы, – говорит адвокат замминистра здравоохранения Самарской области Альберта Навасардяна Андрей Карнамазов.

– Судьи не любят в принципе экономические дела, а картели для них – это ужас в квадрате. До сих пор дискуссионным моментом по этой статье остается расчет незаконно полученного дохода. Пленумы Верховных Судов разъясняют, что считать следует весь доход картели.

Экономисты и юристы не понимают, почему не вычесть из этой суммы понесенные коммерсантами реальные расходы на исполнение контрактов. Здравый смысл говорит о том, что сравнивать полученный доход надо с тем, который бы вы имели, действуя путем честных закупок.

Вы посмотрите, какие экспертные мнения приносят судьям! Можно ли доверять таким делам? – задает риторический вопрос эксперт антимонопольного права в области картельных расследований Виталий Дианов.

Один из важнейших квалифицирующих признаков 178-ой уголовной статьи – получение создателями картели не менее 50 млн рублей. Навар на 49 млн рублей, к примеру – это все еще административка, на неё состав не натянешь.

Что же получилось в деле с самарскими “починщиками” томографов?

– У нас ФАС и правоохранители больше года терпеливо и скромно ждут в кустах, пока убыток государства от картели дорастет до необходимых им 50 миллионов. Вместо того, чтобы пресекать деятельность картели, сами выращивают, сами культивируют ее. Сами становятся рассадником, – говорит адвокат совладельца «СМТ» Сергея Шатило Вячеслав Земчихин.

Доходит до смешного: «преступной, представляющей угрозу для общества» картели дают спокойно до конца доработать по своим «незаконно выигранным господрядам». До ареста фигурантов контракты благополучно истекают. Пока дело шьется, надо же кому-то и больницы обслуживать – а законно или нет, борцов с картелями не очень-то волнует, иронизирует защита.

Зачем, спрашивается, вообще спокойно позволять картели осваивать бюджетные 50 млн рублей, если ничего, кроме ПОКУШЕНИЯ доказать в суде всё равно не могут? Для покушения на картель вполне достаточно остановиться и на подписании контрактов. Но логика ФАС, похоже, не нужна. Им нужны, как сказал господин Тенишев, уголовные наказания.

Отстаивает ли ФАС в данном случае интересы государства? Очевидно, что есть спрос на «эффективные» инструменты разрешения коммерческие конфликтов, вот и все. Даже как-то не удобно, что государственная служба подписывается на эту роль, – комментирует адвокат Александр Осетинский.

Но самая большая неожиданность происходит в суде, когда прокурор не просит возвращения у подсудимых этих незаконно потраченных 50 млн рублей. Деятельное раскаяние, как в случае с мошенничеством, к примеру, когда подсудимый гасит ущерб потерпевшему, торгуясь за более мягкий приговор, статья 178-ая не подразумевает.

Итого: три года без устали и за хорошую зарплату трудится армия государственных служащих – антимонопольная служба, оперативники, следствие, потом эстафету подхватывает суд и еще три года за еще большие государственные зарплаты пишутся приговоры в первой инстанции, апелляции, кассации и, скорее всего, в Конституционном суде. Во всю функционирующую картель в это время никто и не думает пресекать: важнее накопить ущерба на 50 млн. А дальше, как заявляет ФАС, будут увеличивать сумму до 100 млн. Похищенные деньги налогоплательщиков на неконкурентных соглашениях назад никто не требует. А благородные стремления ФАС – сэкономить российский бюджет и испепелить все картели плавно перерастают в огромные расходы на содержание бессмысленного, с точки зрения практического результата, полицейско-судейского конвейера. Осужденные коммерсанты, вместо того чтобы возмещать причиненный государству вред, праздно хлебают баланду.

Уголовное дело по Самарской картели прокомментировал “Новым Известиям” в аппарате Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова:

В январе Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей направил заместителю Генерального прокурора Леониду Коржинеку обращение с просьбой учесть доводы защиты генерального директора ООО «Современные медицинские технологии» Сергея Шатило при рассмотрении апелляционной жалобы на приговор Самарского районного суда г. Самары, вынесенный 31 июля 2019 года.

В своем обращении на имя Уполномоченного Шатило указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Уголовное дело в отношении Шатило было возбуждено на основании заявления Рогачева А.А. В ходе предварительного следствия установлено, что Рогачев различными способами побуждал Шатило и иных лиц принять участие в электронных аукционах. При этом Шатило отказывался от незаконных предложений Рогачева привлечь к участию в электронных аукционах аффилированных юридических лиц.

«Из процессуальных документов усматривается, что Рогачев при написании заявления о привлечении Шатило к уголовной ответственности представил в ФСБ России аудиозаписи неофициально записанных разговоров, которые впоследствии и легли в основу обвинительного приговора, – говорится в обращении Бориса Титова на имя заместителя генерального прокурора. – Добровольность действий Рогачева вызывает сомнения. Полагаю, вышеописанные события свидетельствуют о наличии в действии сотрудников правоохранительных органов провокации Шатило к совершению преступления.

Верховный суд Российской Федерации в своих разъяснениях неоднократно указывал, что органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Кроме того, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они свидетельствуют о наличии у лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от действий сотрудников оперативных подразделений».

5 февраля Леонид Коржинек направил Борису Титову официальный ответ, в котором говорится, что копия обращения будет направлены и.о. прокурора Самарской области для учета приведенных доводов при апелляционном разбирательстве дела.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Источник: https://newizv.ru/news/society/14-02-2020/fas-uzhe-ne-shutit-vpervye-v-rossii-predprinimateli-osuzhdeny-za-kartelnyy-sgovor

О некоторых вопросах применения ст. 178 ук рф в свете методических рекомендаций фас россии и текущих законопроектов

Приговор 178 ук рф

Приказ ФАС России от 08.08.2019 N 1073/19 «Об утверждении методических рекомендаций» (далее – методические рекомендации) отличается значительным объемом.

В нем поднимается множество важных вопросов, касающихся применения статьи 178 УК РФ, однако есть ряд вопросов, заслуживающих особого внимания. Среди них – следующие.

1. Последствия правонарушения

1.1. Ограничение конкуренции

«Состав правонарушения, исходя из формулировки ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции, является формальным. Состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 178 УК РФ, является, при этом, материальным».

Таким образом, если в случае ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции необходимо доказать, что картельное соглашение приводит или может привести к ограничению конкуренции (запрет «per se»), то в случае статьи 178 УК РФ необходимо доказать фактическое наступление общественно опасных последствий в виде ограничения конкуренции.

«Доказывание наступления таких последствий должно производиться посредством истребования заключения специалиста антимонопольного органа в порядке, предусмотренном УПК РФ» (а именно – статьей 80).

Предмет картельного соглашения, как правило, совпадает с одним из признаков ограничения конкуренции, поименованных в пункте 17 статьи 4 Закона о защите конкуренции.

Следовательно, для целей статьи 178 УК РФ «доказать ограничение конкуренции в результате картеля» значит «доказать фактическую реализацию картеля» (а не только факт его заключения или участия в нем, как это предусмотрено статьей 11 Закона о защите конкуренции).

Стоит отметить, что законопроект № 848246-7 «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» * (далее – законопроект № 848246-7) предусматривает в т.ч. изменение формулировки части 1 статьи 178 УК РФ.

В пояснительной записке данное изменение позиционируется как направленное на приведение уголовного закона в соответствие с антимонопольным, поскольку «понятие, признаки картеля, а также исчерпывающий перечень последствий установлен частью 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции и не содержит в себе признак ограничения конкуренции…».

Данный тезис справедлив, однако предлагаемая в законопроекте формулировка части 1 статьи 178 УК РФ может породить еще больше правоприменительных проблем.

Так, текущая формулировка статьи УК РФ содержит указание на «ограничение конкуренции путем заключения…картеля…», что вполне определенно показывает: картельное соглашение не только достигнуто, но и реализовано.

Новая предлагаемая формулировка статьи УК РФ содержит указание на «заключение картеля…а равно участие в нем», из чего логически следует: речь может идти о картельном соглашении, которое достигнуто, но не реализовано.

При этом «причинить крупный ущерб гражданам, организациям или государству» либо «повлечь извлечение дохода в крупном размере» может только реализованное картельное соглашение.

Таким образом, текущая формулировка части 1 статьи 178 УК РФ имеет недостаток, однако новая формулировка, предлагаемая законопроектом № 848246-7, содержит гораздо более серьезное внутреннее противоречие.

1.2. Ущерб или доход

1.2.1. Ущерб

Применительно к ущербу гражданам, организациям или государству в методических рекомендациях указано, что:

– «при определении ущерба может быть применен любой метод, если он обоснован и разумен, а приоритетность метода должна быть продиктована обстоятельствами конкретного дела, количеством и характером располагаемых данных»;

– «для установления размера ущерба (дохода) возможно назначение судебно-экономических экспертиз (например, судебно-бухгалтерскую, финансово-аналитическую)».

1.2.2. Доход

Применительно к извлечению дохода в методических рекомендациях указано, что:

– при определении понятия «доход» «может быть использована позиция Верховного Суда РФ, изложенная в Постановлении Пленума от 18 ноября 2004 г. N 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» …;

– …поскольку «антиконкурентную деятельность картеля, направленную против добросовестной конкуренции, можно признать разновидностью незаконной предпринимательской деятельности».

В пункте 12 вышеуказанного Постановления Пленума ВС РФ указано, что для целей статьи 171 УК РФ «доход» — это выручка без вычета расходов за период осуществления предпринимательской деятельности.

По вопросу о том, почему применение такого подхода при расчете «дохода» в случае статьи 178 УК РФ является необоснованным, очень подробно высказался Ярослав Владимирович Кулик, партнер юридической фирмы ART DE LEX**.

Наряду с приведенными им аргументами необходимо также отметить следующее.

1) Несмотря на то, что статья 171 УК РФ именуется «незаконное предпринимательство», данное понятие следует рассматривать в контексте указанной статьи.

В таком случае становится очевидно, что оно по своему содержанию гораздо уже, нежели понятие «предпринимательская деятельность» по смыслу статьи 2 ГК РФ.

А поскольку формального сходства между статьями 171 и 178 УК РФ практически нет, решение вопроса о возможности аналогии сводится к их сущностному анализу.

2) Статья 171 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за осуществление предпринимательской деятельности вне законодательно установленных процедур контроля (государственная регистрация, лицензирование).

Это означает, что лицо не имело право осуществлять предпринимательскую деятельность в принципе, в т.ч. производить расходы.

Совершенно иначе дело обстоит со статьей 178 УК РФ, которая запрещает ограничение конкуренции путем заключения картельного соглашение.

Здесь подразумевается, что лицо было вправе осуществлять предпринимательскую деятельность, однако иначе (т.е. не в условиях картеля).

Это означает, что выручка, полученная в рамках реализации картеля, всегда имеет две составляющие:

– то, что лицо получило бы и без картеля («справедливая цена»);

– то, что лицо не получило бы без картеля («выручка сверх справедливой цены»).

Получается, что в статье 178 УК РФ речь должна идти об «излишнем доходе», т.е. разнице между доходом, полученным в результате незаконных действий, и доходом, полученным без их учета (см. пункт 2 примечаний к статье 185.3 УК РФ).

Этой же точки зрения относительно «излишнего дохода» придерживается Я.В. Кулик**.

В настоящее время конструкция «доход — это выручка без вычета расходов» в соответствии с методическими рекомендациями ФАС России является применимой, но не обязательной.

Если законопроект № 848246-7 получит статус закона, то такой порядок расчета дохода для целей статьи 178 УК РФ будет закреплен в примечании и станет обязательным.

Но даже тогда сохранится возможность обосновать: доход, извлеченный вследствие реализации картеля, — это «выручка сверх справедливой цены».

2. Факт нарушения антимонопольного законодательства

В методических рекомендациях указано следующее:

– «…специалист, являющийся сотрудником Федеральной антимонопольной службы… не сможет самостоятельно подтвердить наличие картеля…специалист может сделать вывод о наличии в действиях предполагаемых участников сговора признаков картеля»;

– «…следователь может обращаться за выдачей заключения специалиста и в том случае, если сроки давности для возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства истекли…сохраняется возможность привлечения виновных лиц к уголовной ответственности».

Таким образом, методические рекомендации определяют: для констатации нарушения статьи 178 УК достаточно установить наличие не картеля, но признаков картеля (т.е. достаточно заключения специалиста).

Между тем вполне очевидно, что «наличие картеля» и «заключение картеля» являются синонимичными конструкциями.

Если же обратиться к части 1 статьи 178 УК РФ, то можно увидеть, что она запрещает «ограничение конкуренции путем заключения между хозяйствующими субъектами-конкурентами…картеля…».

Следовательно, формальное толкование закона показывает: если нет обвинительного решения антимонопольного органа, то не может быть и уголовного дела.

Иной подход приводил бы к значительному снижению стандарта доказывания по статье 178 УК РФ.

Рассмотрение дела комиссией антимонопольного органа – сложный и длительный процесс, гарантирующий соблюдение прав и свобод лиц, участвующих в деле.

Решение, вынесенное в рамках данного процесса, не может быть приравнено к заключению специалиста, даже если последний является сотрудником антимонопольного органа.

* https://sozd.duma.gov.ru/bill/848246-7

** https://www.advgazeta.ru/mneniya/nezakonnyy-dokhod-problema-ischisleniya/

Источник: https://zakon.ru/blog/2020/1/10/o_nekotoryh_voprosah_primeneniya_st_178_uk_rf_v_svete_metodicheskih_rekomendacij_fas_rossii_i_tekusc

Разъяснение Федеральной антимонопольной службы от 25 декабря 2013 г. “О проекте Федерального закона «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Приговор 178 ук рф

В связи с появившимися в средствах массовой информации ми по проекту Федерального закона «О внесении изменений в статью 178 Уголовного кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты», указывающими на негативное изменение законодательных подходов к вопросам уголовной ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, и поступившими обращениями предпринимателей по этому вопросу, ФАС России сообщает следующее.

Законопроект уточняет описание состава преступления, предусмотренного статьей 178 УК РФ, конкретизирует порядок освобождения от уголовной ответственности лица, содействующего раскрытию такого преступления, и определяет порядок использования в деле о нарушении антимонопольного законодательства материалов, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов.

1. По вопросу состава преступления, предусмотренного статьей 178 УК РФ.

В средствах массовой информации и в поступивших в ФАС России обращениях отмечается, что законопроект в отличие от действующей редакции ст.

178 УК, которая считает преступлением недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения картеля или неоднократного злоупотребления доминирующим положением, предлагает привлекать к уголовной ответственности уже за сам факт заключения картеля или неоднократного злоупотребления доминирующим положением, независимо от наступления последствий для конкуренции от совершения данных действий.

https://www.youtube.com/watch?v=66nUkonmqw0

Вместе с тем, указанное замечание не соответствует тексту законопроекта.

Нормы статьи 178 УК РФ являются бланкетными, то есть отсылающими к отраслевому законодательству, в котором раскрывается содержание признаков соответствующего состава преступления.

В этом случае, содержание состава преступления, предусмотренного статьей 178 УК РФ раскрывается в Федеральном законе «О защите конкуренции», который устанавливает запрет на картели и определяет, что именно является картелем, а также определяет, что является доминирующим положением и в каких формах возможно злоупотребление таким положением.

Учитывая бланкетный (отсылочный) характер норм статьи 178 УК РФ ее конструкция не предполагает полного раскрытия всех элементов состава, содержащихся в антимонопольном законодательстве, в статье Уголовного кодекса. Подобным образом сформулировано большинство статей УК РФ.

Это означает, что для квалификации деяния, предусмотренного статьей 178 УК РФ в редакции законопроекта необходимо установить все элементы картеля или соответствующей формы злоупотребления доминирующим положением, предусмотренные Законом о защите конкуренции.

Так, применительно к картелю, к числу таких элементов относятся: во-первых, определение географических и продуктовых границ товарного рынка по правилам, предусмотренным антимонопольным законодательством (в противном случае невозможно установить факт продажи участниками соглашения товара на одном товарном рынке); во-вторых, установление конкурентных отношений между производителями или продавцами товара; в третьих, наличие соглашения, приводящего к установлению (поддержанию) цен, разделу товарного рынка, сокращению производства товара или бойкоту отдельных покупателей. Эти последствия соглашений конкурентов, в силу положений статьи 11 Федерального закона «О защите конкуренции», признаются ограничивающими и устраняющими конкуренцию и безусловно запрещаются. Соглашения конкурентов, приводящие к другим последствиям, не образуют состава преступления, а влекут при угрозе (возможности) ограничения конкуренции ответственность в административном порядке. Кроме того, четвертым обязательным условием (признаком) состава уголовно наказуемого картеля является наличие последствий в виде ущерба гражданам, организациям или государству в размере не менее одного миллиона рублей либо извлечения дохода в размере не менее пяти миллионов рублей.

Те же положения относятся и к привлечению к уголовной ответственности за неоднократное злоупотребление хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением.

Для привлечения к уголовной ответственности необходимо: 1) на основе анализа товарного рынка, проведенного в соответствии с требованиями антимонопольного законодательства установить доминирующее положение хозяйствующего субъекта; 2) решением комиссии антимонопольного органа, вынесенного в соответствии с положениями главы 9 Закона о защите конкуренции, установить факт злоупотребления доминирующим хозяйствующим субъектом путем монопольно высокой или монопольно низкой цены товара, необоснованного отказа или уклонения от заключения договора, ограничения доступа на рынок (пункты 1, 3, 9 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции); 3) решением антимонопольного органа установить факт причинения в результате указанного злоупотребления доминирующим положением ущерба гражданам, организациям или государству в размере не менее одного миллиона рублей либо извлечение дохода в размере не менее пяти миллионов рублей; 4) установить, что злоупотребление доминирующим положением является четвертым в течение последних трех лет из числа тех злоупотреблений, которые полностью отвечают требованиям указанных выше пунктов.

Одновременно необходимо учитывать, что по данным Верховного Суда РФ практика применения статьи 178 УК РФ весьма незначительна.

Так, судами Российской Федерации по указанной статье за период 2010 – первое полугодие 2012 года осуждено всего три лица. При этом только за 2012 год антимонопольными органами выявлено 89 картелей.

По злоупотреблению доминирующим положением приговоры судов отсутствуют.

Таким образом, действующая, и предлагаемая редакции части 1 статьи 178 УК РФ не позволяют считать преступлением недопущение, ограничение или устранение конкуренции либо неоднократное злоупотребление доминирующим положением, и тем более сам факт заключения картеля не повлекшие последствий.

Одним из обязательных последствий деяния, предусмотренного статьей 178 УК РФ, во всех случаях является причинение гражданам, организациям или государству крупного ущерба (т.е.

ущерба на сумму свыше одного миллиона рублей) либо извлечение дохода в крупном размере (т.е. на сумму пяти миллионов рублей). Обязательность этих последствий как признаков преступления, предусмотренного ст.

 178 УК, сохраняется и в предлагаемой редакции.

Наличие указанных последствий является критерием для разграничения рассматриваемого преступления и смежного состава административного правонарушения (ст. 14.32), для которого наличие таких последствий не является обязательным.

С учетом изложенного, формального привлечения к уголовной ответственности предлагаемый законопроект не предполагает, а лишь в соответствии с правилами юридической техники, уточняет редакцию статьи 178 УК РФ, подчеркивая ее отсылочный (бланкетный) характер.

2. В средствах массовой информации и обращениях в ФАС России отмечается, что законопроект вводит уголовную ответственность за деяния, которые по своей сущности не являются общественно опасными.

Как отмечалось выше, законопроект, предлагая уточнение редакции статьи 178 УК РФ юридического характера, не изменяет перечень деяний, влекущих уголовную ответственность.

Законопроект не вводит уголовную ответственность за деяния без последствий. Ответственность предлагается установить за заключение картельного соглашения, а равно за злоупотребление доминирующим положением, которые повлекли такие общественно опасные последствия как причинение крупного ущерба или извлечение дохода в крупном размере.

Подобным образом в УК РФ сконструировано большинство так называемых материальных составов преступлений, которые, как правило, имеют смежные составы административных правонарушений, не предусматривающие наступление общественно опасных последствий.

3. В публикациях отмечается, что законопроект упрощает привлечение к уголовной ответственности за картели и неоднократное злоупотребление доминирующим положением, поскольку для установления состава преступления будет достаточно доказательства самого факта совершения одного из действий.

Указанные опасения не основаны на содержании предлагаемого законопроекта.

Законопроект не упрощает привлечения к уголовной ответственности за картели и неоднократное злоупотребление доминирующим положением, поскольку для установления состава преступления недостаточно установить сами факты совершения одного из действий, а потребуется выявить, задокументировать и доказать (помимо установленного по правилам антимонопольного законодательства нарушения) наличие одного из перечисленных в законе последствий (ущерба гражданам, организациям или государству в размере не менее одного миллиона рублей либо извлечение дохода в размере не менее пяти миллионов рублей).

Анализ правоприменительной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 178 УК РФ, показывает, что количество уголовных дел, возбуждаемых по данной статье ничтожно, даже после внесения в нее изменений в 2009 г.

(в качестве обязательного альтернативного последствия деяния было указано извлечение дохода в крупном размере).

Как отмечалось выше судами Российской Федерации по статье 178 УК РФ за период 2010 – первое полугодие 2012 года осуждено всего три лица.

4. В обращении предпринимателей отмечается, что хотя законопроект предусматривает норму, освобождающую от уголовной ответственности лицо, совершившее преступление и первым сообщившее о нем, существует реальная опасность злоупотребления недобросовестными предпринимателями такой возможностью и ее использования в целях устранения с рынка своих конкурентов.

Следует отметить, что такая опасность теоретически может иметь место, однако практика применения программы освобождения от ответственности участников картеля добровольно сотрудничающих с антимонопольными и правоохранительными органами последних пяти лет свидетельствует об отсутствии таких фактов. Стоит отметить, что организатор картеля получает более строгое наказание, поскольку его лидирующая роль в правонарушении носит отягчающий характер.

В связи с этим, опасность недобросовестного применения программы освобождения от ответственности участника картеля исключается сложившейся практикой правоприменения.

Кроме того, не стоит забывать, что лицо, не являющееся участником сговора, не может стать участником программы освобождения или смягчения ответственности, но может нести ответственность за заведомо ложный донос, в том числе соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения (ст. 306 УК РФ).

Таким образом, подготовленный ФАС России и согласованный с МВД России, Следственным комитетом Российской Федерации, Верховным Судом Российской Федерации проект федерального закона направлен на юридическое уточнение состава преступления, предусмотренного статьей 178 УК РФ, уточняет бланкетный характер действующей нормы, не изменяет объем признаков преступления и состав преступных деяний и с учетом сложившейся практики пресечения нарушений антимонопольного законодательства, будет способствовать привлечению лиц, совершивших преступления в сфере экономики к уголовной ответственности, исключая необоснованное уголовное преследование, что в свою очередь обеспечит защиту добросовестной конкуренции на рынках Российской Федерации.

В Государственной Думе ФС РФ на рассмотрении находится проект поправок к УК РФ и некоторым законодательным актам, уточняющих порядок привлечения к ответственности за недопущение, ограничение или устранение конкуренции. Документ вызвал широкий резонанс в предпринимательской среде.

В силу действующей редакции статьи 178 УК РФ преступлением считается недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем создания картеля или неоднократного злоупотребления доминирующим положением, повлекшие определенные последствия.

Проект предусматривает ответственность за заключение договора, а равно участие в нем либо неоднократное злоупотребление доминирующим положением путем установления и (или) поддержания монопольно высокой (низкой) цены товара, необоснованного отказа или уклонения от договора, ограничения доступа на рынок.

СМИ и предприниматели считают, что предлагается наказывать уже за сам факт создания картеля или неоднократного злоупотребления доминирующим положением, независимо от наступления последствий для конкуренции от таких действий. Служба указала, что это замечание не соответствует действительности.

Нормы этой статьи являются бланкетными. Состав преступления раскрыт в Законе о защите конкуренции. Он предусматривает, что относится к картелям, какое положение является доминирующим, формы злоупотребления им. Таким образом, для квалификации деяния необходимо установить все элементы картеля или формы злоупотребления.

Действующая редакция статьи 178 и предлагаемая не позволяют считать преступлением неоднократное злоупотребление доминирующим положением и факт заключения картеля без последствий. Подчеркивается лишь отсылочный (бланкетный) характер нормы УК РФ.

Также отмечено, что поправки не упрощают привлечение к уголовной ответственности за картели и неоднократное злоупотребление доминирующим положением.

Чтобы определить состав преступления, недостаточно выявить факты совершения действий.

Потребуется доказать и задокументировать наличие одного из последствий (ущерб гражданам, организациям или государству не менее 1 млн руб. либо извлечение дохода не менее 5 млн руб.).

Проект предусматривает норму, в силу которой совершившее преступление лицо и первое из соучастников сообщившее об этом, освобождается от уголовной ответственности. Предприниматели полагают, что возникнет опасность злоупотребления такой возможностью и ее использования для устранения конкурентов.

ФАС России считает такие опасения беспочвенными. Практика применения программы освобождения от ответственности участников картеля, добровольно сотрудничающих с антимонопольными и правоохранительными органами, не содержит таких фактов.

Организатора картеля наказывают строже, поскольку его лидирующая роль носит отягчающий характер. Лицо, не состоящее в сговоре, не вправе стать участником программы освобождения или смягчения ответственности.

Но его могут наказать за заведомо ложный донос, в том числе соединенный с искусственным созданием доказательств обвинения.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70450152/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.