Приговор по ч 1 ст 159 ук

Оправдательный приговор гражданину, оплатившему покупки чужой банковской картой, устоял в апелляции

Приговор по ч 1 ст 159 ук

13 августа судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила в силе оправдательный приговор гражданину, ранее обвиняемому в краже за совершение покупок с использованием чужой банковской карты (апелляционное определение имеется у «АГ»).

Обстоятельства дела

В декабре 2018 г. Александр Лебедев потерял свою банковскую карту и обнаружил пропажу только тогда, когда неизвестные лица стали расплачиваться ею за покупки. Деньги списывались несколько раз, и каждый раз сумма транзакций не превышала 1 тыс. руб. Далее владельцу карты удалось заблокировать ее и прекратить несанкционированное списание средств.

Впоследствии Алексей Пестов добровольно явился в полицию, где написал явку с повинной. Он признался в том, что получил от своего знакомого Смирнова банковскую карту на имя Лебедева. С помощью нее он купил в магазине продукты на сумму 745 руб.

Во второй раз сумма покупок с использованием чужой банковской карты составила 288 руб., а в третий – 306 руб. По словам гражданина, после приобретения продовольствия он вернул карту Смирнову. Далее еще один человек попытался купить товары на 900 руб.

, но карта была заблокирована.

Алексей Пестов возместил причиненный потерпевшему вред в полном объеме. Суд избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Действия обвиняемого были квалифицированы следствием по п. «г» ч. 3 ст.

158 (кража, совершенная с банковского счета, а равно в отношении электронных денежных средств, при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 данного Кодекса) УК РФ.

Аналогичные обвинения в рамках отдельного уголовного дела были предъявлены и Смирнову.

Вступление в дело защитника по назначению

Защиту Алексея Пестова осуществлял адвокат АП Костромской области Алексей Егоров. В комментарии «АГ» он сообщил, что вступил в процесс на стадии предварительного следствия. «13 декабря 2018 г.

в соответствии с графиком дежурств я был приглашен органами следствия для защиты подозреваемого в порядке ст. 51 УПК РФ. К моему прибытию в следственный отдел мой доверитель уже находился у следователя.

Мне были предъявлены для ознакомления объяснение и явка с повинной доверителя, в которых он подробно изложил свои действия. В ходе беседы доверитель подтвердил изложенное им в документах», – отметил адвокат.

Защитник пояснил, что, со слов Алексея Пестова, последний совершил несколько покупок в магазинах с использованием чужой банковской карты бесконтактным способом без введения ПИН-кода. «Каждая покупка была менее 1 тыс. руб. Следователь в свою очередь пояснил, что возбуждено уголовное дело по п. “г” ч. 3 ст. 158 УК РФ в отношении неустановленных лиц», – сообщил адвокат.

По словам Алексея Егорова, он разъяснил доверителю, что есть вероятность изменения квалификации его действий с уголовно наказуемого деяния на административное правонарушение. «Формально его действия подпадали под иную квалификацию УК РФ, а именно ч. 1 ст. 159.

3 УК РФ (мошенничество с использованием электронных средств платежа). Но в связи с тем, что общая сумма покупок была менее 2,5 тыс. руб., в его действиях усматривается состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ (мелкое хищение)», – пояснил адвокат.

«Далее доверитель дал показания, в которых детально изложил весь порядок своих действий, уделив особое внимание тому, что в магазине его никто не спрашивал о принадлежности банковской карты, а он никому не сообщал о том, что карта ему не принадлежит», – добавил Алексей Егоров.

Адвокат отметил, что следствие возбудило уголовное дело по тяжкому составу преступления, хотя в диспозиции п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ прямо указано на соблюдение важного условия для возбуждения такого уголовного дела (отсутствие признаков преступления, предусмотренного ст. 159.3 УК РФ).

«Было бы наивно думать, что следствие просто ошиблось или поторопилось. Было очевидно, что на стадии расследования ни о каком прекращении речи быть не может, да и следствие было уверено в правильности квалификации.

Надзирающий прокурор подписал обвинительное заключение именно по тяжкому составу, что свидетельствует о согласованности позиции органов следствия и прокуратуры в этом вопросе», – рассказал защитник.

«Мы с доверителем решили не идти против течения и изложить свою позицию уже в суде. По этой причине мы выработали позицию, при которой он полностью соглашается с обвинением, дает необходимые для последующей переквалификации показания и возмещает причиненный вред потерпевшему.

Далее защита, не препятствуя расследованию, выходит в суд для рассмотрения по существу, где заявляет о неверной квалификации.

В свою очередь, доверитель пояснит, что признает фактические обстоятельства дела в полном объеме, а вопрос квалификации его действий оставляет адвокату, при этом всецело полагаясь на справедливость суда», – пояснил Алексей Егоров

Адвокат отговорил доверителя от рассмотрения дела в особом порядке

«В день ознакомления с делом при составлении протокола в порядке ст. 217 УПК РФ доверитель вдруг изъявил желание рассмотреть дело в особом порядке.

Скорее всего, он это сделал по причине того, что его друг, который также успел воспользоваться чужой картой, заявил о рассмотрении уголовного дела в особом порядке. Я разъяснил все последствия такого решения, что есть большая вероятность осуждения по вмененной статье.

Кроме этого, я также указал на бесполезность рассмотрения уголовного дела в особом порядке.

При наличии смягчающих обстоятельств (явка с повинной, раскаяние, возмещение вреда и отсутствие отягчающих обстоятельств) наказание будет в любом случае ниже двух третей наиболее строго наказания, и это при самом плохом исходе. В его же случае максимум – наказание с применением положений ст. 73 УК РФ», – сообщил Алексей Егоров.

По словам адвоката, уже после подписания протокола он убедил подзащитного в том, что в судебном заседании защита заявит о неверной юридической оценке его действий.

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Уголовное дело в отношении Алексея Пестова рассматривалось в Димитровском районном суде г. Костромы. В ходе судебного разбирательства подсудимый полностью признал свою вину в инкриминируемом ему деянии. Гособвинение, в свою очередь, поддержало предъявленное ему обвинение.

«В прениях сторон гособвинитель просил оставить квалификацию прежней, однако предложил снизить категорию преступления, назначить наказание в виде штрафа и освободить от наказания.

Скорее всего, это было сделано для того, чтобы осужденный не обжаловал обвинительный приговор, так как каких-либо серьезных последствий для него бы не наступило. Таким образом, было бы сокрыто необоснованное возбуждение уголовного дела по тяжкой статье.

Плюс доверитель лишился бы права на реабилитацию», – отметил Алексей Егоров.

Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениямиПленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

По словам защитника, он строил свою речь в прениях на основе действующего уголовного закона с учетом разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

«Так, я указал на явно завышенную и необоснованную квалификацию обвинением действий доверителя при наличии в Особенной части УК РФ ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, которая наиболее подходит к рассматриваемой ситуации и относится к преступлениям небольшой тяжести.

Вместе с тем, несмотря на наличие в действиях доверителя признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, сумма ущерба, причиненного потерпевшему, меньше необходимой для привлечения его к уголовной ответственности.

В этой связи я обратил внимание суда на наличие в действиях доверителя признаков не уголовно наказуемого деяния, а административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.27 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Суд первой инстанции оправдал обвиняемого за отсутствием состава преступления

Изучив обстоятельства уголовного дела, районный суд со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума № 48 отметил, в каких случаях деяние следует квалифицировать по ст. 159.3 УК РФ.

Согласно этим разъяснениям ответственность по вышеуказанной статье наступает за хищение имущества лицом с использованием поддельной или чужой кредитной, расчетной или иной платежной карты путем сообщения уполномоченному работнику кредитной, торговой или иной организации заведомо ложных сведений о принадлежности указанному лицу такой карты или путем умолчания о ее незаконном владении.

«Действия Алексея Пестова следует квалифицировать по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ как мошенничество с использованием электронных средств платежа. Как следует из обвинения Пестову, причиненный им материальный ущерб потерпевшему составил 1339 руб. 81 коп., что согласно ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ относится к мелкому хищению чужого имущества. Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, имеющего все признаки преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.

Учитывая, что в действиях Пестова отсутствуют признаки уголовно наказуемого деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 159.3 УК РФ, а имеются признаки мелкого хищения, предусмотренного ч. 2 ст. 7.

27 КоАП РФ, подсудимый Пестов подлежит оправданию за отсутствием в его действиях состава преступления», – отмечено в приговоре суда от 14 мая (имеется у «АГ»).

Потерпевший обжаловал приговор

Потерпевший Александр Лебедев обжаловал вынесенный судом оправдательный приговор в вышестоящую инстанцию, потребовав его отмены в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

В апелляционной жалобе (имеется у «АГ») он указал, что деяния Пестова следует квалифицировать именно по п. «г» ч. 3 ст. 158 УК РФ, поскольку в отношении потерпевшего было совершено именно преступление, а не административное правонарушение.

В обоснование своих доводов он сослался на то, что действия подсудимого следовало оценивать исходя из п.

2 Постановления Пленума № 48, согласно которому, если обман не направлен непосредственно на завладение чужим имуществом, а используется только для облегчения доступа к нему, действия виновного образуют состав кражи или грабежа (в зависимости от способа хищения).

«Таким образом, обманув работника торговой организации, Пестов лишь облегчил доступ к денежным средствам. Доступ к совершению банковской операции предоставил сам работник торговой операции.

Если бы работник торговой организации спросил паспорт у Пестова, то хищения моих денежных средств могло бы и не быть.

При возникновении сомнений у работника торговой организации в принадлежности Пестову банковской карты получить доступ к совершению банковской операции было бы затруднительно», – отмечалось в апелляционной жалобе потерпевшего.

В возражениях на жалобу (есть у «АГ») Алексей Егоров пояснил: суд верно заключил, что в связи с умолчанием Пестовым сведений о принадлежности банковской карты иному лицу во время оплаты он совершил обман, посредством которого мог приобрести продукты питания, а не тайно похитил денежные средства непосредственно с банковского счета.

«Хищение денежных средств путем кражи, т.е.

тайного хищения, предполагает их получение как в ходе непосредственного обналичивания, так и посредством перевода на иной, принадлежащий виновному, банковский счет, без введения в заблуждение относительно совершаемых действий иных лиц.

В данном случае этого не произошло. Верховный Суд РФ в своем Постановлении Пленума № 48 от 30 ноября 2017 г. подробно изложил, в каких случаях незаконные действия с чужой банковской картой следует считать кражей», – настаивал защитник.

Оправдательный приговор устоял в апелляции

13 августа 2019 г. судебная коллегия по уголовным делам Костромского областного суда оставила оправдательный приговор в силе. В апелляционном определении судебная коллегия отметила, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела на основе представленных доказательств.

«Вопреки доводам апелляционной жалобы, в ходе судебного следствия не было установлено, что Пестовым совершены действия, подпадающие под признаки квалифицированной кражи», – заключил апелляционный суд.

Вторая инстанция также пояснила, что из описания преступного деяния по приговору суда и обвинительного заключения следует, что обвиняемый совершил противоправные деяния, расплатившись похищенной банковской картой, умолчав о том, что использует ее незаконно.

«При таких обстоятельствах деяния Пестова подлежали бы квалификации по ч. 1 ст. 159.3 УК РФ. Криминообразующим признаком неквалифицированных хищений является стоимость похищенного имущества свыше 2,5 тыс. руб. Хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает 1 тыс. руб.

, а также хищение чужого имущества более 1 тыс. руб., но не более 2,5 тыс. руб., при отсутствии квалифицированных хищений, в том числе ст. 158 и ст. 159.3, в силу прямого указания отнесено к мелкому хищению, подпадающему под признаки административного правонарушения, предусмотренного ч.

1 ст. 7.27 КоАП РФ», – отметила апелляция.

Защитник оправданного прокомментировал судебные акты

Алексей Егоров назвал справедливым оправдательный приговор Димитровского районного суда г. Костромы. «Он вынесен в соответствии с действующим уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

По моему мнению, суд принял единственно верное решение. Считаю, что немаловажную роль при вынесении оправдательного приговора сыграла категоричная позиция стороны защиты в вопросах юридической оценки действий моего доверителя.

Рад, что мнение суда полностью совпало с мнением стороны защиты», – отметил он.

Адвокат также высоко оценил апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Костромского областного суда, «которая, рассмотрев жалобу потерпевшего, не нашла основания для ее удовлетворения, тем самым подтвердив правильность выводов, сделанных судом первой инстанции».

Алексей Егоров выразил надежду на то, что данный приговор в будущем будет своего рода указателем направления в вопросах юридической оценки действий лиц, совершивших аналогичные деяния.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/opravdatelnyy-prigovor-grazhdaninu-oplativshemu-pokupki-chuzhoy-bankovskoy-kartoy-ustoyal-v-apellyatsii/

Приговор по ч. 1 ст. 159 УК РФ

Приговор по ч 1 ст 159 ук

Приговор мирового судьи по ч. 1 ст. 159 УК РФ (мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием).

ПРИГОВОР

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

03 августа 2018 года                                                                                                  город Москва

Суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка № 384 Мещанского района города Москвы О.В.А.,

с участием государственного обвинителя – помощника Мещанского межрайонного прокурора города Москвы – Рощупкина И.В.,

подсудимого М.Д.В.,

защитника подсудимого – адвоката З.М.Ю., представившего удостоверение №*** и ордер №*** от 24.05.2018 г. КА «***»,

потерпевшего Ф.А.Ю.,

при секретаре К.А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

М.Д.В., ****,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

М.Д.В. виновен в совершении мошенничества, то есть хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Преступление им совершено при следующих обстоятельствах:

Так он /М.Д.В./ 31 января 2017 года примерно в 09 часов 00 минут, находясь по адресу: г.

Москва, ***, имея прямой умысел, направленный на хищение чужого имущества путем обмана из корыстных побуждений, действуя под предлогом закупки товара по закупочным ценам на общую сумму 33 000 рублей 00 копеек, получил от Ф.А.Ю.

денежные средства, принадлежащие последнему, в размере 18 000 рублей 00 копеек, поставив свою подпись в расписке о получении вышеуказанных денежных средств. Продолжая реализовывать свой преступный умысел, он /М.Д.В./ на полученные от Ф.А.Ю.

денежные средства, приобрел товар, после чего в период времени с 11 часов 00 минут до 16 часов 00 минут в один из дней конца марта 2017 года, реализовал приобретенный товар клиентам, получив от них денежные средства в размере 33 000 рублей 00 копеек. Во исполнение своего преступного умысла он /М.Д.В.

/ с целью имущественного обогащения денежные средства от реализации товара в размере 33 000 рублей 00 копеек забрал себе и с места преступления скрылся, тем самым, путем обмана завладел вышеуказанными денежными средствами, принадлежащими Ф.А.Ю., причинив своими действиями Ф.А.Ю. незначительный материальный ущерб на сумму 33 000 рублей 00 копеек.

В ходе разбирательства по делу подсудимый М.Д.В. вину в инкриминируемом ему деянии не признал и пояснил суду, что проживает совместно с женой М.О.П. и ***. В начале сентября 2016 года в интернете на сайте «***» он разместил объявление о том, что ему требуется работа. Через несколько дней ему /М.Д.В./ на мобильный телефон позвонил мужчина, который представился Ф.А.Ю.

и сообщил, что ему требуется водитель курьер, впоследствии Ф.А.Ю. предложил ему /М.Д.В./ встретиться и обсудить условия работы, он приехал к Ф.А.Ю. домой по адресу: г. Москва, ***, они обговорили условия работы и начали совместно работать. С ним трудовой договор не заключался, он /М.Д.В.

/ не подписывал документы о том, что является материально ответственным лицом, на просьбу составить трудовой договор от Ф.А.Ю. всегда получал отказ. Изначально потерпевший пояснял, что в период испытательного срока хочет проверить, как он будет работать, после Ф.А.Ю. говорил, что не знает, как заключить договор. В его /М.Д.В.

/ обязанности входило: получение денежных средств у Ф.А.Ю., за которые он писал расписки от руки, затем покупка товара, заказанный клиентами у Ф.А.Ю., после чего он /М.Д.В./ развозил товар клиентам, получал от них денежные средства и возвращал их Ф.А.Ю.. Ф.А.Ю. с каждой партии товара выплачивал ему /М.Д.В.

/ заработную плату, а именно 350 рублей и возвращал ему ранее написанные им расписки, бывали случаи, когда Ф.А.Ю. забывал отдавать расписки, по которым он /М.Д.В./ рассчитывался с потерпевшим, либо отдавал их через некоторое время. С Ф.А.Ю. он проработал около одного года, всегда возвращал ему денежные средства, вырученные за проданный товар.

В начале 2017 года, точную дату он не помнит, он /М.Д.В./ также взял у Ф.А.Ю. денежные средства, закупил товар, отвез его покупателям, получил от них деньги. В этот момент у него сломалась принадлежащая ему автомашина, и ему /М.Д.В./ понадобились деньги для ее ремонта. Этот вопрос он обговорил с Ф.А.Ю.

, на что последний пояснил, что не возражает, если он возьмет деньги для ремонта транспортного средства. Он отремонтировал автомашину, после чего ему /М.Д.В./ предложили иную работу, и он сказал Ф.А.Ю., что больше работать с ним не будет, при этом, вернуть денежные средства не может, поскольку потратил их на ремонт автомашины. Он пояснил Ф.А.Ю.

, что вернет долг после того, как получит заработную плату, на что Ф.А.Ю. ответил согласием. После этого, Ф.А.Ю. звонил ему с требованием вернуть денежные средства, кроме Ф.А.Ю. ему /М.Д.В./ звонили иные лица, которые угрожали ему и членам его семьи физической расправой. После поступления угроз, он /М.Д.В./ позвонил Ф.А.Ю.

, и сказал, что больше работать с ним не будет, поскольку опасается за безопасность своей семьи. По данному факту Ф.А.Ю. ничего ему не пояснил. Он /М.Д.В./ помогал потерпевшему с использованием своего личного автотранспорта, который в это время изнашивался, поскольку заказов было очень много. Он /М.Д.В.

/ считает, что потерпевший его оговаривает, при этом у них всегда складывались нормальные рабочие отношения, неприязненного отношения друг к другу они не испытывали. По факту поступления угроз в его /М.Д.В./ адрес и в адрес его семьи, он с заявлением в правоохранительные органы не обращался, поскольку считал, что в этом нет смысла. После получения от Ф.А.Ю.

денежных средств, он проследовал в район электрозаводского моста в г. Москве для приобретения товара, где у него сломалась автомашина. На ремонт транспортного средства он /М.Д.В./ потратил более 18 000 рублей, недостающую часть денег взял у супруги. В период работы расходы на бензин Ф.А.Ю. не компенсировались. Корыстного умысла на хищение чужих денежных средств у него /М.Д.В./ не было. Он денежными средствами /Ф.А.Ю./ обманным путем не завладевал, готов вернуть потерпевшему долг в сумме 18 000 рублей.

Несмотря на позицию подсудимого, суд, исследовав доказательства по делу в их совокупности, пришел к выводу о виновности М.Д.В., и его виновность объективно подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами:

— показаниями потерпевшего Ф.А.Ю., данными им в ходе судебного разбирательства о том, что ранее с М.Д.В. он знаком, М.Д.В. работал у него в качестве курьера, начиная с февраля 2016 года, неприязненного отношения к подсудимому он /Ф.А.Ю./ не испытывает, поводов для оговора не имеет. В 2011 году он зарегистрировался, как индивидуальный предприниматель ИП «Ф.

», занимался розничной торговлей посуды. В феврале 2016 года ему для работы понадобился курьер, он зашел на интернет-сайт «***», начал поиски претендентов на должность курьера и наткнулся на объявление М.Д.В., который искал работу.

Он позвонил ему по номеру телефона, указанному в объявлении, они обговорили условия работы, а именно то, что курьер будет отвозить товар клиентам и получать за это денежные средства в размере 350 рублей за доставку. Подсудимый согласился на его /Ф.А.Ю./ условия, и они договорились о встрече у него дома по адресу: г. Москва, ***. М.Д.В.

приехал к нему, они все обсудили и начали совместно работать. Работа М.Д.В. заключалась в том, что он должен был получать товар на складе, отвозить его покупателю, получать за продажу товара деньги и привозить их ему /Ф.А.Ю./. М.Д.В. получал оплату по факту возврата, оплата производилась каждый раз своевременно, не задерживалась. Он не заключал трудовой договор с М.Д.В.

, поскольку хотел посмотреть, как тот будет работать в дальнейшем, затем М.Д.В. отвечал, что ему некогда. М.Д.В., работая в качестве курьера-водителя, свои должностные обязанности знал, понимал, за что ему выплачивались деньги, предложенные условия М.Д.В. устраивали, он получал 350 рублей за один выезд к покупателю. При каждом получении М.Д.В.

денежных средств, подсудимый писал расписку, где была указана сумма, которую он должен привезти ему от клиентов и ниже в расписке была указана сумма, которую он выдавал М.Д.В. для покупки товара. Расписка означала, что М.Д.В. должен вернуть определенную сумму, после расчета с покупателями он приезжал к нему, возвращал деньги, а он /Ф.А.Ю./ отдавал ему написанные расписки.

Деньги, выдаваемые М.Д.В. на закупку товара, принадлежали непосредственно ему /Ф.А.Ю./. Он не говорил подсудимому, что является индивидуальным предпринимателем, но он об этом и не спрашивал. До января 2017 года подсудимый работал достаточно хорошо, у него не было к М.Д.В.

претензий, но периодически он просил у него денежные средств в займы, аргументируя тем что, что на предыдущей работе ему не вернули деньги, указывая на то, что как только ему выплатят заработную плату, он сразу вернет ему /Ф.А.Ю./ денежные средства. Когда М.Д.В. привозил деньги за вырученный товар, он возвращал деньги за вычетом курьерского процента. До настоящего момента М.Д.В.

ему ничего не вернул, он верил подсудимому, поскольку тот хорошо работал. Говорил, что проблемы в семье, поэтому деньги срочно потребовались. 31 января 2017 года около 09 часов 00 минут М.Д.В. приехал к нему /Ф.А.Ю.

/ домой по вышеуказанному адресу, получил принадлежащие потерпевшему денежные средства в размере 18 000 рублей для закупки определенного товара, но с учетом разницы закупочной цены на товар и розничной цены, подсудимый должен был привезти ему /Ф.А.Ю./ 33 000 рублей, именно на эту сумму им была написана расписка. М.Д.В.

уехал на склад, приобрел товар, затем отвез товар покупателю, получил от клиента денежные средства, однако деньги не вернул. Он должен был приехать через пару дней, обычно возвращал деньги тогда, когда появлялся следующий заказ. Ежемесячно М.Д.В. зарабатывал около 30 000 рублей. М.Д.В.

знал, что должен был вернуть большую сумму, нежели получил, он знал о том, что идет накрутка цен на розничный товар. Они так всегда работали, и он привозил деньги, полученные от клиентов за розничный товар. Когда М.Д.В. не привез ему /Ф.А.Ю.

/ деньги, через несколько дней он позвонил ему, чтобы выяснить, когда тот приедет, на что подсудимый пояснил, что пока не может приехать, поскольку уехал по семейным обстоятельствам. Потом М.Д.В.

пояснял, что пока не привез деньги в сумме 33 000 рублей, поскольку у него умерла родственница и его мама полетела в другой город на похороны, там матери стало плохо, и ему понадобились денежные средства на перелет к матери. Он поверил подсудимому, и тот дальше продолжил работать. Последний раз он с ним общался 13 марта 2017 года, когда М.Д.В. должен был приехать за очередным заказом. М.

Д.В. написал ему сообщение, что приедет после обеда. После обеда он не приехал, он /Ф.А.Ю./ написал М.Д.В. сообщение, спросив, где он, на что М.Д.В. сначала отвечал, что занят, затем, что вынужден был уехать, и перезвонит позже. После чего он пропал, на телефонные звонки не отвечал. Через несколько дней он позвонил М.Д.В.

домой, к телефону подошла его супруга, которая сказала, что не знает где ее муж и когда он вернется, она тоже не знает, больше он звонить не стал. 15 апреля 2017 года в вечернее время ему позвонил М.Д.В., очень грубо общался, оскорблял, говорил, что ничего не должен и ничего не вернет. Больше общаться с подсудимым он не стал, на связь с ним не выходил. Он /Ф.А.Ю.

/ написал соответствующее заявление в полицию. Так же потерпевший пояснил, что летом 2016 года, когда М.Д.В. работал у него, к нему обращались две микро финансовые организации, с просьбой повлиять на М.Д.В., потому что, он должен им денежные средства и не возвращает. Деньги, которые он давал М.Д.В., принадлежали лично ему /Ф.А.Ю.

/, через кассу он их не проводил, кассового аппарата у него не было, по закону индивидуальному предпринимателю он не нужен. Оформлен М.Д.В. не был, они работали по устной договоренности. М.Д.В. должен был вернуть ему /Ф.А.Ю./ 33 000 рублей за продажу товара, а он заплатить подсудимому за работу, но поскольку деньги М.Д.В. не вернул, по этому заказу они так с ним и не рассчитались, М.Д.В.

сам предложил рассчитаться с ним позже за выполнение данного заказа. Денежные средства в сумме 18 000 рублей М.Д.В. получил от него в квартире по адресу: г. Москва, ***. Он /Ф.А.Ю./ уверен, что М.Д.В. получил денежные средства за проданный товар от клиентов, поскольку после каждого развоза курьером посуды, он /Ф.А.Ю.

/ обзванивал клиентов, в данном случае товар был получен, претензий у покупателей не было, 31 января 2017 года никто из потребителей не жаловался, что товар им был не доставлен. М.Д.В. неоднократно занимал у него денежные средства, до 31 января 2017 года также имелась задолженность, он неоднократно обращался с заявлением в правоохранительные органы по факту хищения у него денежных средств, суммы были больше, чем 33 000 рублей. С заявлением в отделение полиции о привлечении к ответственности М.Д.В. он /Ф.А.Ю./ обратился по факту причинения ему ущерба на сумму 33 000 рублей, который он подтвердил распиской, подписанной М.Д.В., причиненный ущерб является для него незначительным. Другие курьеры также работали с ним, в работе с ними он действовал по такому же принципу, они тоже писали расписки при получении денежных средств, он /Ф.А.Ю./ всегда указывал не ту сумму, которая фактически выдавалась, а ту сумму, которую курьер получал от клиента и должен был вернуть с учетом прибыли, он это делал для того, чтобы избежать обмана, поскольку периодически выдавал достаточно крупные суммы, по несколько сотен тысяч рублей, наценка была очень существенная. После того, как М.Д.В. привозил ему /Ф.А.Ю./ денежные средства, расписки о получении денег, в которых расписывался подсудимый, он /Ф.А.Ю./ отдавал на руки, никакие расписки он не терял, ничего себе не оставлял.

Источник: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D1%87-1-%D1%81%D1%82-159-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84/

Мошенничество в сфере кредитования – ст.159.1 УК РФ

Приговор по ч 1 ст 159 ук

Мошенничество в сфере кредитования – относительно новый состав преступления, который появился в УК РФ только в 2013 году.

И это вполне объяснимо, поскольку с развитием рыночной экономики «совершенствуются» и способы мошенничества, а общая статья 159 УК РФ уже не способна учесть нюансы каждого преступного деяния. Мошенничество по ст.159.

1 УК РФ является достаточно распространенным преступлением: так, по данным Судебного департамента при ВС РФ, только в 2018 году к ответственности за его совершение было привлечено более 2 тысяч человек.

Рассмотрим состав простого мошенничества в сфере кредитования
(то есть деяния, не содержащего отягчающих обстоятельств).

  1. Объективная сторона: изъятие денежных средств банковской организации или другого кредитора путем предоставления заведомо ложной или недостоверной информации. Сумма кредита значения не имеет, главное, чтобы она была больше 2 500 рублей. При сумме хищения на сумму менее 2 500 рублей наступает административная ответственность по ст. 7.27 КоАП РФ. Чаще всего виновное лицо искажает информацию о своем месте работы, получаемой зарплате, семейном положении и других фактах, которые могут напрямую повлиять на решение банка о предоставлении кредита.
  2. Объект: право собственности кредитора в отношении незаконно приобретенных субъектом преступления прав на денежные средства. В качестве дополнительного объекта выступает нормальное функционирование кредитно-денежной системы в России.
  3. Субъект: вменяемое физлицо, достигшее возраста 16 лет. Однако на практике подавляющее большинство субъектов старше 18 лет, поскольку практически все банки предоставляют кредиты только совершеннолетним лицам.
  4. Субъективная сторона: прямой умысел. Виновное физлицо понимает противоправность своих действий, осознает, что они причинят ущерб банку, однако желает наступления указанных последствий.

Рассматриваемая статья также содержит и квалифицированные составы (то есть составы, содержащие отягчающие обстоятельства). Это мошенничество, совершенное:

  • группой субъектов по предварительному сговору;
  • с использованием своего положения или в крупном размере (свыше 1 миллиона 500 тысяч рублей);
  • организованной группой физлиц или в особо крупном размере (свыше 6 миллионов рублей).

«Мошенничество в сфере кредитования очень схоже по своему составу с незаконным получением кредита (ст.176 УК РФ). Разница заключается в том, что по ст.

176 УК привлекаются только предприниматели и руководители организаций, при этом действия виновных не преследуют цели хищения денег банка или иного кредитора.

Если лицо изначально не собиралось выплачивать долг и хотело присвоить денежные средства , то содеянное является мошенничеством.»

Ст.159.1 УК РФ предусматривает следующие виды наказаний за данный вид мошенничества:

  • до 120 тысяч рублей штрафа (или в размере заработка виновного лица за период до 1 года);
  • до 360 часов обязательных работ;
  • до 12 месяцев исправработ;
  • до 24 месяцев ограничения свободы;
  • до 24 месяцев принудительных работ;
  • до 4 месяцев ареста.

Если мошенничество в сфере кредитования было отягощено указанными в законе обстоятельствами , то наказание, естественно, ужесточается. Например, если гражданин присвоит себе денежные средства в размере более 6 миллионов рублей, то его ждет привлечение к ответственности по ч. 4 ст. 159.

1 за хищение в особо крупном размере, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет. В качестве дополнительного наказания могут применяться штраф и ограничение свободы.

Какие приговоры выносят суды по ст.159.1 УК РФ? 

Все зависит от обстоятельств дела, а также от того, совершало ли лицо сопутствующие преступления. 

Приведем реальные примеры

В 2011 году Дмитрий Даин, исполнительный директор ООО «Терминал Восток», вместе с соучастниками подготовил и передал в один из банков заведомо подложные документы о финансовом положении фирмы.

Обоснованием для выдачи кредита послужил бизнес-план по оказанию логистических и фармацевтических услуг на территории Московской области. Кредитное учреждение предоставило Даину 270 млн рублей, которые впоследствии были присвоены.

Исполнительный директор был приговорен к 4 годам и 6 месяцам лишения свободы за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст.159.1 УК РФ.

И другой пример

В Республике Коми предприниматель Андрей Тутаев находил заранее неплатежеспособных лиц, изготавливал для них поддельные документы и за вознаграждение предлагал им оформить в банке кредит.

Его сообщник – управляющий банком Александр Цветков – принимал решение о выдаче денег без всякой проверки поданных документов. В результате банку был причинен ущерб на сумму более 25 млн рублей.

Тутаев был признан виновным в мошенничестве сфере кредитования, подделке документов и легализации денежных средств, в результате чего предприниматель получил 7 лет колонии. Цветков был осужден на 6 лет и 1 месяц лишения свободы.

Стоит отметить, что за последние пять лет приговоры по статьям, предусматривающим уголовную ответственность за совершение мошенничества в особо крупном размере ужесточились.

Если ранее условное наказание за совершение мошенничества в особо крупном размере при признании подсудимым вины и возмещении ущерба применялось в более чем половине случаев, то сейчас эти обстоятельства не позволяют на практике уйти от реального наказания.

Анализ приговоров московских районных судов по ст. 159, 159.1 -159.3, 159.5, 159.

6 УК РФ при вменении хищения в особо крупном размере показывает, что даже при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве судами назначается наказание в виде реального лишения свободы сроком в среднем до 4 лет; при не признании вины и отсутствии рецидива срок повышается в среднем до 6 лет.

Нужен ли уголовный адвокат по ст.159.1 УК РФ? С одной стороны, может показаться, что наказания за мошенничество в сфере кредитования не слишком существенны, и предпринимателю будет достаточно помощи государственного защитника.

Однако, как показывает практика, чаще всего бизнесмены совершают рассматриваемое преступление в составе группы или в крупном (особо крупном) размере, а это означает усиленную уголовную ответственность.

Если не заручиться поддержкой опытного уголовного адвоката по экономическим делам, предприниматель может не только получить реальный срок, но и потерять крупную сумму денег, которая будет взыскана в пользу потерпевшей стороны.

В свою очередь, защитник использует все законные возможности, чтобы помочь своему Доверителю. Наилучшим результатом станет прекращение уголовного дела еще на стадии предварительного расследования, однако если оно было передано в суд, у адвоката все равно есть пространство для маневров.

Например, одним из вариантов может стать переквалификация обвинения с частей 2-4 на часть 1 ст.159.1 УК РФ, предусматривающую более мягкое наказание. При вменении ч. 1 или ч. 2 ст. 159.

1 УК РФ можно воспользоваться возможностью прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа или по иным основаниям, освобождающим от уголовной ответственности при совершении впервые преступления небольшой или средней тяжести.

Следовательно, если Вы желаете воспользоваться услугами уголовных адвокатов и разрешить проблему с наименьшими потерями – обращайтесь в АК «Судебный адвокат».

расскажите о нас друзьям:

Источник: https://www.advo24.ru/uslugi/moshennichestvo-v-sfere-kreditovaniya-st-159-1-uk-rf.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.