Приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

Анализ судебной практики применения статьи 292 УК РФ (Служебный подлог). – Мониторинг правоприменения

Приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

В статье 292 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 Уголовного кодекса). Ответственность по части второй указанной статьи наступает за те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 292 УК РФ, является умышленными в силу указания на мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. По категории тяжести деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, отнесено законодателем к преступлению небольшой тяжести, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, – к преступлениям средней тяжести.

Криминологическая характеристика.

В результате исследования 68 решений судов в 28 субъектах Российской Федерации (г. Москва, г.

Санкт-Петербург, Саратовская область, Ростовская область, Свердловская область, Челябинская область, Оренбургская область, Новосибирская область, Самарская область, Ярославская область, Иркутская область, Тульская область, Тюменская область, Орловская область, Сахалинская область, Волгоградская область, Ленинградская область, Пермский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Удмуртская Республика, Чеченская Республика, Республика Мордовия) c 2015 по 2018 г. были получены следующие результаты.

Были выделены 4 основные сферы, в которых наиболее часто совершаются данные преступления:

  • •        охрана правопорядка, в том числе расследование преступлений и привлечение к административной ответственности, – 18 дел (26,5 %);
  • •        исполнение наказаний – 3 дела (4,4 %);
  • •        образовательная деятельность (высшее и средне-профессиональное образование) –  16 дел (23,5 %);
  • •        медицинская деятельность –  15 дел (22 %).

 В зависимости от квалификации преступлений по разным частям ст. 292 УК РФ дела распределились следующим образом: по ч. 1 ст. 292 УК РФ было квалифицировано 48 преступлений, что составило  70,6 %, по ч. 2 ст. 292 УК РФ – 20 преступлений, что составило 29,4 %. Среди всех проанализированных решений квалификация содеянного только по ст.

292 УК РФ имела место в 20 случаях (29,4 %), по совокупности – в 48 случаях (70,6 %), в том числе по совокупности с иными преступлениями против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 286, 290, 291.2, 293 УК РФ) – 36, с посягательствами на собственность (ст. 159, 159.

2, 160 УК РФ) – 10, с посягательствами на интересы правосудия (ст. 303, 305 УК РФ) – 4.

Предметом служебного подлога наиболее часто выступали процессуальные документы, издаваемые в рамках осуществления производства по уголовным делам – 7 случаев (10,3 %),  процессуальные документы по делам об административных правонарушениях –  8 случаев (11,8 %), листки временной нетрудоспособности, карты учета диспансеризации и акты медицинского освидетельствования – 15 случаев (22 %), зачетные книжки, экзаменационные листы, зачетно-экзаменационные ведомости – 16 случаев (23,5 %).

Выявлено три наиболее распространенных способа осуществления служебного подлога: изготовление поддельного документа (с использованием официальных бланков) – 26 приговоров (38,2 %), внесение заведомо ложных сведений, имеющих юридическое значение, в документ – 33 приговора (48,5 %), подписание документа, содержащего сведения, не соответствующие действительности, с фиксацией юридически значимых фактов – 9 приговоров (13,2 %).

Характеристика лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ (ряд анализируемых приговоров вынесен в отношении 2 лиц).

Квалификация преступленияХарактеристика должностного лицаИтого
Представитель властиЛицо, выполняющее организационно-распорядительные и/или административно-хозяйственные функции
Ч. 1 ст. 292 УК РФ133851
Ч. 2  ст. 292 УК РФ111021
Итого:244872

Распределение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ, по сферам деятельности.

Сфера деятельностиОсужденные
количество% от общего числа
Охрана правопорядка, в том числе:- следователи, дознаватели,- инспекторы ДПС,- иные сотрудники полиции- судьи20595127,8
Исполнение наказаний34,2
Образовательная деятельность1622,2
Медицинская деятельность1520,8
Иная1825

Следует подчеркнуть, что в рамках исследованной практики все лица, привлеченные к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являлись лицами, не имеющими судимости.

Заслуживает внимания наказание, которое было назначено указанным лицам. В большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст.

292 УК РФ, назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества –  штраф, обязательные работы, исправительные работы.

Лишение свободы назначается в подавляющем большинстве случаев только по совокупности преступлений, при этом из 12 приговоров к лишению свободы в 8 случаях наказание было назначено условно.

В 5 случаях лица были освобождены от ответственности с уплатой судебного штрафа (6,9 %). В 3 случаях дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в одном – в связи с деятельным раскаянием. Еще в одном случае уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 6, п.

7 ч. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Выявлен один случай оправдания по ст. 292 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Распределение осужденных по ст. 292 УК РФ по видам назначенного наказания.

Квалификация преступленияВсего осужденныхНазначенное наказание
ШтрафОбязательные работыИсправительные работыЛишение свободы
реальноеусловное
Ч. 1 ст. 292 УК РФ4127311
Ч. 2 ст. 292 УК РФ19748
Итого603431148

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности за преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ,  было назначено по только 10 приговорам (14,7 %).

Проблемы уголовно-правовой квалификации.

  1. Определение предмета преступления.

Трудности определения предмета преступления – официального документа –  по ст. 292 УК РФ обусловлены тем, что понятие «официальный документ» в УК РФ не раскрывается.

На уровне международных и национальных нормативно-правовых актов существует несколько норм, содержащих дефиницию официального документа[1], однако эти определения даются для целей соответствующего нормативно-правового регулирования, в связи с чем не могут быть механически применены для решения уголовно-правовых задач.

Источник: https://pravoprim.spbu.ru/yurisprudentsiya/osnovy-pravovoj-sistemy/item/442-analiz-sudebnoj-praktiki-primeneniya-stati-292-uk-rf-sluzhebnyj-podlog.html

КС: Наказание за мошенничество с использованием служебного положения не зависит от объема хищения

Приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 865-О, в котором рассмотрел вопрос о соразмерности наказания, примененного к сотруднице органов внутренних дел, по отношению к совершенному ею преступлению.

16 августа 2017 г. приговором Калининского районного суда г. Санкт-Петербурга Ольга Сеземина была признана виновной в совершении 29 января 2013 г. мошенничества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ).

Как отмечается в определении, осужденная, будучи старшим участковым уполномоченным полиции, при проверке магазина умышленно ввела в заблуждение индивидуального предпринимателя Х., указав на наличие оснований для привлечения его к административной ответственности за нарушение правил торговли.

За несоставление протокола о правонарушении участковый потребовала приобрести за счет предпринимателя товары общей стоимостью не менее 272 руб. (в ценах 2013 г.).

В итоге осужденной было назначено наказание в виде полутора лет лишения свободы условно с испытательным сроком в год и дополнительным наказанием в виде лишения права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя государственной власти, на два года. Апелляция оставила приговор в силе. Постановлением судьи Верховного Суда РФ в передаче кассационной жалобы было отказано.

В кассационной жалобе в КС Ольга Сеземина указала, что ч. 3 ст.

159 УК противоречит Конституции РФ в той мере, в какой позволяет привлекать к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное лицом с использованием служебного положения, вне зависимости от стоимости похищенного.

Кроме того, данная норма, по мнению заявительницы, позволяет назначать несоразмерное общественной опасности содеянного наказание в виде лишения свободы на срок, позволяющий отнести это преступление к категории тяжких, притом что такая стоимость может быть явно и существенно меньшей, нежели стоимость похищенного лицом, подвергнутым административной ответственности за мелкое хищение по ст. 7.27 КоАП РФ, или стоимость незаконно полученного лицом, подвергнутым уголовной ответственности за мелкое взяточничество по ст. 291.2 УК.

Заявительница также отметила, что оспариваемая норма нарушает принцип равенства, сопоставляя ее с ч. 1 ст.

165 УК, устанавливающей минимальный размер имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества, причиненного путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, равным крупному размеру, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб.

Рассматривая жалобу, КС указал, что в отличие от взятки, имеющей место лишь в случаях получения должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействие), которые входят в его полномочия либо которые оно могло совершить с использованием служебного положения, мошенничество с использованием служебного положения предполагает умышленное приобретение ценностей за совершение действий (бездействие), которые в действительности лицо не может осуществить ввиду отсутствия полномочий и невозможности использовать свое служебное положение (п. 24 Постановления Пленума ВС от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»).

Суд отметил, что мошенничество, совершенное с использованием служебного положения, будучи отнесенным к преступлениям против собственности, не сводится к получению взятки. В то же время, оставаясь коррупционным преступлением, оно не исчерпывается лишь мошенническим хищением чужого имущества.

Его системообразующие признаки, формируя в своем единстве сложный состав преступления, определяют совокупную повышенную опасность деяния (в сравнении не только с административно наказуемым мелким мошенничеством, но и с неквалифицированным мошенничеством, наказуемым в уголовном порядке) и, как следствие, иную степень пенализации.

При этом КС сослался на свое Определение от 8 декабря 2011 г.

№ 1623-О-О, в котором указано, что совершение сотрудниками ОВД умышленного преступления свидетельствует об их осознанном, вопреки профессиональному долгу и принятой присяге, противопоставлении себя целям и задачам деятельности полиции, что способствует формированию негативного отношения к ней и институтам государственной власти в целом, деформирует нравственные основания взаимодействия личности, общества и государства, подрывает уважение к закону и необходимости его безусловного соблюдения и, как следствие, предполагает допустимость поиска законодателем наиболее адекватных мер уголовно-правового реагирования на подобного рода преступные деяния.

Так, указал Суд, по отношению к ряду уголовно противоправных деяний использование при их совершении служебного (в том числе должностного) положения приобретает значение криминообразующего признака, характеризующего особенности квалифицированных составов данных преступлений. Подобным образом структурирован в ч. 3 ст.

159 УК и состав мошенничества, включающий посягательство на разнородные объекты специфическим способом, состоящим в использовании субъектом своего особого (специального) статуса, что не выходит за рамки полномочий законодателя и не противоречит принципам равенства и соразмерности.

Кроме того, отметил КС, это обусловлено повышенной опасностью таких деяний, направлено – во исполнение принципа справедливости – на дифференциацию уголовной ответственности и не предполагает, вопреки мнению заявительницы, установления и применения мер ответственности без учета отмеченных обстоятельств, имеющих объективное и разумное обоснование и способствующих верной оценке общественной опасности как самого преступного деяния, так и совершившего его лица.

«Что же касается сопоставления оспариваемого законоположения с ч. 1 ст.

165 УК Российской Федерации, устанавливающей ответственность за причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения, совершенное в крупном размере, каковым признается стоимость имущества, превышающая 250 тыс. руб., то, поскольку в данном составе отсутствуют (в совокупности или отдельно) такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью, безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, равно как и признак его совершения специальным субъектом – лицом, использующим свое служебное положение, постольку соотнесение этих двух норм с точки зрения принципа равенства не имеет под собой оснований», – отметил Суд.

КС добавил, что ни международные обязательства, принятые на себя Россией, ни УК не препятствуют законодателю и суду в процессе определения нормативных пределов наказания и конкретной его меры, применяемой к виновному, учитывать характер деяния, его опасность для защищаемых уголовным законом ценностей, реальный размер причиненного вреда, сведения о лице, совершившем преступление, и другие обстоятельства, учет которых способствует избранию мер уголовно-правового воздействия, сообразующихся с конституционными принципами юридической ответственности.

Суд указал, что при назначении наказания первая инстанция, учитывая фактические обстоятельства преступления, характер и степень его общественной опасности, не выявила достаточных оснований для изменения категории преступления на менее тяжкую в соответствии с ч. 6 ст.

15 УК, а также для назначения согласно ст. 64 УК более мягкого наказания, чем предусмотрено за это преступление.

«Однако, принимая во внимание сведения о личности виновной, отсутствие отягчающих и наличие смягчающих обстоятельств, в том числе мнение потерпевшего, не считающего, что ему был причинен какой-либо вред, суд назначил О.М.

Сеземиной наказание … без штрафа и ограничения свободы, но с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать на государственной службе должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, на срок два года», – отметил КС.

Он подчеркнул, что оспариваемая норма сама по себе не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.

В определении также отмечается, что формально ставя вопрос о конституционности законоположения, заявительница, по сути, выразила несогласие с вынесенными процессуальными решениями, предлагая Суду оценить их правомерность и обоснованность с учетом обстоятельств дела.

В комментарии «АГ» юрист консалтинговой группы G3 Елизавета Фетисова указала, что вопрос о конституционности ч. 3 ст. 159 УК, в сущности, сводится к вековой проблеме справедливости наказания и его соразмерности преступлению.

«Несмотря на то что КС РФ вынес “отказное” определение, в нем достаточно подробно проанализирован состав совершенного заявительницей преступления. Суд справедливо указал на двойственный характер состава ч. 3 ст.

159 УК РФ: преступление направлено, в первую очередь, против собственности, но не сводится к хищению, а также имеет квалифицирующий признак в виде злоупотребления специальным статусом, что создает риск для иных конституционных ценностей, вплоть до угрозы демократическим институтам.

Все вместе это образует совокупную повышенную опасность деяния, отражающуюся на степени его пенализации», – отметила юрист.

Таким образом, подчеркнула она, КС напомнил об основополагающих принципах дифференциации уголовной ответственности, а также о целях наказания, которыми являются не только восстановление социальной справедливости, но и исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений. По мнению эксперта, в этом смысле наказание не может опираться исключительно на размер причиненного ущерба.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов полагает, что КС верно разобрался в ситуации, поскольку решающим выступает не объем хищения, а факт совершения коррупционного преступления должностным лицом.

«Коррупционные преступления составляют повышенную общественную опасность деяния, за которые предусматривается повышенная ответственность.

Это полностью согласуется с международным правом (Конвенцией ООН против коррупции) и практикой зарубежных стран, подчеркивающей опасный характер коррупции, создаваемые ею угрозы и устанавливающей повышенную ответственность за коррупционные преступления», – указал он.

При этом адвокат критически отнесся к позиции КС, указавшего, что заявительница, ставя вопрос о конституционности нормы УК, якобы «выражает несогласие с вынесенными по ее делу судебными решениями» и просит КС дать оценку состоявшимся судебным решениям. «Вынужден констатировать два ключевых обстоятельства.

Первое – стойкое нежелание КС рассматривать жалобы по существу, используя для этого причудливые и не всегда логичные обоснования для отказа. Второе – аналогичную практику нижестоящих судов, незамысловато “объезжающих” доводы защиты для их нерассмотрения по существу.

Странноватая тенденция», – пояснил Алексей Иванов.

Адвокат, партнер, руководитель уголовно-правовой практики КА «Pen & Paper» Алексей Добрынин отметил, что решение суда, в соответствии с которым лицо привлекают к уголовной ответственности за хищение на сумму 272 руб., представляется даже не спорным, а весьма странным.

«В соответствии с законом минимальный размер уголовно наказуемого хищения составляет 2500 руб., если это не грабеж и не разбой.

Однако Суд в данном деле слишком формально подошел к правовой оценке и учел положения статьи КоАП, устанавливающей административную ответственность за мелкое хищение, в соответствии с которыми эта статья не применяется, если есть квалифицирующие признаки из уголовного закона, – пояснил он.

– Поскольку хищение было совершено при наличии квалифицирующего признака “с использованием служебного положения”, действия заявительницы были квалифицированы по ст. 159 УК. Форма взяла верх над содержанием.

И это несмотря на то, что согласно судебно-следственной практике и требованиям УК, который содержит специальную норму, позволяющую учитывать подобные ситуации (не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки состава преступления, но в силу малозначительности не представляющее общественную опасность)». В аналогичных ситуациях, добавил эксперт, уголовные дела прекращаются за малозначительностью.

Адвокат также отметил, что даже если бы 272 руб. были получены в качестве взятки, то санкция за мелкое взяточничество тоже оказалась бы менее строгой, чем за мошенничество с использованием служебного положения, за которое была осуждена заявительница.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-nakazanie-za-moshennichestvo-s-ispolzovaniem-sluzhebnogo-polozheniya-ne-zavisit-ot-obema-khishcheniya/

Рыбка Л.П. и партнеры – Оправдательный приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

Приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Тверь 11 мая 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Тверского областного суда

в составе:

председательствующего Демьяновой Г.Н.,

судей Чеботаевой Е.И., Власова А.А.,

при секретаре Зиганшиной О.К.,

с участием прокурора Шалаева Ю.А.,

адвоката Рыбка П.Б.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению Бежецкого межрайонного прокурора Гневышева В.В., кассационным жалобам осужденной Кучерявой Г.А. и адвоката Рыбка П.Б. на приговор Бежецкого городского суда Тверской области от 02 февраля 2011 года, которым

Кучерявая Галина Анатольевна, родившаяся ДД.ММ.ГГГГ в , ранее не судимая,

по предъявленному обвинению в совершении трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизодам от 23 мая 2008 г., 2 марта 2009г., 16 апреля 2009 г.) и преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, оправдана в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

За Кучерявой Г.А. признано право на реабилитацию в части оправдания по указанным выше эпизодам с разъяснением порядка обращения с требованием о возмещении имущественного вреда и с иском о компенсации за причинённый моральный вред.

Она же признана виновной в совершении пяти преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 159 УК РФ (по эпизодам от 26 февраля 2008 г., 6 марта 2008 г., 29 мая 2008 г., 11 марта 2009 г. и в период с 23 марта 2009 г.

по 30 марта 2009 г.), и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 30.000 (тридцать тысяч) рублей с лишением в соответствии с ч. 3 ст.

47 УК РФ права заниматься врачебной деятельностью на срок 1 (один) год за каждое.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ Кучерявая Г.А. освобождена от отбывания назначенного наказания по эпизодам от 26 февраля 2008 г., 6 марта 2008 г. и 29 мая 2008 г. в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений (по эпизодам от 11 марта 2009 г. и в период с 23 марта 2009 г. по 30 марта 2009 г.), путём полного сложения наказаний, Кучерявой Г.А. назначен штраф в размере 60000 (шестьдесят тысяч) рублей с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 2 (два) года.

Меру пресечения до вступления приговора в законную силу оставлена прежней – в виде подписки о невыезде.

Взыскано с Кучерявой Г.А. в возмещение материального вреда в пользу ФИО6 4000 рублей, ФИО7 2000 рублей, в остальной иска отказано.

В удовлетворении гражданского иска ФИО8 о компенсации морального вреда отказано.

Определена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Власова А.А., прокурора Шалаева Ю.А., поддержавшего доводы кассационного представления, адвоката Рыбка П.Б. просившей удовлетворить доводы кассационных жалоб, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Приговором Бежецкого городского суда Тверской области Кучерявая Г.А. признана виновной в совершении пяти эпизодов мошенничества от 26 февраля 2008 г., 6 марта 2008 г., 29 мая 2008 г., 11 марта 2009 г. и в период с 23 марта 2009 г. по 30 марта 2009 г., то есть в хищении чужого имущества путём обмана и злоупотреблением доверием.

На основании п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ Кучерявая Г.А. освобождена от отбывания назначенного наказания по эпизодам от 26 февраля 2008 г., 6 марта 2008 г. и 29 мая 2008 г. в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений (по эпизодам от 11 марта 2009 г. и в период с 23 марта 2009 г. по 30 марта 2009 г.), путём полного сложения наказаний, Кучерявой Г.А. назначен штраф в размере 60000 (шестьдесят тысяч) рублей с лишением права заниматься врачебной деятельностью на срок 2 (два) года.

Она же по предъявленному обвинению в совершении трёх преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 УК РФ (по эпизодам от 23 мая 2008 г., 2 марта 2009г., 16 апреля 2009 г.) и преступлении, предусмотренном ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ, оправдана в связи с отсутствием в ее действиях состава преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Кучерявая Г.А. виновной себя по предъявленному обвинению не признала.

В кассационном представлении Бежецкий межрайонный прокурор Гневышев В.В. просит приговор суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот суд в ином составе.

В обоснование своей позиции указывает, что судом необоснованно исключён вмененный осужденной квалифицирующий признак «совершение преступлений с использованием своего служебного положения», поскольку не принят во внимание тот факт, что Кучерявая Г.А.

являлась врачом-психиатром-наркологом на ? ставки в поликлинике МУЗ «Бежецкая ЦРБ», тогда как в психоневрологическом отделении МУЗ «Бежецкая ЦРБ» она работала заведующей отделением, при этом в указанном отделении ставка врача, как таковая, отсутствует, и в её должностные обязанности входило исполнение функций врача.

На данное кассационное представление адвокат Рыбка П.Б. принесла свои возражения, в которых просит оставить представление прокурора без удовлетворения.

Осужденная Кучерявая Г.А., выражая своё несогласие с приговором, указывает на то, что наказание в виде штрафа в размере 60 тысяч рублей не учитывает её материальное положение, а дополнительное наказание лишает её возможности получать средства к существованию.

По мнению осужденной суд признал её виновной в совершении двух эпизодов мошенничества только на основании показаний потерпевших, которые противоречат материалам уголовного дела.

Отмечает, что «горячий укол» ФИО10 не производился, что подтверждается неизмененным количеством препарата кальций хлористый как на начало месяца, так и на его окончание. Денежные средства, полученные от потерпевшего ФИО6, были истрачены на его лечение, поскольку необходимые препараты и шприцы в больнице на момент его поступления отсутствовали.

Просит приговор по уголовному делу в отношении неё отменить, а уголовное преследование – прекратить.

В кассационной жалобе адвокат Рыбка П.Б. считает выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, полагает, что судом допущены и нарушения процессуального закона при рассмотрении дела, в связи с чем просит приговор Бежецкого городского суда от 02 февраля 2011 года отменить и прекратить уголовное преследование в отношении ее подзащитной.

По мнению защитника суд необоснованно применил в отношении Кучерявой Г.

А принцип полного сложения наказаний без учёта совершённой однородности преступлений и суммы похищенного, а также немотивированно и нецелесообразно назначил ей дополнительное наказание, поскольку все потерпевшие получили бесплатную медицинскую помощь, а за их денежные средства покупались лишь необходимые препараты, которые в больнице отсутствовали. При этом суд не законно сослался на не существующий «Кодекс врачебной этики РФ», а выводы суда касаемо того, что осужденная нарушила нормы врачебной этики, ничем не подтверждены.

Отмечает, что факт передачи денежных средств потерпевшей ФИО8, кроме показаний последней, ничем не подтвержден, а размер денежных средств за лечение ФИО6 основан на противоречивых показаниях указанного выше потерпевшего, страдающего алкоголизмом.

Адвокат ФИО5 также находит приговор суда подлежащим отмене с прекращением уголовного преследования в отношении Кучерявой Г.А.

Судом, по мнению адвоката, необоснованно приведено точное время передачи денежных средств от потерпевших осужденной, поскольку никто из потерпевших и свидетелей как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании его не называл, и не принято во внимание на отсутствие возможности у обвиняемой находиться на рабочем месте ранее 12 часов дня.

Как полагает защитник, судом в основу приговора положены недопустимые доказательства, полученные посредством оперативного внедрения, поскольку данное мероприятие выполнено с нарушением закона, а также постановление о признании технической ошибки, приобщенное к делу по ходатайству прокурора в прениях сторон. Не исключив указанные доказательства как недопустимые, суд занял обвинительную позицию.

Отмечает, что в материалах уголовного дела имеется неотменённое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2010, что делает нелегитимными все процессуальные действия, совершённые после вынесения этого постановления.

Кроме того, адвокат акцентирует внимание на то, что основу обвинительного приговора положены показания людей, страдающих психическими заболеваниями.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о виновности Кучерявой Г.А. в совершенных преступлениях, за которое она осуждена, основан на исследованных и приведённых в приговоре доказательствах, которым даны надлежащие анализ и оценка.

Суд, оценив все имеющиеся материалы дела в их совокупности, обоснованно признал доказательствами вины Кучерявой Г.А.

показания потерпевших ФИО6, ФИО7, ФИО11, ФИО8, свидетелей ФИО12, ФИО13, ФИО14, ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО10, протоколы выемок медицинских карт стационарных больных, оборотные ведомости по ПНО МУЗ «Бежецкая ЦРБ», содержание которых подробно приведено в приговоре суда.

Судом первой инстанции приведены убедительные мотивы признания правдивыми показаний потерпевших и свидетелей обвинения и мотивы критического отношении к показаниях осужденной и свидетелей защиты, не соглашаться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.

В соответствии с положениями ч.1 ст. 88 УПК РФ, суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства, в их совокупности, достаточными для постановления обвинительного приговора.

Вопреки доводам кассационных жалоб оснований для иной оценки доказательств, чем данной судом первой инстанции, не усматривается.

Не доверять показаниям потерпевших, как и показаниям свидетелей обвинения у суда оснований не имелось, поскольку в деле не содержится данных, которые свидетельствовали бы о заинтересованности указанных лиц в оговоре осужденной.

Оснований сомневаться в объективности органов предварительного следствия и суда, по делу не имеется. Предварительное следствие и судебное разбирательство, вопреки доводам кассационных жалоб, проведены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Участники процесса, в том числе и сторона защиты, в праве представления доказательств ограничены не были.

Судебная коллегия отмечает, что все ходатайства по делу разрешены с соблюдением требований ст.271 УПК РФ. При этом коллегия полагает, что мотивированные решения суда первой инстанции об отклонении ходатайств адвоката и осужденной, не являются свидетельством необъективности суда либо его заинтересованности в обвинительном исходе дела и не могут служить основанием для отмены приговора.

Нарушений конституционных прав осужденной, норм уголовно-процессуального закона Российской Федерации судебная коллегия не усматривает.

Фактические обстоятельства дела судом установлены правильно и полно изложены в приговоре.

Действия осужденной Кучерявой Г.А. по каждому из эпизодов преступной деятельности квалифицированы правильно, при этом доводы суда о юридической оценке действий осужденной подробно мотивированы в приговоре.

Наказание Кучерявой Г.А.. за совершенные преступления, назначено в пределах санкций статей уголовного закона, по которым она осуждена, с учетом требований, предусмотренных ст.ст. 6, 60 УК РФ.

При этом судебная коллегия считает, что суд, учитывая характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденной, а также наличие смягчающих обстоятельств по делу и отсутствие отягчающих обстоятельств, обосновал свои выводы о назначении как основного, так и дополнительного наказания, с применением в отношении основного наказания правил, предусмотренных ст.73 УК РФ, то есть не связанного с изоляцией от общества.

Вместе с тем судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Как видно из приговора преступления, за которые осуждена Кучерявая Г.А., относятся к категории небольшой тяжести. На момент рассмотрения судом кассационной инстанции сроки давности привлечения к уголовной ответственности, установленные ст. 78 УК РФ, по ним истекли, в связи с чем осужденная подлежит освобождению от наказания, назначенного ей приговором первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Бежецкого городского суда Тверской области от 02 февраля 2011 года в отношении Кучерявой Галины Анатольевны изменить: Кучерявую Галину Анатольевну на основании п.3 ч.1 ст.

24 УПК РФ освободить от назначенного наказания в связи с истечением срока давности уголовного преследования, в остальной части приговор оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Бежецкой межрайонной прокуратуры Тверской области Гневышева В.В.

, кассационные жалобы осужденной Кучерявой Г.А., адвокатов  Рыбка П.Б. без удовлетворения.

Председательствующий Г.Н. Демьянова

Судьи Е.И. Чеботаева

А.А. Власов

Источник: https://advokatvtveri.ru/praktika/ugolovnaya-praktika/opravdatelnyij-prigovor-po-moshennichestvu-s-ispolzovaniem-sluzhebnogo-polozheniya

Что такое мошенничество с использованием служебного положения? Состав преступления и ответственность за него по ч. 3 ст. 159 УК РФ

Приговор по мошенничеству с использованием служебного положения

Одним из видов хищений, предусмотренных уголовным законодательством, является мошенничество. В свою очередь преступные действия, которые описываются ст. 159 УК РФ, имеют несколько квалифицирующих признаков.

Одним из них является использование преступником своего положения и тех возможностей, которые ему даёт служба. Этот вид преступных действий предусмотрен отдельной нормой – частью 3 указанной статьи.

Но что собой представляет хищение или мошенничество путем злоупотребления служебным положением?

Оказываем юридическую помощь. Звоните

Источник: https://pravovoi.center/ugolovnoe-pravo/ehkonomika/prestuplenie-sobstvennost/moshennichestvo-159-uk-rf/vidy-moshen/s-isp-sluzhebnogo-polozheniya.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.