Приговор по ст 156 ук рф

С ирины маликовой снято обвинение по ст. 156 ук рф (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего)

Приговор по ст 156 ук рф

Сколько может длиться беззаконие? Иногда кажется, что мрак покрывает жизнь настолько плотным слоем, что дождаться проблесков света не удастся уже никогда. Но рано или поздно, обязательно наступает конец этой бесконечной удушающей пелене, и жизнь снова играет всеми красками, оставляя в небытии страхи и отчаяние…

Почти год назад, в июле 2010 г., работники опеки г. Балашихи по приставной лестнице через открытое окно второго этажа проникли в дом, где находилась Ирина Маликова и её девятилетняя дочь Таня, ухаживавшие за неизлечимо больной бабушкой, после чего девочка была силой отнята у матери и впоследствии передана в опекунскую семью.

После вторжения социальных служб в семью мать, не пьющую, ни разу не тронувшую ребёнка пальцем, не только лишили дочери, ограничив в родительских правах, но и предъявили более чем серьёзное обвинение – по так называемой «жестокой статье» 156 УК; в случае установления вины эта статья делает невозможным для матери воспитание собственного ребёнка. Ирина не понимала, в чем виновата, на расспросы отвечала, что обвиняют в «ограничении питания», «ограничении одежды» и в том, что, дескать, «гулять не пускала» – «но это всё неправда».

Отобранная у матери девочка стала жить в соседнем доме у бывшей «приятельницы» матери, профессионального опекуна Горихиной, которая помимо Тани воспитывала ещё двух приёмных детей и свою двенадцатилетнюю дочь.

Горихина какое-то время до этого по собственной инициативе познакомилась с Ириной Маликовой на улице, пригласила её к себе в гости, а затем и сама стала частым гостем в семье Маликовых, хозяйка которого стала считать её своей подругой.

Уже на третий день она запретила матери и дочери встречаться – пришлось Ирине искать защиты в суде. Она написала в опеку заявление с просьбой установить порядок встреч с дочерью «в течение всего дня в выходные», просьба была удовлетворена, правда, со странной оговоркой – «на усмотрение опекуна», но воспользоваться этой возможностью близким людям удалось только один раз.

Попав, наконец, домой, в родные стены, Таня «обмякла», радовалась общению с мамой, нехитрой, но родной обстановке, и когда пришла пора возвращаться в опекунский комфорт, расплакалась, не желая никуда уходить.

«Ну что ты, не плачь, – успокаивала её Ирина, верящая, что всё начинает меняться к лучшему, – потерпи немного, скоро всё наладится, а в следующие выходные – опять весь день вместе». Таня – послушная девочка, и веря маминому обещанию, она обречённо отправилась в постылый дом.

Но в следующие выходные они не смогли встретиться: когда Ирина Маликова позвонила в пятницу Горихиной с целью уточнить время встречи с дочкой, неожиданно выяснилось, что всё изменилось: после долгих дозвонов опекун наконец-то взяла трубку и сообщила, что к Тане отношения больше не имеет, где та сейчас находится, не знает, и говорить с Ириной больше не намерена, после чего отключила телефон.

Вне себя от страха за жизнь дочери, Ирина не знала куда бежать и что делать. На помощь совершенно растерявшейся женщине пришли активисты Межрегионального общественного движения «Семья, любовь, Отечество» и приняли живое участие в решении непростых вопросов, связанных с этой семьёй.

Когда Ирина Маликова с помощниками разыскали Таню в инфекционном отделении детской больницы г. Балашихи, помещённую туда как безнадзорную, выяснилось, что Горихина вечером 18 марта 2011 г. просто вернула её в опеку – «сдала» как вещь, которая больше не нужна.

А причиной неожиданного поступка, как позднее выяснилось, стали обнаруженные опекуном на теле Тани (на спине, груди, ногах, руках) множественные ушибы, укусы, царапины, а на голове – участки проплешин от вырванных волос.

Позднее десятилетняя Таня рассказала маме, а та записала на диктофон, что всё это – дело рук родной дочери Горихиной, которая «на правах хозяйки дома» систематически истязала и унижала её, угрожая физической расправой в случае, если та пожалуется взрослым.

Но, как ни странно, ни прокуратура, ни ОВД, куда с помощью общественников обратилась Ирина Маликова, совсем не отреагировали на её заявления об истязаниях дочери и дружно прислали отказы в возбуждении уголовного дела.

Потому что у них была «более важная задача» – наказание «преступной» матери за вымышленную жестокость (бедность семьи, отсутствие прививок у ребёнка и т.п.).

А девочка вполне успешно могла себя покусать и исцарапать сама, пусть даже и за спину – по крайней мере, опека официально выдвинула именно эту версию.

При этом начальник управления опеки Казанцева И.И. никак не реагировала на обращения перепуганной матери, на её просьбы объяснить происходящее и дать увидеться с девочкой – вместо этого к Тане приставили охрану, которая бдительно следила за тем, чтобы не допустить встречи с мамой, а Ирине отвечали, что поскольку она ограничена в правах, никто ей ничего рассказывать не будет.

29 марта 2011 г. Балашихинский суд к всеобщей радости принял решение о восстановлении Ирины Маликовой в родительских правах, а 21 апреля 2011 г.

, после выздоровления матери, внезапно заболевшей из-за переживаний, произошло долгожданное воссоединение близких людей.

Радоваться бы, да не с чего – над головой Ирины как дамоклов меч, по-прежнему маячила «страшная 156-я»: признают виновной – прощай, дочка…

Суд неумолимо приближался, и на его заседаниях были заслушаны свидетели. Ни участковый инспектор, ни соседи Ирины в своих свидетельских показаниях кроме того, что «в квартире было грязно», «в холодильнике не было еды», «сантехника не работала» (речь шла о бабушкиной квартире), ничего криминального за малообеспеченной семьёй не обнаружили.

При этом каждый из них отмечал, что мама и дочка «очень привязаны друг к другу», «отношения между ними отличаются теплотой», «девочка весёлая, общительная,… хорошо и чисто одетая,… создалось впечатление, что она меняла одежду каждый день», «вся семья очень любила девочку», «когда девочку отобрали, Ирина говорила, что умрёт без дочки».

К тому же свидетели в один голос говорили, что какая бы бедность ни была, ребенка от матери забирать нельзя.

Справедливости ради нужно сказать, что не все чиновники проявили в этой истории жестокосердие. Председатель Балашихинской комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав (КПДН и ЗП) Золотарёва Л.Л.

явила собой редко встречаемый пример отзывчивости и человеческой заботы: так, Маликовым для девочки привезли стол и кровать, помогли по хозяйству – словом, сделали то, что инструкциями не предусмотрено, но по велению сердца, случается, происходит.

И вот 10 июня 2011 г. состоялось последнее заседание уголовного суда по делу Ирины Маликовой.

Суд отклонил ходатайство защиты об отводе судьи, который после уже состоявшихся в деле прений, решил вернуться к опросу свидетелей и заслушать бывшего опекуна Тани Маликовой гр. Горихину, в семье которой Таня получила травмы.

Заседание продолжилось, и Горихина предстала на свидетельском месте. В то время, когда шло судебное заседание, судье позвонили из опеки на рабочий телефон, она разговаривала односложно: «да,… да,…да, я приму это к сведению».

Обвинение очень старалось доказать, что Ирина Маликова – жестокая мать, что беспорядок, обнаруженный в квартире её родителей – свидетельство её личной вредоносности.

Перед допросом Горихиной прокурор Шавырина и судья стали настаивать на том, чтобы Таня в это время находилась в коридоре, но девочка, которой уже исполнилось 10 лет, отказалась уходить, пришлось учесть её мнение и оставить её в зале суда.

Прокурор задавала вопросы относительно первого допроса Тани Маликовой, материалы которого бросали тень на Ирину. Горихина призналась, что Таню перед допросом не предупреждали о том, что она имеет право не свидетельствовать ни против своей мамы, ни против себя лично.

После допроса протокол ей не зачитывался, да и сама Горихина подписала его, как она сказала,…случайно.

Таким образом, всем стало ясно, что Таня даже не знала, что было написано «с ее слов» в том самом протоколе, ради которого судья изменила порядок ведения дела и допустила нарушение уголовно-процессуального производства.

К тому же Таня, слышавшая показания Горихиной о том, что ей в опекунской семье жилось очень хорошо, ей там очень нравилось, и она не хотела никуда уходить, со своего места энергично протестовала против таких слов, качала головой и выражала несогласие выразительной мимикой. А её мама в своём выступлении позднее сказала, что Таня пожаловалась ей, что в семье Горихиной её отправляли зимой в школу в одних тонких колготках, и от этого она очень мёрзла, но и помимо этого нужно понимать, насколько хорошо жилось девочке в доме, где её били.

После допроса Горихиной прокурор опять говорила о жестоком отношении матери к ребенку, которое выразилось в непосещении матерью с ребёнком детской поликлиники и нарушении «календаря прививок».

Ирина Маликова в своём последнем слове зачитала ряд положительных характеристик, представленных на неё с места работы, от соседей, сказала, что судить её не за что, она – хорошая мать, которая любит своего ребёнка, и ребёнок любит её.

После этого суд удалился для вынесения приговора, а присутствующие с замиранием сердца ждали его возвращения. И вот, наконец, зачитывается решение суда: обвинение по ст.

156 УК РФ с Ирины Маликовой снято! Радовались все, Ирина от счастья заплакала.

После окончания заседания в ожидании выдачи письменного решения суда активисты движения «Семья, любовь, Отечество», Таня и Ирина Маликовы и их адвокат завели разговор с прокурором Шавыриной. Как-то не давал никому покоя простой вопрос: отчего так добивается разлучения десятилетней девочки с любящей её непьющей матерью человек, по долгу службы обязанный охранять счастье ребёнка?

«Неужели у нас уже нет преступников, которых надо судить по УК? За что вы решили осудить меня?» – спрашивала у женщины-прокурора Ирина, искренне не понимая, как может какой-то мундир лишать человека материнской солидарности. А маленькая Таня проявила несвойственную возрасту мудрость, заявив, что эти суды по существу сами являются жестоким обращением по отношению к ней.

Общественники и адвокат говорили, что в данном вопросе более важен человеческий подход, нежели судебный, но прокурор стояла на своём: она действует «исключительно в интересах ребенка», и прокуратура будет обжаловать решение суда.

Ни на один из заданных вопросов: «Почему прокуратура не действовала «в интересах ребенка», когда Таню сдали в приют избитую? Почему не стала заниматься фактом истязания и отказалась расследовать этот случай? Если допустить, что Таня «сама себя избила», то выходит, что этому её научили в семье Горихиной – в родной семье таких случаев никогда не было? Не является ли это жестоким обращением по отношению к ребенку?» – ответов от прокурора так и не получили.

Напротив, г. Шавырина попросила секретаря побыстрее выдать ей на руки решение суда, и тут же удалилась, очевидно, готовить документы для скорейшего «спасения» Тани от матери и помещения её в детский дом – «в её же интересах». Оправдательное решение суда вступит в силу через 10 дней, и у неё ещё есть время на то, чтобы побороться за наполняемость казённых учреждений.

Участники движения «Семья, любовь, Отечество» очень надеются, что ничего у прокурора не выйдет.

Что здравомыслие победит, пусть не у отдельно взятого чиновника, но в целом – у всех тех, от кого зависит судьба маленькой девочки, уже испытавшей на себе что такое – быть маминой, а стать ничьей – той, которую можно будет бить, кусать, царапать, заставлять делать разные неположенные вещи, и пожаловаться будет некому, а маме заступиться просто не позволят.

Участники движения, традиционно защищающего интересы семьи, неизменно верят, что всё равно победит справедливость – потому что хотя у отдельно взятых людей в наши дни иногда наступает помутнение разума и спутанность смыслов, но основные законы бытия никто отменить не сможет.

И ещё они очень надеются, что свои уроки из тяжёлой истории со счастливым концом извлекут все – и мама, и социальные службы, и призванная защищать закон и детей прокуратура, и все мы. Уроки, ошибки в которых могут стоить судьбы. Это – слишком высокая цена, и нам она не по карману. Значит, нужно вспоминать о доброте, сострадании, помощи, долге, ответственности, о любви, наконец.

Источник: https://ruskline.ru/analitika/2011/06/15/tanin_prazdnik

Статья 156 Уголовного кодекса РФ. Действующая редакция на 2020 год, комментарии и судебная практика

Приговор по ст 156 ук рф

СТ 156 УК РФ.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое возложены эти обязанности, а равно педагогическим работником или другим работником образовательной организации, медицинской организации, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной организации, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, — наказывается штрафом в размере до ста тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового, либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет или без такового.

Статья 156 («Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»)

Плохое обращение с ребёнком в семье далеко не всегда бывает очевидным и может длиться продолжительное время. Оно подразумевает любые физические или моральные действия отрицательного характера в отношении несовершеннолетнего.

Наказание за нанесение вреда детям предусмотрено сразу в нескольких кодексах:

  1. СК РФ – статья 69.
  2. КоАП РФ – статья 5.35.
  3. УК РФ – статья 156.

Сюда же можно отнести статью 91 ЖК РФ, предусматривающую выселение родителей, если их проживание с детьми невозможно по решению суда.

Формулировки перечисленных статей имеют общую черту: все они устанавливают наказание за намеренное игнорирование или небрежное отношение к обязанности воспитывать несовершеннолетнего либо за жестокость во взаимоотношениях с детьми.

Понятие ненадлежащего выполнения обязанностей по воспитанию включает в себя легкомысленное, равнодушное, невнимательное поведение, касающееся интересов детей. А также отсутствие достаточного внимания к окружающей среде ребёнка, питанию, гигиене, образованию, пренебрежение его правами.

При наличии перечисленных признаков наказание устанавливается по статье 5.35 КоАП РФ. Если пренебрежению обязанностями по воспитанию сопутствует жестокое обращение с детьми – статья 156 УК РФ.

Жестокость выражается в оказании физического или психологического насилия взрослым в отношении ребёнка, в посягательстве на его половую неприкосновенность.

Подобное разъяснение содержания противоправных действий по статье 156 УК РФ даёт Постановление Пленума ВС РФ.

К ответственности привлекаются:

  • мать и отец;
  • граждане, имеющие законное право и обязанность воспитывать ребёнка;
  • любые работники сферы образования, в том числе педагоги;
  • сотрудники учреждений здравоохранения;
  • социальные службы;
  • органы надзора за несовершеннолетними.

Чаще всего статья 156 Уголовного кодекса РФ применяется именно к родителям, несмотря на то, что забота о своих детях должна быть основным предметом их жизни. На втором месте – образовательные учреждения (школы, детские сады).

Например, одна из распространённых проблемных тем, что освящаются в средствах массовой информации, — получение несовершеннолетними травм из-за халатного отношения к своим обязанностям педагогических работников (на спортивных тренировках, детских игровых площадках и так далее).

Статистика неутешительна: в России каждый год до 17 тысяч детей и подростков страдают от насильственных действий.

Жестокое обращение может носить:

  1. Активный характер, то есть нанесение вреда происходит целенаправленно, в соответствии со злым умыслом (побои, издевательства).
  2. Пассивный характер, когда происходит непроизвольное причинение ущерба, вызванное равнодушием или легкомыслием (ребёнок не воспитывается, не получает обязательного образования).

Причинённый вред зачастую сказывается непосредственно на детском здоровье, когда дети получают физические травмы (ушибы, переломы, запущенные заболевания). Регулярное нанесение таких повреждений часто приводит к психологическим проблемам.

Более опасный, но менее заметный ущерб наносит негативное психическое воздействие, оно становится причиной нарушения развития личности ребёнка, мешает его адаптации в обществе, влияет на эмоциональное состояние.

Статья 156 УК РФ определяет следующие виды наказания за совершённое злодеяние:

  • штраф (максимальный размер – 100 тыс. рублей или доход за период от 1 до 12 месяцев);
  • обязательные работы (период устанавливается судом, максимум 440 часов);
  • исправительные работы (1–24 месяца);
  • принудительные работы (максимум 36 месяцев);
  • лишение свободы (до 36 месяцев).

Последние пункты могут сопровождаться лишением до 5 лет права работать на определённых должностях.

Источник: https://UgKK.ru/uk/st-156-rf.html

Изучение судебной практики по уголовным делам о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Приговор по ст 156 ук рф

Справка судебного участка №2 Бузулукского района

Оренбургской области 

по изучению судебной практики по уголовным делам о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего

Во исполнении плана работы Верховного Суда Российской Федерации на первое полугодие 2016 года на судебном участке №2 Бузулукского района Оренбургской области проведено   изучение судебной практики по уголовным делам о преступлении, ответственность за совершение которого предусмотрена статьей 156 УК РФ «Неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего».

Анализу подлежали уголовные дела, рассмотренные в 2014-2015 г.г., приговора по которым вступили в законную силу.

1.При рассмотрении уголовных дел указанной категории, вопросы, связанные с определением содержания  такого признака преступления как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, у суда не возникало.

1.1 Судом под  «ненадлежащим  исполнением    указанным лицом обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего»  признавалось:

-не предоставление должного ухода и лечения больному ребенку,    не соблюдение  рекомендаций врача;

-систематическое непредставления полноценного питания;

– непредставление должного спального места;

-употребление табачных изделий и распитие спиртных напитков  в присутствие несовершеннолетнего;

-высказывание грубой нецензурной бранью  в присутствии и в адрес несовершеннолетнего;

-оставление несовершеннолетних без присмотра, что приводит к бродяжничеству;

– причинение физической боли.                           

1.2 Из рассмотренных на судебном участке уголовных дел, наиболее распространенными формами неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей по воспитанию ребенка, являющихся основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст.156 УК РФ являются:

-не предоставление должного ухода и лечения больному ребенку,    не соблюдение  рекомендаций врача;

-систематическое непредставления полноценного питания;

– непредставление должного спального места;

-употребление табачных изделий и распитие спиртных напитков  в присутствие несовершеннолетнего;

-высказывание грубой нецензурной бранью  в присутствии и в адрес несовершеннолетнего.

2. Под жестоким обращением по отношению к несовершеннолетним мировым судьей признавались следующие действия:

-систематическое непредставление ребенку полноценного питания,  отсутствие ухода, осуществление кормления в антисанитарных условиях, а также не предоставления должного спального места;

– причинение физической боли;

-унижении человеческого достоинства, а именно оскорбление, грубая нецензурная брань  в адрес несовершеннолетнего.

2.1 Если в результате жестокого обращения был причинен вред здоровью (умышленный легкий, средней тяжести или тяжкий), а также истязание, действия виновного подлежат дополнительной квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 156 УК и соответствующими статьями УК.

      Побои, любое неосторожное причинение вреда здоровью несовершеннолетнего охватываются признаком “жестокое обращение” и дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК не требуют.

Вопросы, связанные с квалификацией деяния  по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 156 УК РФ и статьями глав 16,17 (в частности ст.127 УК РА), 18 и 20 УК РФ у суда не возникали.

3. В приговорах мировой судья указывает, что действия виновного лица по отношению к несовершеннолетнему, в том числе действия, рассматриваемые как жестокое обращение с ним, носили систематический характер.

Так по уголовному делу №1-2-53/15 в отношении Паркина А.Н. осужденного по ст.

156 УК РФ, жестокость в обращении с малолетним ребенком, выразилась,  в том числе  и в систематическом непредставлении ему полноценного питания, отсутствие ухода, присмотра, осуществление кормления из грязных бутылочек прокисшей смесью, а также не предоставления должного спального места для грудного ребенка, засыпая в состоянии алкогольного опьянения на одном спальном месте вместе с грудной дочерью, чем ставил дочь в опасное для жизни и здоровья состояние, при этом относясь к этому безразлично.

4. Случаев, когда понятием «жестокое обращение» охватывались действия родителей, воспитателей, педагогов, которые сознательно и целенаправленно побуждали или принуждали зависимых от них детей применять насилие к сверстникам или к самим себе в судебной практике не имелось.

5. Вопросов  при квалификации деяний, связанных  с неисполнением (ненадлежащим исполнением)  родителями   обязанностей в случаях, когда в семье воспитывается два и более ребенка, соединенных с жестоким обращением с каждым из них у суда  не возникают.

6.При решении вопроса о виновности  лица по ст.156 УК РФ судом учитывается и условия жизни семьи и возможность выполнения лицом обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

7.

Уголовные дела, по которым  преступные действия  в отношении несовершеннолетнего совершались педагогическим   работником или  другим работником  образовательной, воспитательной, медицинской  организаций, организации, оказывающей социальные услуги, либо иной  организации, обязанным  осуществлять надзор за несовершеннолетним, на судебном участке №2 Бузулукского района Оренбургской области не рассматривались.

8. Трудности, связанные с  разграничением действий виновного по ст.156 УК РФ от административного правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст.5.35  КоАП РФ, не возникают.

9.Вопросы, связанные с практикой назначений  наказания виновному за неисполнение или ненадлежащее исполнения  обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, у суда не возникают.

При назначении наказания  по ст.156 УК РФ,  отягчающим обстоятельством мировой судья указывала совершение преступления в отношении малолетнего, находящегося в зависимости от виновного.

10. Уголовные дела указанной категории   в порядке, установленном ст.237 УК РФ, в прокуратуру не возвращались.

11. Уголовные дела по ст.156 УК РФ на судебном участке №2 Бузулукского района Оренбургской области не прекращались.

12. В апелляционной инстанции приговор  мирового судьи по уголовному делу №1-2-57/14 в отношении Крюковой С.В. был изменен.

Согласно апелляционного постановления, из приговора  было исключено указание на применение отягчающего наказания обстоятельства – совершение преступления в отношении малолетнего, находящегося в зависимости от виновного, поскольку в соответствии с  ч.2 ст.

63   УК РФ, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Также наказание, назначенное по приговору мирового судьи Крюковой С.В.  в виде обязательных работ на срок 400 часов снижено до 380 часов.

13. По уголовному делу № 1-2-23/15 в отношении Бесединой О.А. мировым вынесено два частных постановления:

– в адрес начальника ОД МО МВД России  «***» на допущенные  нарушения норм уголовно-процессуального закона при производстве дознания   по уголовному делу, а именно:  не приобщена копия приговора по уголовному делу, на основании которого Беседина О.А. ранее привлекалась к уголовной ответственности;

–  в адрес начальника МО МВД России  «***» на недостаточную профилактическую работу участковых среди ранее судимых и склонных  к совершению  преступлений лиц.

14.При рассмотрении уголовных дел указной категории, суд руководствовался:

– общепризнанными  принципами и нормами международного права и международных договоров Российской Федерации (Конвенции ОНН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г.);

– Конституцией Российской Федерации.

– положениями Семейного кодекса РФ (ч.1 ст.63, ч.1 ст.65 СК РФ);

– разъяснениями, изложенными в пункте 11  постановления Пленума Верховного  Суда Российской Федерации  от 27 мая 1998 г. №10  «О  применении   судами  законодательства  при разрешении споров, связанных с воспитанием детей».

Указанные нормы не всегда отражаются судом  в судебных решениях, поскольку все уголовные дела  данной категории, на судебном  участке рассмотрены в особом порядке.

15.Вопросов, связанных с квалификацией деяния как неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего   в соответствии со ст.156 УК РФ  у суда не возникали.

16. Применение иных положений уголовного или уголовно-процессуального законодательства, затруднений у суда при рассмотрении уголовных дел указанной категории не вызывало.

Источник: https://buzr2.kodms.ru/press/izuchenie-sudebnoj-praktiki-po-ugolovnym-delam-o-n/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.