Приговор 319 ук рф

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности (извлечение)

Приговор 319 ук рф

Справка

По приговору мирового судьи судебного участка N 1 Альметьевского района г. Альметьевска Республики Татарстан от 16 сентября 2004 г. Галявиев, ранее судимый по п. “з” ст.

102 УК РСФСР, условно-досрочно освобожденный на четыре года десять дней, осужден по ст. 319 УК РФ к исправительным работам сроком на один год с удержанием 10% заработка в доход государства. На основании ст.

70 УК РФ по совокупности приговоров назначено наказание один год один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По приговору Альметьевского городского суда Республики Татарстан в апелляционном порядке приговор изменен, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Галявиеву окончательно назначено четыре года один месяц лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Татарстан приговор изменила, наказание, назначенное Галявиеву по ст. 319 УК РФ, смягчила до 3 тыс. рублей штрафа в доход государства, на основании ст.

70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначила четыре года десять дней лишения свободы со штрафом в размере 3 тыс. рублей в исправительной колонии строгого режима, в соответствии с ч. 2 ст.

71 УК РФ постановила наказания в виде штрафа и лишения свободы исполнять самостоятельно.

Президиум Верховного Суда Республики Татарстан приговор и кассационное определение оставил без изменения.

В надзорной жалобе, поданной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, Галявиев указал, что он осужден незаконно по ст. 319 УК РФ, просил о пересмотре судебных решений, так как после условно-досрочного освобождения он трудился на заводе и никаких правонарушений не допускал, но это судом во внимание принято не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 14 ноября 2006 г. все принятые судебные решения отменила, а дело прекратила, указав следующее.

Галявиев признан виновным в публичном оскорблении представителя власти, исполнявшего свои должностные обязанности, при следующих обстоятельствах.

Находясь в состоянии алкогольного опьянения, Галявиев в дежурной части медицинского вытрезвителя УВД г.

Альметьевска в присутствии Тарасовой и Макаровой оскорблял грубой нецензурной бранью дежурного инспектора медицинского вытрезвителя младшего лейтенанта милиции Хазиева, находившегося в форменной одежде при исполнении служебных обязанностей и оформлявшего учетную документацию для помещения Галявиева в палату для вытрезвления.

Мировой судья в обоснование своего вывода о виновности Галявиева в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей сослался в приговоре на показания потерпевшего Хазиева о том, что в дежурной части медицинского вытрезвителя во время составления документа на помещение туда Галявиева последний в состоянии алкогольного опьянения в присутствии других лиц стал оскорблять его нецензурной бранью, на показания свидетелей Макаровой и Тарасовой, подтвердивших указанное обстоятельство, а также на показания самого Галявиева в судебном заседании, из которых следует, что он оскорблял нецензурной бранью сотрудника милиции Хазиева.

Однако, правильно установив фактические обстоятельства дела, судья при квалификации действий Галявиева по ст. 319 УК РФ дал им неверную правовую оценку.

Согласно ст. 319 УК РФ уголовная ответственность наступает за публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

По смыслу указанного уголовного Закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Вместе с тем, как видно из приговора, оскорбления в виде грубой нецензурной брани в адрес сотрудника милиции Хазиева высказаны осужденным, находившимся в состоянии алкогольного опьянения, в помещении медицинского вытрезвителя лишь в присутствии Макаровой – санитарки медицинского вытрезвителя и Тарасовой – фельдшера того же вытрезвителя, при отсутствии там других лиц.

В приговоре не приведены объективные данные, свидетельствующие о том, что Галявиев высказывал оскорбления, унижающие честь и достоинство потерпевшего, желал сделать их достоянием многих лиц с указанной выше целью. Отсутствуют они и в материалах дела.

При таких обстоятельствах в действиях Галявиева отсутствует признак публичности, что исключает его ответственность по ст. 319 УК РФ.

В действиях Галявиева содержатся признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 130 УК РФ, однако в связи с отсутствием в материалах уголовного дела заявления потерпевшего о привлечении осужденного к уголовной ответственности в порядке частного обвинения за это преступление действия осужденного не могут быть переквалифицированы на этот уголовный закон.

Поэтому все принятые по данному делу судебные решения подлежат отмене, а дело – прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Галявиева состава преступления.

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 ноября 2006 г. N 11-Д05-103 “Уголовная ответственность за оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ) возможна только при наличии признака публичности” (извлечение)

Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, N 2, февраль 2007 г.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1256535/

Приговор совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ,

Приговор 319 ук рф

Уголовное дело

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

город Москва

“__” мая 2018 года

Суд в составе председательствующего – мирового судьи судебного участка № 131 района Выхино-Жулебино города Москвы Маркиной В.В.,

при секретаре Зубаиловой Г.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника Кузьминского межрайонного прокурора г. Москвы Шилина А.А.,

защитника – адвоката Лукьяненко Н.Д., представившей удостоверение

подсудимого Ч, потерпевшего Л

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело № в отношении:Ч,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Ч совершил публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей и в связи с их исполнением, а именно:

Так он (Ч) 03.03.2018, примерно в 15 час. 00 мин., будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в общественном месте – возле жилого дома по адресу: г. Москва, ул. Хлобыстова, д.

19, совершил административное правонарушение, а именно: нарушал общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, высказывалась нецензурной бранью, сопряженное с неповиновением законного требования представителя власти.

В связи с этим, прибывшие в то же место и в то же время, одетые в форменное обмундирование представителей власти полицейский взвода ОР патрульно-постовой службы полиции Отдела МВД России по району Выхино-Жулебино г. Москвы Л, и Г., выявив в действиях Ч признаки административного право нарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.

1 КоАП РФ, действуя правомерно и в пределах предоставленных им полномочий, предусмотренных п.п. 2, 4, 5, 11 ч. 1 ст. 12, п. 1 ч. 1 ст. 13 ФЗ «О полиции», указали последнему на недопустимость нарушения общественного порядка и про следовали с Ч.. В помещение дежурной части ОМВД России по району Выхино-Жулебино г. Москвы, по адресу: г. Москва, ул. Сормовская, д.

21, для составления административного материала.

После доставления Ч в помещение Отдела МВД России по району Выхнно-Жулебино г. Москвы, примерный период времени с 15 час. 25 мин. по 18 час. 23 мин. 03.03.2018, действуя умышлено, осознавая, что одетый в форменное обмундирование Л.

является представителем власти и находится при исполнении своих должностных обязанностей, имея умысел, направленный на публичное оскорбление представителя власти, проявляя неуважение к Л, публично, то есть в присутствии посторонних лиц, а именно: М.

и К, неоднократно оскорбил потерпевшего, выразившись в его адрес грубой нецензурной бранью, унижающей его человеческое достоинство.

Своими вышеуказанными преступными действиями Ч нарушил нормальную деятельность органов власти и их авторитет, а также честь и достоинство Л как представителя власти, то есть, Ч совершил преступление, предусмотренное ст. 3 19 УК РФ.

Таким образом, Ч обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ.

При ознакомлении с материалами дела Ч заявлено ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке.

В судебном заседании данное ходатайство им подержано, поскольку он согласен с предъявленным ему, обвинением в полном объеме, свою вину в совершенном деянии признал полностью, осознал характер и последствия заявленного ходатайства, в содеянном раскаивается, ходатайство им заявлено добровольно, после проведения консультации с защитником.

С учетом указанного обстоятельства, а также того, что санкция за совершенное преступление им не превышает десяти лет лишения свободы, подсудимый согласен с предъявленным ему обвинением и ему разъяснены сущность и последствия особого порядка судебного разбирательства, ходатайство заявлено им после консультации с защитником, государственный обвинитель в судебном заседании и потерпевший не возражал против удовлетворения ходатайства, защитник подержал заявленное ходатайство, суд находит возможным постановление приговора с применением особого порядка судебного разбирательства.

Совокупность представленных по делу доказательств дает суду основания прийти к выводу о том, что вина подсудимого Ч установлена и доказана, обвинение предъявлено ему обоснованно, его действия суд квалифицирует по ст. 319 УК РФ, поскольку подсудимый совершил публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей и в связи с их исполнением.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного деяния, данные о личности подсудимого.

Так, согласно материалам дела Ч на учете в ПНД и НД не состоит, по месту фактического жительства характеризуется формально, по месту регистрации характеризуется положительно, а также оказывает материальную поддержку отцу, являющемуся пенсионером, со слов подсудимого он хронических заболеваний не имеет, :перенес травму головы, в связи с чем, проходит лечение в настоящее время.

Также при назначении наказания суд учитывает, что Ч в содеянном чистосердечно раскаялся, свою вину признал, имеет на иждивении совершеннолетнего ребенка – данные обстоятельства суд признает смягчающими наказание.

Обстоятельств, установленных законом в качестве отягчающих наказание, судом не установлено.

Учитывая конкретные обстоятельства совершенных деяний, данные о личности Ч, который заявил о раскаянии в содеянном, принимая во внимание наличие .

смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление подсудимого, его имущественное положение, семейное положение, состояние здоровья, суд считает возможным назначение наказания подсудимому по ст. 319 УК РФ в виде штрафа.

Оснований для применения СТ, 64 УК РФ не имеется

Заявленный по делу потерпевшим Л гражданский иск мировой судья находит подлежащим частичному удовлетворению.

Размер компенсации морального вреда, заявленный потерпевшим, мировой судья считает необоснованно завышенным и взыскивает с подсудимого в пользу потерпевшего в счет компенсации морального вреда 10 000 рублей.

При определении размера компенсации морального вреда мировой судья учитывает характер причиненных потерпевшим физических и нравственных страданий, конкретные обстоятельства дела, а также требования разумности и справедливости,

Также мировой судья принимает во внимание признание подсудимым гражданского иска частично, учитывая, что подсудимый просил снизить размер компенсации морального вреда, считая его необоснованно завышенным.

В связи с изложенным, мировой судья считает необходимым взыскать с подсудимого в пользу потерпевшего Лагутина Владимира Анатольевича в счет компенсации морального вреда – 10 000 руб.

На основании изложенного, руководствуясь Ст.ст. 316-317 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

Ч признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 8 000 руб. 00 коп. (восемь тысяч рублей 00 коп.).

Гражданский иск потерпевшего Л – удовлетворить частично.

Взыскать с Ч пользу Л  в счет компенсации морального вреда 10 000 руб. 00 КОП. (десять тысяч рублей 00 копеек).

В удовлетворении остальной части гражданского иска Л – отказать.

            Меру пресечения Ч в виде подписи о невыезде и надлежащем поведении – оставить прежнюю до вступления приговора в законную СИЛУ.

Приговор может бьпъ обжалован в апелляционном порядке в Кузьминский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня его провозглашения через мирового судью судебного участка № района Выхино-Жулебино г.

Москвы, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копии приговора с соблюдением требований ст. 317 УПК РФ.

В случае подачи апелляционной жалобы/представления осужденный вправе ходатайствовать о своем участии при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Реквизиты на уплату штрафа:

    Получатель платежа:

 Мировой судья: В.В. Маркина

Источник: https://xn--80ad1b9c.xn--j1adp.xn--b1aew.xn--p1ai/document/13578603

Обобщение по ст. 319 УК РФ

Приговор 319 ук рф

ОБОБЩЕНИЕ

практики рассмотрения уголовных дел по статье 319 УК РФ мировыми судьями судебных участков Дзержинского района г. Оренбурга

за 2016 год

В соответствии с планом работ судебного участка № 1 Дзержинского района г. Оренбурга на 2 полугодие 2016 года проведено обобщение практики рассмотрения мировыми судьями Дзержинского района г. Оренбурга уголовных дел по ст. 319 УК РФ за 2016 год.

Указанная категория уголовных дел отнесена к подсудности мирового судьи, относится к преступлениям небольшой тяжести, поскольку в качестве наказания предусматривается лишь штраф, либо обязательные работы, либо исправительные работы.

Цель обобщения  выяснить, имеются ли у судов, и если имеются, то какие вопросы, связанные с рассмотрением уголовных дел указанной категории.

Кроме того, актуальность темы обусловлена тенденцией к не снижению зафиксированных совершенных преступлений, которые караются Уголовным кодексом РФ.

Так, согласно ст.

319 УК РФ, публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

1. Непосредственным объектом преступления является авторитет органов государственной власти или местного самоуправления. Дополнительный объект – честь и достоинство конкретного представителя власти. Исходя из двухобъектности данного преступления дополнительной квалификации оскорбления по ст. 130 УК не требуется.

          Потерпевшим может быть только представитель власти, понятие о котором дано в примечании к ст. 318 УК РФ комментируемой статье, и его близкие.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Преступлением является оскорбление представителя власти, находящегося при исполнении служебных обязанностей.

Однако в отличие от насилия в отношении представителя власти при его оскорблении потерпевшими не могут признаваться близкие указанного лица. Ответственность за их оскорбление наступает по ст. 130 УК. Оскорбление судьи, прокурора и др. в связи с проявленным неуважением к суду квалифицируется по ст. 297 УК.

2. Нормы, указанные в ст. 130 и 319 УК, соотносятся между собой как общая и специальная. По правилам конкуренции уголовно-правовых норм в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК при оскорблении представителя власти подлежит применению ст. 319 УК.

Оскорбление понимается так же, как и в ст. 130 УК. Специфичным для данного преступления является публичность оскорбления.

Это означает, что сведения, унижающие честь и достоинство представителя власти, выраженные в неприличной форме (явно не соответствуют общепринятым нормам поведения, грубо попирают человеческое достоинство, становятся достоянием многих лиц, например из публичного выступления, публично демонстрирующегося произведения или из средств массовой информации. Такие выступления могут быть перед аудиторией, на улице. Признаком публичности обладают всевозможные листовки, обращения, содержащие оскорбительные сведения о представителе власти и вывешиваемые в доступных для чтения местах. Если нанесенное представителю власти оскорбление не становится достоянием третьих лиц, оно не может подорвать авторитет соответствующих органов. Такое деяние квалифицируется по ст. 130 УК.

В законе подчеркнуто, что преступлением является публичное оскорбление как при исполнении представителем власти своих должностных обязанностей, так и в связи с их исполнением (в том числе и в прошлом).

Если оскорбление представителя власти связано с исполнением им иных обязанностей и уголовная ответственность за такое оскорбление установлена в УК, содеянное может быть квалифицировано, например, по ст.

 297, 336 УК.

Публичность оскорбления имеет место тогда, когда: а) оскорбительные действия совершаются в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не имеющего отношения к органу власти, представляемому потерпевшим (в противном случае не происходит умаления авторитета органа власти в глазах граждан); б) результаты действий, имеющих оскорбительный характер, доведены до сведения неопределенного круга лиц (публики). Например, публичным признается оскорбление в общественных местах, с использованием средств массовой информации. Оскорбительные рисунки и подписи к ним, тексты подобного характера также признаются публичным оскорблением.

Действия выражаются в оскорблении потерпевшего, т.е. в унижении чести и достоинства лица, выраженном в неприличной форме. Это может быть совершено в устной, письменной формах, а также путем определенных действий (плевок в лицо, пощечина, неприличный жест).

Необходимым признаком объективной стороны является обстановка публичности.

Судебная практика исходит из того, что оскорбление является публичным, если оно совершено в присутствии хотя бы одного постороннего лица, не имеющего отношения к органу власти, представителем которого является потерпевший.

Кроме этого, к объективным признакам данного состава преступления относится время совершения преступления – во время исполнения представителем власти своих должностных обязанностей.

При отсутствии признака публичности ответственность наступает на общих основаниях.

Оскорбление представителя власти должно быть совершено при исполнении им своих обязанностей.

Преступление считается оконченным с момента совершения указанного в законе деяния.

3. Субъективная сторона состава преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что оскорбляет именно представителя власти, и желает этого.

Альтернативным со временем признаком совершения преступления является особый мотив – в связи с исполнением представителем власти своих должностных обязанностей (такое оскорбление может совершаться и после исполнения представителем власти своих должностных обязанностей).

4. Субъектом преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

5. Состав преступления – формальный. Преступление признается оконченным с момента совершения любого действия оскорбительного характера, вне зависимости от наступления последствий.

С учетом признаков состава данное преступление следует отграничивать от преступлений, предусмотренных ст. 213, 297, 318, 336 УК, и от мелкого хулиганства (ст. 20.1 КоАП).

Как показало изучение дел, особенностей при их рассмотрении, затруднений при даче квалификации преступных деяний у судов не возникло.

Согласно статическим данным, за 2016 год всего по данной категории дел поступило и рассмотрено 23 уголовных дела.

В порядке ст. 237 УПК РФ уголовные дела прокурору не возвращались.

Уголовные дела в отношении несовершеннолетних не поступали.

По результатам рассмотрения:

В отношении 23 человек постановлены обвинительные приговоры, среди них 3 – в отношении женщин.

Наказания распределились следующим образом:

19 лиц осуждены к штрафу, в том числе 3 женщины;

3 лица – к исправительным работам.

Как показало выборочное изучение дел, вопросов при рассмотрении дел указанной категории у мировых судей не возникло.

Все уголовные дела рассмотрены в особом порядке принятия решения в соответствии с Главой 40 УПК РФ при признании подсудимым своей вины, полном осознании характера и последствий ходатайства о рассмотрении дела в особом порядке, наличии защитника у подсудимого, с которым была проведена  предварительная юридическая консультация.

Из приговоров следует, что при этом суд по всем делам выяснил и принял во внимание, что подсудимый согласился с предъявленным ему обвинением, ходатайство о проведении особого порядка заявлено им добровольно, потерпевший и государственный обвинитель не возражали против этого, законность, относимость и допустимость имеющихся в деле доказательств никем не оспаривалась, что санкция по ст. 319 УК РФ не превышает наказания в виде лишения свободы на срок 10 лет, подсудимый не вправе обжаловать приговор  в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В соответствии с положениями Главы 40 УПК РФ о рассмотрении уголовного дела в особом порядке принятия решения судами доказательства по делу не исследовались, подсудимый по существу обвинения не допрашивался; суд на стадии назначения дела к судебному разбирательству оценил имеющиеся в деле доказательства, поскольку подсудимыми на стадии ознакомления с материалами дела было заявлено ходатайство о проведении судебного разбирательства в особом порядке (ст. 214 УПК РФ). В связи с чем, суды в ходе судебного заседания, при условии доказанности обвинения, исследовали обстоятельства заявленного ходатайства и возможность его удовлетворения.

Как видно, судами были исключены обстоятельства, повлекшие ущемление прав и законных интересов всех участников процесса.

По результатам такого исследования ни по одному уголовному делу суд не перешел на рассмотрение дела в общем порядке (главы 35- 39 УПК РФ).

При назначении наказания суды руководствовались требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ; наказания назначались с учетом принципов справедливости, характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, а также обстоятельств, смягчающих, отягчающих наказание, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Как показало изучение дел, в подавляющем своем большинстве преступления были совершены лицами, находящими в состоянии алкогольного опьянения.

Многими судьями данное обстоятельство было признано в качестве отягчающего (ч. 1.1 ст. 63 УК РФ).

Источник: https://dz1.kodms.ru/press/obobshenie-po-st-319-uk-rf/

Оправдательный приговор по ст.319 УК РФ в связи с отсутствием в высказываниях неприличной формы

Приговор 319 ук рф

Это уголовное дело находилось в моем производстве без малого год. 02 июля 2020г. наконец-то вступил в силу оправдательный приговор, вынесенный еще 27 декабря 2019 г. Но обо всем по порядку.

В августе 2019 г. я как дежурный адвокат приняла на себя защиту в Орловском МСО СУ СК РФ по Орловской области подзащитного Ф., в отношении которого было возбуждено уголовное дело по ст. 319 УК РФ, т.е. за публичное оскорбление представителя власти.

Обстоятельства якобы совершенного Ф. преступления по версии стороны обвинения были следующие.

03 июля 2019 г. состоялась очередная сессия депутатов сельского поселения, в котором проживает мой подзащитный. Тут надо отметить, что Ф.

занимает активную гражданскую позицию, постоянно критикует действия местной администрации, в связи с чем часто посещает различные публичные мероприятия, в том числе сессии депутатов. У Ф.

сложились негативные отношения с главой сельского поселения Е., действия которой он регулярно критиковал.

В тот день Ф. случайно узнал о проходившей сессии и явился на нее с небольшим опозданием. После обсуждения депутатами своих вопросов Ф. предоставили слово. Он начал предлагать обсудить волнующие его вопросы, касающиеся жизни поселка. В процессе обсуждения Е. сделала замечание Ф.

, на что тот, по версии стороны обвинения, разозлился и публично оскорбил Е., являющуюся главой сельского поселения, т.е. представителем власти, а именно сказал: «ты дура», «тварь бесхребетная», «скотина безмозглая», «чмошница», тем самым совершил преступление, предусмотренное ст.

319 УК РФ.

При беседе со мной Ф. сказал, что плохо помнит конфликт, произошедший у него с Е. на сессии 3 июля 2019 г., но он точно может сказать, что указанных выше слов он не произносил. Когда один из депутатов начал его перебивать, Ф. только сказал: «Гав-гав-гав», тем самым он хотел выразить свой протест.

После чего этот депутат применил к нему насилие и попытался выволочь его из зала заседаний. Ф. сопротивлялся, затем самостоятельно покинул зал и позвонил в полицию, куда сообщил о примененном в отношении него насилии. Ф. полагал, что дело в отношении него сфабриковано, так как глава сельского поселения Е. и депутат, применивший к нему насилие, решили отомстить ему и «закрыть ему рот».

Дав показания в качестве подозреваемого, мы с Ф. заявили следователю несколько ходатайств – о проведении очных ставок с Е., а также всеми депутатами, присутствовавшими на сессии, а также секретарем заседания, о запросе протокола сессии, и еще нескольких документов.

У меня сразу возникли сомнения относительно наличия в действиях Ф. состава преступления.

Мной была направлена жалоба прокурору на постановление о возбуждении уголовного дела, где помимо доводов моего подзащитного был изложен довод об отсутствии публичности в действиях Ф.

, так как на сессии присутствовали только депутаты и сотрудник администрации (секретарь), посторонних лиц не было. Но жалоба была оставлена без удовлетворения.

Ф. принял решение бороться до конца, считал, что мы сможем уличить депутатов и Е. во лжи во время проведения очных ставок.

По делу было проведено более 10 очных ставок как с непосредственными свидетелями произошедшего, так и с другими лицами. Из всех депутатов лишь один заявил, что не слышал, как Ф. оскорблял Е. Остальные, к сожалению, подтверждали версию обвинения. Конечно, небольшие расхождения в показаниях свидетелей были, но этого, на мой взгляд, было недостаточно для опровержения версии обвинения.

Надежда появилась после ознакомления с результатами судебной лингвистической экспертизы, проведенной в Курской ЛСЭ при Минюсте РФ. Согласно выводам данной экспертизы в высказываниях Ф. отсутствует неприличная форма выражения.

Ф., к тому времени согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы признанный ограниченно вменяемым, не придал этому значения, так как продолжал настаивать на своей версии событий.

Ознакомились с делом, заявили краткое ходатайство о прекращении уголовного дела (так как понимали, что следователь дело все равно не прекратит).

Дело с обвинительным заключением отправилось в прокуратуру, где благополучно было подписано и направлено мировому судье.

Ф. не терял энтузиазма. В суде были непосредственно допрошены все свидетели, Ф. постоянно заявлял ходатайства о приобщении различного рода документов. После неоднократного отклонения ходатайств заявил отвод судье… Заседания длились с утра до конца рабочего дня.

Тут мне на глаза попалась публикация эксперта-лингвиста Акининой А.В., которая еще больше укрепило мое мнение об отсутствии в действиях Ф. состава преступления.

Допрошенный в суде эксперт-лингвист полностью подтвердила свое заключение, в том числе и об отсутствии неприличной формы в высказываниях Ф. Мной было задано несколько уточняющих вопросов, на что были получены четкие ответы, устраивающие сторону защиты.

Необходимо отметить пассивное поведение государственного обвинителя, который совершенно не обратил внимания вывод эксперта и его ответы в суде. В прениях он благополучно сослался на указанное заключение как на доказательство виновности Ф. Сторона защиты просила Ф. оправдать, приведя в прениях все возможные доводы, одним из которых был довод об отсутствии неприличной формы в высказываниях Ф.

27.12.2019 г. суд первой инстанции постановил оправдательный приговор на основании п.3 ч.2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в совершенном Ф. деянии состава преступления. Это был лучший подарок к Новому Году!

Но борьба продолжалась. Государственным обвинителем, прокурором района, потерпевшей Е. были поданы апелляционные представления и жалоба, доводы которых сводились к необязательности наличия неприличной формы для состава преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ.

В суде апелляционной инстанции начался цирк. На заседаниях присутствовали сразу два прокурора – зам.прокурора района, поддержавший обвинение в суде первой инстанции, и бывший прокурор района, утвердивший обвинительное заключение, работающий в настоящее время в областной прокуратуре.

В суде был допрошен приведенный стороной обвинения специалист, которая раскритиковала заключение эксперта-лингвиста. Ее основным доводом был довод о существовании  различных методик при проведении лингвистической экспертизы по делам об оскорблении. Суд согласился отложить судебное заседание для составления заключения специалиста.

Тут мне снова на помощь пришла эксперт Акинина А.В., подробно ответив на мой запрос о существующих методиках при проведении лингвистических экспертиз. И хотя судом было отклонено мое ходатайство о приобщении ее ответа к материалам дела, информация, содержащаяся в нем, а также ее публикации очень помогли мне разобраться в этой теме.

И тут наступил коронавирус… Суды закрыли на карантин, поэтому апелляция была отложена на неопределенное время. Наконец, в начале июня было назначено долгожданное заседание. Повторно допросили по видеоконфернцсвязи эксперта-лингвиста из Курской ЛСЭ.

И тут началось… Гос. обвинитель завил ходатайство о назначении повторной лингвистической экспертизы. Суд отклонил его. Тогда из гос.

обвинителя посыпались ходатайства, как из рога изобилия – об отложении заседания по разным основаниям, о повторном допросе специалиста и т.д.

Судом несколько раз объявлялись 10-минутные перерывы, вынесено замечание гос.обвинителю. В итоге гос.

обвинителю была вызвана скорая помощь, фельдшер пояснил, что он сможет участвовать в заседании только через 2 часа… Так как на часах было 20 часов 30 минут, суд отложил заседание.

На удивление в следующем судебном заседании все прошло спокойно, сразу перешли к прениям сторон. Суд апелляционной инстанции оставил оправдательный приговор без изменения.

Что меня поразило в этом деле, так это безмерная самоуверенность следствия и прокуратуры, которые направили дело в таком виде в суд. Ведь при проведении лингвистической экспертизы в другом экспертном учреждении на стадии следствия, все могло закончиться совсем по-другому…

В заключение, хочу еще раз выразить благодарность за оперативную помощь и бескорыстное сотрудничество эксперту-лингвисту Акининой Анастасии Вячеславовне.

Источник: https://pravorub.ru/cases/96736.html

Статья 319. Оскорбление представителя власти

Приговор 319 ук рф

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением –

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Комментарий к ст. 319 УК РФ

Основным объектом преступления является нормальная деятельность органов власти, их авторитет. Дополнительный объект – честь и достоинство представителя власти.

Общественная опасность оскорбления представителя власти состоит в том, что данное преступление подрывает авторитет органов управления, создает обстановку нервозности в деятельности их сотрудников, затрагивает их честь и достоинство, тем самым внося дезорганизацию в работу органов управления.

Объективная сторона состоит в публичном оскорблении представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Оскорбление представляет собой унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме.

Под честью понимается общественная оценка личности, относящаяся к ее моральным, нравственным, духовным, социальным качествам. Достоинство – это внутренняя самооценка личности с позиции своей значимости в обществе, конкретном коллективе, самооценка своих умственных, деловых, моральных качеств.

Оскорбление может быть осуществлено любыми способами: словесно, жестами, письменно и т.д. Способ совершения преступления не влияет на наличие состава преступления.

Для рассматриваемого состава преступления необходимо наличие нескольких условий. Во-первых, оскорбление должно быть осуществлено публично.

По смыслу уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Это означает, что факт оскорбления становится достоянием третьих лиц или хотя бы одного лица и виновным данное обстоятельство осознается. Например, оскорбление наносится с использованием внутреннего радиовещания. Оскорбление может быть совершено как в присутствии потерпевшего, так и в его отсутствие.

По смыслу указанного уголовного закона публичными могут признаваться такие оскорбления, которые заведомо высказываются в присутствии многих лиц с целью либо нарушения нормальной деятельности органов власти, либо ущемления их авторитета, равно унижения чести и достоинства конкретного представителя власти.

Во-вторых, оскорбление должно быть осуществлено в период исполнения представителем власти своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

Если деяние осуществляется за пределами указанных обстоятельств, оно подлежит квалификации по статьям УК РФ, устанавливающим ответственность за преступления против личности.

Вместе с тем для состава оскорбления представителя власти не будет иметь значения мотивация оскорбления, если оно нанесено в период исполнения должностных обязанностей.

Оскорбление в связи с исполнением должностных обязанностей означает наличие субъективной связи между действиями потерпевшего как представителя власти и нанесенным оскорблением. Такое оскорбление может быть, к примеру, местью за деятельность представителя власти, выражением недовольства такой деятельностью.

В-третьих, оскорбление должно быть выражено в неприличной форме. Неприличная форма означает не только нецензурную брань или непристойные жесты в адрес представителя власти, но и иные формы, которые находятся в противоречии с принятыми в обществе нормами поведения, например плевок в лицо, пощечина, уничижительная кличка и др.

По конструкции объективной стороны данное преступление является преступлением с формальным составом и считается оконченным с момента совершения оскорбления.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный сознает, что унижает честь и достоинство представителя власти, и желает этого. При нанесении оскорбления не в период исполнения потерпевшим должностных обязанностей обязательным признаком субъективной стороны состава преступления является его мотивация – связь с исполнением должностных обязанностей.

Субъект преступления общий – вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Судебная практика по статье 319 УК РФ

Постановление ЕСПЧ от 03.10.2017

12. Заявительница, находясь в состоянии алкогольного опьянения, не прекращала агрессивно вести себя даже после того, как сотрудники милиции предупредили заявительницу о незаконном характере ее поведения.

Поскольку действия заявительницы представляли собой публичное оскорбление представителя власти, деяние, наказуемое в соответствии со статьей 319 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ), П. и Т. попросили заявительницу проследовать за ними в отделение милиции для составления протокола.

Заявительница отказалась подчиниться этому требованию, и они взяли ее за руки, чтобы посадить ее в милицейскую машину. Заявительница оказала сопротивление и попробовала упасть на колени. В этот момент Ф. выбежал из дома и ударил одного из милиционеров ногой в живот. П. и Т. были вынуждены пресечь агрессию со стороны Ф.

, применив к нему физическую силу и надев на него наручники. Затем они отвезли Ф. в отделение милиции.

Апелляционное определение Апелляционной коллегии Верховного Суда РФ от 07.06.2018 N АПЛ18-241 Давояна Артура Мнацакановича, родившегося … года в г. … Республики … , обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 319, 318 ч. 1 УК РФ. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ситникова Ю.В.

, выступление обвиняемого Давояна А.М., его защитника Поддубного С.В. в обоснование доводов апелляционной жалобы, выступление прокурора Гуровой В.Ю.

об отсутствии оснований для отмены и изменения судебного решения, Апелляционная коллегия

Источник: https://ukrfkod.ru/statja-319/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.