Приговор по ст 205 ук рф

Приговоры за террористическую деятельность по уголовным делам

Приговор по ст 205 ук рф

Из текста приговора Чегемский районный суд Кабардино-Балкарской Республики от 11 ноября 2014 года:
Ф.И.О. совершил умышленные преступления против общественной безопасности при следующих обстоятельствах. Так, Ф.И.О., примерно во второй декаде мая 2011 г.

, находясь в своем доме, встретился с другим лицом, являвшимся активным участником незаконного вооруженного формирования, запрещенного решением Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 09.07.2010 г. в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

При этом другое лицо предложило последнему оказать финансовую помощь участникам указанного незаконного вооруженного формирования.

Согласившись с этим предложением, имея умысел на обеспечение деятельности указанного незаконного вооруженного формирования путем оказания финансовой помощи, то есть предоставления его членам денежных средств, осознавая, что целью и задачами незаконного формирования являются: совершение посягательств на жизнь работников федеральных органов власти и органов местного самоуправления, незаконный оборот огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а так же осуществление террористической деятельности, при этом достоверно зная, что своими незаконными действиями он финансирует данное незаконное вооруженное формирование, структурно входящее в международную террористическую организацию, Ф.И.О. предоставил последнему денежные средства в наличной форме в сумме 750 000 руб., а именно на приобретение огнестрельного оружия и компонентов для изготовления самодельных взрывных устройств для последующего совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе и террористических актов. Он же, Ф.И.О., в период времени с октября 2011 г. по 14.03.2014 г. добровольно вступил в состав незаконного вооруженного формирования (НВФ), реализуя преступные цели и задачи, установленные в НВФ, незаконно, в нарушение ч.5 ст.13 Конституции Российской Федерации, запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, а так же в нарушение ч. 9 ст. 1 Федерального закона «Об обороне» № 61-ФЗ от 31.05.1996 г, запрещающей создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренной федеральными законами, создал и возглавил структурное подразделение НВФ. При этом, Ф.И.О., осознавая, что совершаемые им действия являются уголовно наказуемыми нарушениями законодательства РФ, умышленно, заведомо зная о преступных целях и задачах НВФ, и будучи осведомленным о том, что члены указанного формирования совершают тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с посягательствами на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, разделяя цели и желая их достижения, вступив добровольно в структурное подразделение указанного НВФ, и оставаясь на легальном положении, начал оказывать членам указанного НВФ пособническую помощь, направленную на обеспечение деятельности незаконного вооруженного формирования, а именно незаконно хранил по месту своего жительства огнестрельное оружие, боеприпасы и компоненты для изготовления самодельных взрывных устройств, переданные ему членами НВФ. Ф.И.О., будучи участником НВФ, осознавая, что указанные действия являются уголовно-наказуемыми деяниями, в октябре 2011 г., выполняя отведенные ему обязанности, действуя в составе организованной преступной группы, для достижения целей и задач ее участников, находясь в своем доме, получил от другого лица, также являвшегося на тот период активным участником НВФ, спортивную сумку темно-синего цвета, в которой находился автомат Калашникова, боеприпасы к нему, точное количество которых не установлено, а также пять гранат неустановленных образцов, которые хранил у себя в домовладении, в том числе и до его задержания правоохранительными органами. В продолжение своих преступных действий, Ф.И.О., в октябре-ноябре 2011г., (более точная дата следствием не установлена), находясь в своем домовладении, продолжая действовать умышленно в составе организованной группы, осознавая общественную опасность своих действий, незаконно, в нарушение установленного Федеральным законом РФ №150-ФЗ от 13.12.1996 «Об оружии» порядка оборота огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, не имея соответствующего разрешения компетентных органов, приобрел у другого лица самодельное взрывное устройство (СВУ), изготовленное по типу управляемой мины, с готовыми поражающими элементами и электрическим способом подрыва, мощностью заряда в тротиловом эквиваленте 800-1000 гр.; 3 патрона. калибра 9х18 мм.; 17 патронов, калибра 5.45х39мм; 1 патрон, калибра 9×39 мм., которые пригодны для стрельбы; две ручные осколочные гранаты РГН с двумя взрывателями УДЗ, пластичное взрывчатое вещество на основе гексогена, промышленного способа изготовления, пригодные для производства взрывов, которые незаконно хранил в своем домовладении до 09 часов 30 минут 14.03.2014 г., то есть до того как они, кроме одной ручной осколочной гранаты РГН и одного взрывателя УДЗ, были обнаружены зале жилого дома и изъяты сотрудниками ЦПЭ МВД по КБР в ходе санкционированного обследования жилища Ф.И.О. Также, 14.03.2014г., в период времени с 08 час. 50 мин. по 09 час. 22 мин., в ходе личного досмотра Ф.И.О., находившегося в своем доме, в правом кармане брюк обнаружена и изъята ручная осколочная граната РГН, в левом кармане взрыватель УДЗ, которые пригодны для производства взрыва. Указанные боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства Ф.И.О. незаконно приобрел и хранил до их обнаружения и изъятия при вышеизложенных обстоятельствах. Подсудимый Ф.И.О. в судебном заседании вину в инкриминируемых ему преступлениях признал полностью и от дачи показаний отказался. Судом установлено, что Ф.И.О. оказывал финансовые услуги для обеспечения деятельности незаконного вооруженного формирования с осознанием того, что они направлены на приобретение огнестрельного оружия и компонентов для изготовления самодельных взрывных устройств для последующего совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе и террористических актов, в связи с чем действия его в этой части подлежат квалификации по ст.205.1 ч.1 УК РФ как финансирование терроризма.

По смыслу уголовного закона для квалификации по ч.2 ст.208 УК РФ необходимо, чтобы лицо осознавало, что участвует в не предусмотренном федеральным законом объединении, отряде, дружине или иной вооруженной группе, созданной для реализации определенных целей (например, для совершения террористических актов, насильственного изменения основ конституционного строя или нарушения целостности РФ), т.е. понимало его незаконность и свою принадлежность к нему, а также действовало для реализации его целей.

Под участием в незаконном вооруженном формировании надлежит понимать вхождение в состав такого формирования (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого формирования (обучение его участников; строительство временного жилья, различных сооружений и заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в местах расположения незаконного вооруженного формирования и т.п.).

Преступление в форме участия лица в незаконном вооруженном формировании считается оконченным с момента совершения конкретных действий по обеспечению деятельности незаконного вооруженного формирования (п. 23, п.27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012г. N 1 “О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности”).

Суд квалифицирует действия Ф.И.О. в части получения им от другого лица, являвшегося активным участником НВФ оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст.208 ч.2 УК РФ как участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Полный текст приговора по статьям 205.1 и 208 УК РФ официально размещен здесь: https://bsr.sudrf.ru/bigs/showDocument.html?id=4ffa791641ff29b65467048523358897&shard=Уголовные дела&fieldName=court_document_documentext1_tag&from=p

Источник: http://advokat-zashchitnik.ru/prestedents/YK_sudebnue_reshenia_po_terrorizmu.html

20-006-21 – Архив судебных решений

Приговор по ст 205 ук рф

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Магомедова М.М., судей – Истоминой Г.Н. и Старкова А.В., рассмотрела в судебном заседании от 15 июня 2006 года кассационное представление государственных обвинителей Булатова Р.Г. и Меджидова С.Д., кассационные жалобы потерпевших М-вой Б.

, М-ва Д., Г-вой Л., А-вой З., А-ва Ю., А-ва И. на приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 3 февраля 2006 года, которым

С-в М., …, несудимый

осужден к лишению свободы по ч.2 ст.208 УК РФ сроком на 3 года, по ч.1 ст.327 УК РФ сроком на 1 год 4 месяца.

По совокупности преступлений в соответствии с ч.3 ст.

69 УК РФ назначено 4 года 4 месяца лишения свободы в колонии-поселении.

По ч.1 ст.322 УК РФ С-в осужден к 1 году лишения свободы и с связи с истечением срока давности уголовного преследования освобожден от этого наказания.

По предъявленному обвинению по ч.3 ст.223, ч.3 ст.205, п.п.”а”, “е”, “ж” ч.2 ст.105, п.п.”а”, “б” ч.3 ст.111, п.п.”а”, “г” ч.2 ст.

112, ч.2 ст.167, ч.1 ст.322 (по эпизоду 2004 года) УК РФ С-в оправдан за непричастностью к совершению преступлений.

С-в признан виновным в том, что в 1999 году, заведомо зная о создании на территории Чеченской Республики незаконных вооруженных формирований в пос.

Шали вступил в ряды этого формирования, где проходил обучение военному делу и выполнял задания Эмира Хаттаба, во исполнение которого в августе 1999 года по предварительному сговору с З-вым И. и З-вым З. из Чеченской Республики на автомашине “КАМАЗ” привез в г.

Буйнакск около 5 тонн компонентов для изготовления взрывного устройства – смеси аммиачной селитры, алюминиевого порошка и сахара.

Кроме того С-в признан виновным в том, что 5 ноября 2003 года и в январе 2004 года по предварительному сговору с должностными лицами паспортно-визовой службы Старопромысловского района г.

Грозного Чеченской Республики получил паспорта гражданина Российской Федерации и заграничный паспорт на имя У-ва А. и использовал их на территории Российской Федерации и за рубежом.

Органами предварительного следствия С-в обвинялся в незаконном пересечении 11 ноября 2004 года Государственной границы между Российской Федерации и Азербайджанской Республикой, а также в том, что в целях нарушения общественной безопасности и устрашения населения в составе организованной группы незаконно изготовил взрывное устройство, совершил акт терроризма, то есть взрыв, создавший опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба и наступления иных общественно опасных последствий, в составе организованной группы совершил убийство 58 лиц общеопасным способом, умышленно причинил тяжкий вред здоровью 6 лицам, вред здоровью средней тяжести 7 лицам и легкий вред здоровью 80 лицам, путем взрыва совершил умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, повлекшее тяжкие последствия.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано недоказанным пересечение С-вым Государственной границы РФ, а в совершении остальных преступлений он признан невиновным, в связи с чем судом постановлен оправдательный приговор.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., выступления прокуроров М-ва С., Г-ва А.

, поддержавших доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия
установила:
В кассационном представлении государственными обвинителями поставлен вопрос об отмене приговора, направлении дела на новое судебное разбирательство со стадии формирования коллегии присяжных заседателей.

По доводам представления суд нарушил требования ч.ч.1 и 2 ст.

339 УПК РФ при составлении вопросного листа. Органами предварительного следствия С-ву было предъявлено обвинение в совершении террористического акта, именно в том, что С-в явился исполнителем данного преступления. В судебном заседании это обвинение было поддержано в полном объеме. В первоначальном вопросном листе вопросы N 4 и N 8 были поставлены в соответствии с этим обвинением.

Однако впоследствии в связи с тем, что присяжные заседатели неоднократно обращались к председательствующему за разъяснением вопросов, судом был составлен повторный вопросный лист, в котором вопросы N 4 и N 8 были заданы в новой редакции о том, что С-в не сам совершил акт терроризма, а оказал группе лиц помощь в этом.

Действия С-ва в случае положительного ответа присяжных заседателей подлежали квалификации по ч.5 ст.33, ч.3 ст.205 УК РФ, хотя сторона обвинения не отказывалась от обвинения С-ва в прямом совершении акта терроризма.

Кроме того не все действия, совершенные С-вым в составе незаконного вооруженного формирования, в которых ему было предъявлено обвинение, описаны председательствующим в первом вопросе.

Вердикт присяжных заседателей содержит противоречия. Отвечая на вопрос N 1 присяжные заседатели признали С-ва виновным в перевозке в г.

Буйнакск компонентов для изготовления взрывного устройства. При ответах же на вопросы N 5 и N 9 присяжные заседатели признали С-ва невиновным в совершении этих же действий, вступив тем самым в противоречие с их же решениями по вопросам NN 3, 4, 7, 8.

Допущены судом и другие нарушения уголовно-процессуального закона.

В присутствии присяжных неоднократно обсуждались процедурные вопросы: о вызове и допросе свидетелей, потерпевших, об их принудительном приводе. Постановления о принудительном приводе свидетелей и потерпевших, вынесенные судом по ходатайствам стороны обвинения, остались не исполненными, а свидетели и потерпевшие не допрошены. При таких обстоятельствах сторона обвинения вынужденно согласилась на оглашение показаний неявившихся лиц.

В процессе представления доказательств стороной обвинения суд удовлетворил ходатайства защиты об оглашении тех или иных доказательств, ущемив тем самым права стороны обвинения.

Допущенные судом нарушения закона являются основанием к отмене приговора.

В кассационных жалобах потерпевшие М-ва Б., М-в Д., Г-ва Л., А-ва З.

просят отменить приговор, ссылаясь на то, что они не были извещены судом о дате рассмотрения дела и по этой причине не смогли принять участие в судебном разбирательстве. Считают это нарушением их прав.

Потерпевший А-в Ю. в своей кассационной жалобе, выражая несогласие с приговором, указывает, что не смог явиться в судебное заседание в связи с заболеванием.

Узнав же об оправдательном вердикте, считает его несправедливым. Просит отменить приговор, направить дело на новое судебное рассмотрение.

Об этом же просит в своей кассационной жалобе потерпевший А-в И., указывая на нарушения его права участвовать в формировании вопросного листа и выступить в прениях.

После допроса в судебном заседании он высказал желание участвовать в прениях и в формировании вопросного листа, однако суд не известил его о дне слушания дела.
В возражениях на кассационное представление государственных обвинителей и кассационные жалобы потерпевших адвокат К-в С. просит оставить их без удовлетворения, а приговор – без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, а также возражений, судебная коллегия находит приговор суда с участием присяжных заседателей подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 ст.

345 УПК РФ старшина присяжных заседателей передает председательствующему вопросный лист с внесенными в него ответами. При отсутствии замечаний председательствующий возвращает вопросный лист старшине присяжных заседателей для его провозглашения.

Найдя вердикт неясным или противоречивым, председательствующий указывает на его неясность или противоречивость коллегии присяжных заседателей и предлагает им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Таким образом, по смыслу данной нормы закона вердикт коллегии присяжных заседателей провозглашается только при отсутствии в нем противоречий.

Эти требования закона не выполнены по настоящему делу.

Так, из вопросного листа следует, что при ответе на первый вопрос присяжные заседатели признали С-ва виновным в том, что он в 1999 году, заведомо зная о создании на территории Чеченской Республики незаконных вооруженных формирований в их полевом лагере в пос.

Шали вступил в их ряды, где проходил обучение военному делу и выполнял задания их организатора, во исполнение которых в конце августа 1999 года с двумя лицами из полевого лагеря указанных вооруженных формирований из сел.Серженюрт Чеченской Республики на автомашине “КАМАЗ” привез в г.

Буйнакск около 5 тонн компонентов для изготовления взрывного устройства – смесь аммиачной селитры, алюминиевого порошка и сахара.

Отвечая на вопрос N 5, присяжные заседатели признали С-ва невиновным в совершении действий, описанных в четвертом вопросе, в котором были указаны и действия по перевозке им в г.

Буйнакск около 5 тонн компонентов для изготовления взрывного устройства – смеси аммиачной селитры, алюминиевого порошка и сахара.

Отвечая на вопрос N 9, присяжные заседатели признали С-ва невиновным в совершении описанных в восьмом вопросе действий, в том числе и действий по перевозке в г.Буйнакск компонентов для изготовления взрывного устройства.

Таким образом, о действиях С-ва по перевозке компонентов для изготовления взрывного устройства присяжные заседатели приняли два противоположных решения, признав его и виновным и невиновным в совершении этих действий.

Изложенное свидетельствует о наличии существенных противоречий в вердикте присяжных заседателей, не позволяющих постановить ни обвинительный, ни оправдательный приговор в отношении С-ва.

На указанные противоречия председательствующим не было обращено внимание присяжных заседателей, не было им предложено вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.

Обоснованными является и довод кассационного представления о том, что не все действия, совершенные С-вым в составе незаконного вооруженного формирования, в которых ему было предъявлено обвинение по ч.2 ст.208 УК РФ, описаны в первом вопросе.

Как следует из постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения, С-в, как член незаконного вооруженного формирования, 3 сентября 1999 года совместно с другими лицами принял участие в перегрузке компонентов для изготовления взрывчатого вещества с автомашины КАМАЗ в автомашины ЗИЛ-130 и ГАЗ-53, в изготовлении взрывного устройства, в установке 4 сентября 1999 года автомашины ГАЗ-53 с взрывчатым веществом и механизмом для производства взрыва у дома N 3 “а” по ул.Шихсаидова и автомашины ЗИЛ-431410 с взрывчатым веществом у дома N 147 по ул.Дахадаева г.Буйнакска и в тот же день совместно с другими лицами привел в действие взрывное устройство, установленное в автомашине ГАЗ-53.

В судебном заседании государственные обвинители отказались от обвинения С-ва в приведении им в действие взрывного устройства 4 сентября 1999 года, а в совершении других указанных в обвинительном заключении действий, обвинение было поддержано в полном объеме.

В вопросном же листе, формулируя вопрос N 1 по эпизоду обвинения С-ва в участии в незаконном вооруженном формировании, были описаны действия С-ва только по перевозке в г.Буйнакск 5 тонн компонентов для изготовления взрывного устройства.

Другие действия С-ва по перегрузке компонентов для изготовления взрывчатого вещества с автомашины КАМАЗ в автомашины ЗИЛ-130 и ГАЗ-53, по изготовлению взрывного устройства и установке автомашины с взрывчатым веществом и механизмом для производства взрыва у жилых домов не описаны в вопросе N 1.

Допущенные нарушения закона при рассмотрении настоящего дела повлияли на содержание ответов на поставленных перед присяжными заседателями вопросов, что в соответствии с ч.2 ст.385 и ч.2 ст.379 УПК РФ является основанием отмены приговора в отношении С-ва как в части его оправдания по ч.3 ст.223, ч.3 ст.205, п.п.”а”, “е”, “ж” ч.2 ст.105, п.п.”а”, “б” ч.3 ст.111, п.

п.”а”, “г” ч.2 ст.112, ч.2 ст.167 УК РФ, так и в части его осуждения по ч.2 ст.208 УК РФ.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное и с соблюдением принципа состязательности создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Что касается осуждения С-ва по ч.1 ст.

327, ч.1 ст.322 УК РФ, а также в части его оправдания по ч.1 ст.322 УК РФ (по эпизоду 2004 года) то этой части вердикт присяжных заседателей является понятным, не имеет противоречий.

Действия С-ва по незаконному пересечению государственной границы, а также по подделке и использованию паспорта не связаны с его действиями по участию в незаконном вооруженном формировании, совершении акта терроризма, а потому судебная коллегия находит необходимым оставить приговор в этой части без изменения.

Наказание по ч.1 ст.327 УК РФ назначено С-ву соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.378, 388 УПК РФ, судебная коллегия
определила:
Приговор Верховного суда Республики Дагестан с участием присяжных заседателей от 3 февраля 2006 года в отношении С-ва М. в части его оправдания по ч.3 ст.223, ч.3 ст.205, п.п.”а”, “е”, “ж” ч.2 ст.105, п.п.”а”, “б” ч.3 ст.111, п.п.

“а”, “г” ч.2 ст.112, ч.2 ст.167 УК РФ и в части его осуждения по ч.2 ст.208 УК РФ отменить.

Дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

В остальном приговор в отношении С-ва в части его осуждения по ч.1 ст.327, ч.1 ст.

322 УК РФ, а также в части его оправдания по ч.1 ст.322 УК РФ (по эпизоду 2004 года) оставить без изменения, а кассационное представление государственных обвинителей Б-ва Р. и М-ва С. – без удовлетворения.

Считать С-ва осужденным по ч.1 ст.327 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы.

Меру пресечения в отношении С-ва оставить содержание под стражей.

Председательствующий Судьи

Текст документа сверен по:рассылка

Источник: http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/902005125

Статья 205. Террористический акт

Приговор по ст 205 ук рф

Статья 205. Террористический акт

1.

Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями –

наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет.

2. Те же деяния:

а) совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;

б) повлекшие по неосторожности смерть человека;

в) повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, –

наказываются лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, если они:

а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ;

б) повлекли умышленное причинение смерти человеку, –

наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Примечание. Лицо, участвовавшее в подготовке террористического акта, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению осуществления террористического акта и если в действиях этого лица не содержится иного состава преступления.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 599-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Асташина Ивана Игоревича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации”

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 – 206, 208 – 211, 275, 277 – 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321 и частью второй статьи 360 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.03.2017 N 562-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Украины Афанасьева Геннадия Сергеевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой статьи 73 и частью второй статьи 81 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации”

Вместе с тем согласно части четвертой статьи 73 УИК Российской Федерации осужденные за преступления, предусмотренные статьей 126, частями второй и третьей статьи 127.1, статьями 205 – 206, 208 – 211, 275, 277 – 279, 281, 282.1, 282.

2, 317, частью третьей статьи 321 и частью второй статьи 360 УК Российской Федерации, осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, осужденные к пожизненному лишению свободы, осужденные к отбыванию лишения свободы в тюрьме, осужденные, которым смертная казнь в порядке помилования заменена лишением свободы, направляются для отбывания наказания в соответствующие исправительные учреждения, расположенные в местах, определяемых федеральным органом уголовно-исполнительной системы.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 16.03.2017 N АПЛ17-57Обстоятельства: Постановлением удовлетворено ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. 208, ст. 209 УК РФ.Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

В соответствии с частью 4 статьи 35 УПК РФ по ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя уголовное дело хотя бы об одном из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 209, 211, 277 – 279 и 360 УК РФ, если существует реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, по решению Верховного Суда Российской Федерации может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N АПЛ16-582Обстоятельства: Постановлением удовлетворено ходатайство об изменении территориальной подсудности уголовного дела по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209, ст. 317 УК РФ.Определение ВС РФ: Постановление оставлено без изменения.

В соответствии с частью 4 статьи 35 УПК РФ по ходатайству Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя уголовное дело хотя бы об одном из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.

5, 206, 208, 209, 211, 277 – 279 и 360 УК РФ, если существует реальная угроза личной безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц, по решению Верховного Суда Российской Федерации может быть передано для рассмотрения в окружной (флотский) военный суд по месту совершения преступления.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 03.11.

2016 N 41″О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 1 “О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности” и от 28 июня 2011 года N 11 “О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности”

1) в абзаце пятом преамбулы цифры “205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 227, 277, 278, 279, 360” заменить цифрами и словом “205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 и 361”;

Определение Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 N 250-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Абдуллова Равиля Хусяиновича на нарушение его конституционных прав положениями статьи 205.1 и частью второй статьи 208 Уголовного кодекса Российской Федерации”

Реализуя указанные международные обязательства, федеральный законодатель установил в статье 205.1 УК Российской Федерации уголовную ответственность за содействие террористической деятельности, включающее в себя среди прочего финансирование терроризма.

Данная норма призвана обеспечить охрану общественных отношений по защите общественной безопасности и предусматривает уголовную ответственность только в тех случаях, когда предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг осуществляется с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279 и 360 УК Российской Федерации, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (примечание 1 к статье 205.1 УК Российской Федерации).

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/UK-RF/osobennaja-chast/razdel-ix/glava-24/statja-205/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.