Приговор ст 117 ук рф

Дело N45-АПУ17-2

Приговор ст 117 ук рф
Законы и кодексы » Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации » Часть 1. Общие положения » Раздел IV. Меры процессуального принуждения » Глава 14. Иные меры процессуального принуждения » Статья 117. Денежное взыскание » Дело N45-АПУ17-2.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2017 г. N 45-АПУ17-2

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Безуглого Н.П.

судей Хомицкой Т.П. и Таратуты И.В.

при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Уфимцева А.С., адвоката Зорникова М.В. в его защиту, апелляционному представлению государственного обвинителя Коваленко Е.Г. на приговор Свердловского областного суда от 19 декабря 2016 года, которым

Уфимцев А.С. несудим,

осужден к лишению свободы по п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений, перечисленных в приговоре; по п. “в” ч. 2 ст. 117 УК РФ к 4 годам; по п. “г” ч. 2 ст. 117 УК РФ к 5 годам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на срок 1 год с установлением ограничений, перечисленных в приговоре с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено об оправдании Уфимцева А.С. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за непричастностью к совершению преступления с признанием права на реабилитацию.

Постановлено о взыскании с Уфимцева А.С. в доход федерального бюджета процессуальных издержек в сумме 23 420 рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., выступления осужденного Уфимцева А.С. в режиме видеоконференцсвязи, его защитника – адвоката Урсол А.Л.

, поддержавших доводы апелляционных жалоб и возражавших на доводы представления, мнение государственного обвинителя Генеральной прокуратуры РФ Прониной Е.Н.

, поддержавшей доводы апелляционного представления в части и полагавшей приговор изменить по ч. 2 ст. 117 УК РФ с назначением более строгого наказания, Судебная коллегия

установила:

Уфимцев А.С. признан виновным и осужден за истязание, находящейся в состоянии беременности своей сожительницы Я. и малолетнего Я., января года рождения, находящегося в беспомощном состоянии в силу своего возраста, а также за его убийство.

Преступления совершены в период с 17 декабря 2014 года по 23 октября 2015 года на территории г. и с. района области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах и дополнениям к ним осужденный Уфимцев А.С. и адвокат Зорников М.В. в его защиту не оспаривая причастности к совершению преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, высказывают несогласие с приговором в части осуждения за совершение преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 117 УК РФ.

Осужденный полагает, что доказательств его причастности к нанесению различных побоев своей сожительнице и ее малолетнему сыну, не имеется. Выводы суда об этом основаны на предположениях и оговоре со стороны его сожительницы Я.

По эпизоду от 17 декабря 2016 (фактически 2014) года Уфимцев полагает, что истек срок давности привлечения к уголовной ответственности. Считает, что по этим обстоятельствам судом проявлен обвинительный уклон.

Аналогичны и доводы защитника в апелляционной жалобе.

Также и осужденный, и адвокат полагают, что с учетом смягчающих обстоятельств, наказание за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначено несправедливо суровое.

Просят учесть явку с повинной, активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья Уфимцева, наличие малолетнего ребенка и снизить наказание по ч. 2 ст.

105 УК РФ, за преступления, предусмотренные ч. 2 ст. 117 УК РФ оправдать.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Коваленко Е.Г. выражает несогласие с приговором по следующим основаниям. Указывает, что органами предварительного расследования Уфимцеву было предъявлено обвинение по п.

“г” ч. 2 ст. 117 УК РФ, в том числе и по признаку нахождения потерпевшей Я. в материальной зависимости от виновного лица. Однако судом оставлено без внимания и не мотивировано исключение данного признака из осуждения Уфимцева.

Не согласен автор представления и с оправданием Уфимцева по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Со ссылкой на доказательства, представленные органами расследования, полагает, что вывод суда об оправдании необоснован и не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Просит об отмене обвинительного приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Коваленко Е.Г. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и представления, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного Уфимцева в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

В апелляционных жалобах и апелляционном представлении фактические обстоятельства убийства малолетнего Я. и юридическая оценка этих действий не оспаривается.

В судебном заседании Уфимцев вину в совершении убийства ребенка признал, оспаривал обстоятельства истязания Я. и малолетнего Я.

В опровержение позиции стороны защиты, судом в приговоре приведены показания потерпевшей Я. данные ею в ходе досудебного производства и подтвержденные в судебном заседании, о сожительстве с Уфимцевым с сентября 2014 года, с ними также проживал и ее сын А. года рождения.

Потерпевшая пояснила, что в ходе совместного проживания Уфимцев неоднократно применял к ней и ее сыну, Я. насилие, а в состоянии опьянения мог сделать это без повода.

При этом потерпевшей конкретно с приведением определенных дат времени года, с приведением данных по месту совершения, с указанием на присутствие иных лиц, указаны обстоятельства применения насилия к ней, находящейся в состоянии беременности, что было очевидным для осужденного, а также к ее сыну А.

, что выражалось в нанесении ударов кулаком и ладонью по ее лицу, голове, телу, таскании за волосы, толкании ее на пол, нанесении ударов по разным частям тела металлическими предметами и нанесении ей порезов шеи и ноги лезвием ножа, а в отношении ее сына – нанесении ударов руками по лицу, вырывании волос с его головы, бросании ребенка на пол и на землю.

Оценивая изложенные показания потерпевшей, судом правильно указано на их достоверность, поскольку данные показания последовательны, непротиворечивы, подтверждены вступившим в законную силу судебным решением в отношении Уфимцева по факту иных обстоятельств применения насилия к своей сожительнице и угрозы убийством, показаниями свидетелей Б., Ж.

в том числе являющихся родственниками Уфимцева, пояснившими, что не раз видели потерпевшую избитой, которая поясняла, что ее избил Уфимцев. Свидетель Б. также пояснил о беседах с Уфимцевым о прекращении насилия. Свидетель Ж. пояснила о применении факта насилия Уфимцевым по отношению к Я. находящейся в состоянии беременности, в ее присутствии.

Эти же свидетели пояснили и об обстоятельствах применения насилия Уфимцевым и к малолетнему А. Свидетель Ж. подтвердила, что видела последствия примененного насилия к ребенку – у мальчика на голове был вырван клок волос.

Подтвердила свидетель и обстоятельства агрессии Уфимцева по отношению к потерпевшей и ее сыну в день его смерти, 23 октября 2015 года.

Подробно изложены и оценены в приговоре данные следственных действий: протоколы осмотра мест происшествий, выводы, содержащиеся в заключениях судебно-медицинских экспертиз о характере, локализации причиненных телесных повреждениях и причине наступления смерти Я.

Вопреки утверждениям Уфимцева о его непричастности к обстоятельствам истязания потерпевшей и ее малолетнего сына, судом с достаточной полнотой исследованы представленные доказательства по данным эпизодам и на их основе обоснованно сделан вывод об их достоверности и допустимости, в том числе и об отсутствии оснований к оговору осужденного, и, в целом, о доказанности имевших место событий преступления.

Обоснованы и выводы суда относительно доказанности вины Уфимцева в совершении убийства, не достигшего двухлетнего возраста Я. в результате нанесения двукратного удара головой мальчика об пол. Суд правильно указал об умышленном причинении смерти, на что указывает способ, локализация и сила нанесения ударов, повлекшие образование открытой черепно-мозговой травмы ребенка.

С учетом установленных судом обстоятельств и доказанности вины Уфимцева, действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку. Оснований для иной квалификации действий осужденного, как о том ставится вопрос в апелляционном представлении, либо для отмены приговора, а равно для постановления оправдательного по ч. 2 ст. 117 УК РФ, на что указывается в апелляционных жалобах, не имеется.

Так, доводы автора представления о необходимости квалификации действий Уфимцева по ч. 2 ст. 117 УК РФ, в том числе и по признаку истязания Я., находящейся в материальной зависимости от виновного, не основаны на исследованных судом доказательствах.

Как следует из материалов уголовного дела, Уфимцев не имел постоянного места работы. Потерпевшей Я. были назначены все полагающиеся пособия на детей и эти средства, помимо случайных заработков осужденного, и составляли семейный бюджет.

Таким образом, потерпевшая имела самостоятельные средства к существованию и в материальной зависимости от Уфимцева не находилась (т. 2 л.д. 39 – 40). Показания потерпевшей Я.

о том, что карточка, на которую перечислялись пособия на детей, находилась у осужденного и этими деньгами фактически распоряжался он, не может свидетельствовать о ее материальной зависимости от виновного.

Судебная коллегия также не может согласиться и с доводами автора представления о необоснованном оправдании Уфимцева по ч. 1 ст. 116 УК РФ по факту причинения побоев своему малолетнему сыну Я. июня года рождения.

Оценив представленные доказательства, в том числе, показания потерпевшей Я.

о предположении ею, что телесные повреждения могли быть причинены Уфимцевым в ее отсутствие, заключение судебно-медицинской экспертизы о наличии кровоподтеков на грудной клетке ребенка, показания свидетелей, суд обоснованно указал, что совокупность доказательств содержит лишь предположение о совершении Уфимцевым инкриминируемых действий в отношении малолетнего Я. Доводы о непричастности осужденного к нанесению побоев ребенку суд мотивированно счел неопровергнутыми.

Таким образом, оснований для отмены обвинительного приговора по доводам автора апелляционного представления, как и изменения приговора в сторону ухудшения положения осужденного, по доводам прокурора в суде апелляционной инстанции, Судебная коллегия не усматривает.

Кроме того, исходя из положений, предусмотренных ст. 389.9 УПК РФ , Судебная коллегия обращает внимание и на то обстоятельство, что в резолютивной части апелляционного представления не поставлен вопрос об отмене оправдательного приговора по ч. 1 ст.

116 УК РФ , а также, вопреки мнению прокурора, поддержавшего представление в суде апелляционной инстанции, не поставлен вопрос и о более строгом наказании для Уфимцева, в том числе, и по ч. 2 ст . 117 УК РФ .

Не содержится в представлении и доводов о необходимости квалификации действий Уфимцева по признаку нахождения Я. в материальной зависимости от осужденного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не установлено. Оснований для применения положений ст. 78 УК РФ не имеется.

При назначении наказания осужденному в виде лишения свободы, суд, с учетом требований ст. ст. 6 , 60 – 62 УК РФ, исходил из характера и степени общественной опасности содеянного, данных, характеризующих личность виновного, наличия смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, наступивших по делу последствий, влияния назначенного наказания на исправление.

Судом указано, что к смягчающим наказание Уфимцева обстоятельствам относит явку с повинной по убийству, наличие малолетнего ребенка А., состояние здоровья осужденного.

Утверждение стороны защиты о назначении чрезмерно сурового наказания необоснованно, поскольку Уфимцевым совершено, в том числе, и особо тяжкое преступление в отношении ребенка, представляющее большую общественную опасность.

Оснований для признания иных обстоятельств смягчающими, Судебная коллегия не усматривает.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенных осужденным преступлений, его ролью, поведением во время и после их совершения и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, судом не установлено.

Таким образом, оснований для признания назначенного наказания несправедливым или для его снижения, не имеется.

Назначенное осужденному наказание соразмерно содеянному и отвечает принципам социальной справедливости.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.13 , 389.14 , 389.20 , 389.28 , 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Свердловского областного суда от 19 декабря 2016 года в отношении Уфимцева А.С. оставить без изменения, апелляционные жалобы осужденного, адвоката Зорникова М.В., апелляционное представление государственного обвинителя Коваленко Е.Г. – без удовлетворения.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/ugolovno-processualnyj-kodeks-rossijskoj-federacii/chast-1--obschie-polozheniya/razdel-iv--mery-processualnogo-prinuzhdeniya/glava-14--inye-mery-processualnogo-prinuzhdeniya/statya-117--ugolovno-processualnyy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-117-ugolovno-processualnyy-kodeks-rf-44324.html

Адвокат Воротынцев Дмитрий Сергеевич. Судебная практика

Приговор ст 117 ук рф

Кассационное определение по делу по п. “д” ч.2 ст. 117 УК РФ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Ростов-на-Дону 8 мая 2013 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ростовского областного суда в составе:

председательствующего Х.

судей К., М.

при секретаре Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя К., кассационные жалобы осужденного С. и его защитника адвоката К. на приговор Новочеркасского городского суда Ростовской области от 16 ноября 2012 года, которым

С., осужден по:

– ч.1 ст.112 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду от 17 июня 2010 года к 1 году ограничения свободы. На основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ от назначенного наказания освобожден в связи с истечением срока давности уголовного преследования;

– ч.1 ст.112 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) по эпизоду от 24 февраля 2011 года к 1 году ограничения свободы;

– п. «д» ч.2 ст.117 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии с ч.3 ст.69 УК РФ окончательно назначено наказание в виде 5 лет 2 месяцев лишения свободы с его отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения — заключение под стражу, срок отбытия наказания постановлено исчислять с 24 февраля 2011 года.

Заслушав доклад судьи К., выслушав мнения:

– осужденного С., посредством видеоконференцсвязи поддержавшего доводы кассационных жалоб;

– адвоката К., поддержавшей позицию осужденного:

– потерпевшей Р. об оставлении приговора без изменения;

адвоката Воротынцева Д.С., полагавшего приговор изменить;

– прокурора отдела прокуратуры Ростовской области К. полагавшего приговор изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

С. признан виновным и осужден за истязание Р. с применением пыток в период с февраля 2010 года по февраль 2011 года, а также за причинение ей 17 июня 2010 года и 24 февраля 2011 года вреда здоровью средней тяжести.

Преступления совершены им в г. Новочеркасске Ростовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный вину не признал.

Не согласившись с приговором, стороны обжаловали его в кассационном порядке.

В кассационном представлении государственный обвинитель К. просит приговор отменить в связи с назначением осужденному чрезмерно мягкого наказания, не учитывающего социальную и общественную опасность совершенных преступлений.

В поступившем в кассационную инстанцию заявлении государственный обвинитель уточняет доводы кассационного представления, полагая необходимым освободить С. от наказания, назначенного по ч.1 ст.112 УК РФ, в связи с истечением срока давности.

В кассационных жалобах, поданных в защиту осужденного С., адвокат К. также ставит вопрос об отмене приговора. Указывает, что при ознакомлении с материалами уголовного дела следователем нарушен уголовно-процессуальный закон, поскольку С. не разъяснены положения п. 5 ст. 217 УПК РФ, чем существенно нарушены его права.

Кроме того, автор жалоб обращает внимание на то, что ей не вручена копия обвинительного заключения. Полагает, что данные обстоятельства являются основанием к возвращению уголовного дела прокурору в порядке ст.237 УНК РФ. Нарушено судом и право С. на защиту, выразившееся в отказе в допуске в качестве защитника В.

В судебных заседаниях 14 февраля 2012 года и 4 июля 2012 года С. отказывался от услуг адвоката З., однако судом данный отказ не был принят. Неоднократно осужденный заявлял о том, что ему не понятна суть предъявленного ему обвинения, но судом заявление во внимание не принято.

Более того, данное заявление не внесено в протокол судебного заседания, в связи с чем на него поданы замечания. Усматривает адвокат нарушение прав своего подзащитного и в отказе суда в удовлетворении целого ряда ходатайств стороны защиты, в том числе в ходатайстве о дополнительных допросах свидетелей.

Далее в жалобах адвокат выражает несогласие с выводами проведенной по делу судебно-медицинской экспертизы, поскольку они основаны на недопустимых доказательствах. Так, акт СМО, исследованный экспертом, не входит в установленный ст.74 УПК РФ перечень доказательств.

Более того, в материалах дела отсутствуют сведения о выемке данного акта, а также о том, каким образом у потерпевшей оказались тетради с медицинскими записями. Адвокат считает, что в указанных тетрадях содержатся недостоверные сведения, а также обращает внимание на отсутствие записи о переломе челюсти у потерпевшей.

Сама же экспертиза проводилась по акту, который эксперту даже не направлялся. Помимо этого, с постановлением о назначении экспертизы С. и адвокат ознакомлены после ее проведения, чем нарушены процессуальные права стороны защиты на постановку дополнительных вопросов эксперту, а также о проведении экспертизы в другом экспертном учреждении.

Защитник полагает, что свидетели обвинения заинтересованы в исходе дела, поскольку являются лицами, близкими потерпевшей, поэтому их показания должны были получить критическую оценку. Приводя свой анализ фактических обстоятельств дела, адвокат указывает, что инициатором конфликта явилась сама потерпевшая Р., которая ревновала С.

Далее отмечается, что помимо ее противоречивых показаний, иных объективных доказательств виновности осужденного не имеется. Не соглашается адвокат и с квалификацией действий своего подзащитного как истязание, полагая, что в данном случае речь может идти лишь о побоях. Не приведено в приговоре обоснование наличия в действиях С. признаков пытки потерпевшей.

Сам факт применения насилия осужденным, а также высказывания им угроз ставится под сомнение, поскольку показания потерпевшей ничем не подтверждаются. В жалобах обращается внимание на наличие у С. алиби по эпизоду 11 декабря 2010 года, которое подтвердили свидетели Б. и М. Не соглашается адвокат с наличием у ее подзащитного единого умысла на истязание Р.

, а также на причинение ей мучительной физической боли. Также в кассационной жалобе приводятся замечания на протокол судебного заседания, касающиеся отказа С. от услуг адвоката перед началом судебных прений. В жалобе отмечается, что суд не представил адвокату времени для подготовки к судебным прениям, в связи с чем нарушено право С. на защиту. Нарушено данное право и непредставлением достаточного времени осужденному для выступления с последним словом.

В лично поданной кассационной жалобе осужденный С. также просит приговор отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона, а также в связи с нарушением судом уголовно- процессуального закона.

На кассационные жалобы адвоката государственным обвинителем принесены возражения, в которых он опровергает их доводы и просит оставить без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Выводы суда о виновности С. в совершении преступлений соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности относимых, допустимых и достоверных доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Так, из показаний потерпевшей Р., подробно изложенных в приговоре следует, что именно С. регулярно на протяжении длительного периода времени применял к ней психологическое и физическое насилие, в том числе дважды ломал челюсть.

Показания потерпевшего подтверждаются показаниями свидетелей С., Р., Х. и других, при этом существенных противоречий в данных показаниях не имеется.

Убедительных доводов о заинтересованности свидетелей защиты в исходе дела кассационные жалобы не содержат.

По мнению коллегии, суд дал объективную и обоснованную оценку доказательствам обвинения и защиты, в приговоре приведены мотивы, по которым им приняты одни доказательства и отвергнуты другие, а выводы суда убедительно мотивированы, в связи с чем судебная коллегия считает необходимым с ними согласиться.

Несогласие осужденного и его адвоката с судебной оценкой доказательств не является основанием отмены приговора.

С протоколом судебного заседания стороны ознакомлены в полном объеме, принесенные адвокатом замечания рассмотрены в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Все ходатайства, заявленные сторонами в ходе разбирательства дела, судом рассмотрены в установленном порядке с соблюдением требований ч.2 ст.256 УПК РФ. В связи с этим доводы об обвинительной позиции суда своего объективного подтверждения не нашли.

О возбуждении в отношении него уголовного дела С. уведомлен дознавателем в установленном порядке.

Не допущено судом и нарушения права С. на защиту.

Так, коллегия не усматривает нарушений уголовно-процессуального закона при ознакомлении С. и адвоката К. с материалами уголовного дела. Как усматривается из протокола ознакомления, положения ч.5 ст.

217 УПК РФ следователем были зачитаны, а осужденный и его защитник лишь отказались поставить свои подписи.

Кроме того, коллегия отмечает, что заявленное стороной защиты ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору по указанным основаниям рассмотрено судом с вынесением соответствующего постановления, вступившего в законную силу.

Вопреки доводам кассационных жалоб, копия обвинительного заключения вручалась адвокату, в связи с чем нарушения его права по оказанию юридической помощи судом не допущено.

Согласно заявлению С. суть предъявленного обвинения ему была понятна.

Как следует из заявления В., на допуске которой в качестве защитника настаивал осужденный, она имеет среднее образование, работает кондитером, оказать какую-либо помощь С. она не сможет. Кроме того, на всем протяжении судебного разбирательств уголовного дела осужденный был обеспечен квалифицированной юридической помощью.

Отказ С. от услуг адвоката З. рассмотрен судом в установленном порядке и обоснованно отклонен. Коллегия отмечает, что данный отказ подсудимого не является обязательным для суда.

Не допущено судом и нарушения права осужденного на защиту перед выступлением в судебных прениях и с последним словом. Как усматривается из протокола судебного заседания, от участия в прениях С. отказался, а его защитнику К. времени для подготовки к выступлению в прениях предоставлено достаточно. Для подготовки к последнему слову время С. также представлялось.

Оснований сомневаться в выводах проведенных по делу судебных экспертиз у коллегии не имеется, поскольку они назначены и проведены в соответствии с законом в надлежащем экспертном учреждении специалистами, имеющими соответствующее образование и опыт работы, предупрежденными об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Вопреки доводам кассационных жалоб, адвокат и осужденный ознакомлены как с постановлением о назначении экспертизы, так и с заключением эксперта, однако каких-либо ходатайств с их стороны о несогласии с заключением эксперта, либо о назначении повторной или дополнительной экспертизы не поступало. Одновременное ознакомление с постановлением о назначении экспертизы и заключением эксперта не ставит под сомнение законность и обоснованность заключения и не может свидетельствовать о невиновности осужденного в совершении преступления или о нарушении его прав, влекущих отмену приговора.

Судом тщательно проверено заявление С. о наличии у него алиби, однако своего подтверждения оно не нашло, напротив, было опровергнуто показаниями свидетелей Т. и Ш.

Коллегия не соглашается с доводами кассационных жалоб об отсутствии в действиях осужденного признаков истязания с применением пытки по следующим основаниям.

В соответствии с законом истязанием признается причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев или иными насильственными действиями.

Как следует из материалов уголовного дела, действия С. по применению к Р. физического насилия носили систематический характер, что подтверждается хронологией событий. Несомненно и то, что потерпевшей в результате действий осужденного причинялись сильные психолоический страдания.

Истязание с применением пытки предполагает, в соответствии с примечанием к ст. 117 УК РФ, что причинение физических или нравственных страданий потерпевшему осуществляется в целях понуждения его к действиям, противоречащим воле человека либо в иных целях.

Согласно показаниям потерпевшей применяя к ней насилие, С. требовал от нее признаться в изменах, а также не встречаться с другими мужчинами и сожительствовать с ним.

Таким образом, действия осужденного судом квалифицированы верно.

По мнению коллегии, суд должным образом мотивировал назначение С. наказания.

Приняты во внимание характер и степень общественной опасности преступлений обстоятельства дела, наличие смягчающих наказание обстоятельств, а также данные о личности осужденного.

В связи с этим назначенное наказание является справедливым, оснований его для смягчения не усматривается, равно как не усматривается оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления.

Нарушений уголовного закона при назначении наказания судом также не допущено.

С учетом фактических обстоятельств преступления, предусмотренного п. «д» ч.2 ст.117 УК РФ, и степени его общественной опасности судебная коллегия считает невозможным изменить категорию данного преступления на менее тяжкую.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Как усматривается из приговора, вред здоровью средней тяжести причинен С. потерпевшей 24 февраля 2011 года. Таким образом, в соответствии с п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в настоящий момент срок давности его уголовного преследования по ч.1 ст.112 УК РФ истек, в связи с чем осужденный подлежит освобождению от назначенного наказания.

Руководствуясь ст.ст.377,378,388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Новочеркасского городского суда Ростовской области от 16 ноября 2012 года в отношении С. изменить:

– на основании п. «а» ч.1 ст.78 УК РФ, п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования освободить его от наказания, назначенного по ч.1 ст.112 УК РФ (по эпизоду от 24 февраля 2011 года) в виде ограничения свободы сроком на 1 год;

– исключить из резолютивной части указание на назначение наказания по правилам ч.3 ст.69 УК РФ.

Считать С. осужденным по п. «д» ч.2 ст.117 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий

Источник: http://advokat-ug.ru/PSRO_sudpraktika_ugolovdela_sudebnoe_kas_117_Cevostyanov.html

Приговор по статье 117 УК РФ (Истязание)

Приговор ст 117 ук рф

Приговор мирового судьи судебного участка № 58 района Теплый Стан города Москвы по части 1 статьи 117 УК РФ «Причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 УК РФ».

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Москва                                                                                14 сентября 2017 года

Суд в составе председательствующего мирового судьи судебного участка № 58 района Теплый Стан города Москвы В.А.В.,

при секретаре Б.Л.Д.,

с участием государственного обвинителя – помощника Черемушкинского межрайонного прокурора г. Москвы А.Р.С.,

подсудимого К.С.А.,

защитника М.Г.Ю., представившего ордер адвоката от 14 сентября 2017 года, удостоверение адвоката,

потерпевшей К.А.Б.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении К.С.А., ***, ранее судимого приговором мирового судьи судебного участка №58 района Теплый Стан г. Москвы от 27 октября 2016 года по ч.1 ст. 119, ч.1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде 260 часов обязательных работ,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

К.С.А. совершил истязание, то есть причинение физических и психических страданий путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий, если эго не повлекло последствий, указанных в статьях 111 и 112 УК РФ.

Так он (К.С.А.

), имея преступный умысел, направленный на систематическое нанесение телесных повреждений (побоев), 05 сентября 2016 года примерно в 22 часа 05 минут, находясь в комнате квартиры №*, расположенной по адресу: *** в ходе конфликта, возникшего на почве личных неприязненных отношений с *** К.А.Б., будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес последней не менее трех ударов кулаками рук в область головы, выражаясь при этом нецензурной бранью в ее адрес, в результате чего причинил К.А.Б. (в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений № *** от 21 октября 2016 г.) телесные повреждения в виде ушиба мягких тканей лица, что не повлекло вреда здоровью последней, но причинило физические и психические страдания, вызванные чувствами унижения и обиды.

После совершения вышеуказанных преступных действий, он (К.С.А.

), продолжая реализовывать свой преступный умысел, 09 октября 2016 года примерно в 23 часа 20 минут, находясь на лестничной площадке 1-го этажа подъезда №*, расположенного по адресу: *** в ходе конфликта, возникшего на почве личных неприязненных отношений с *** К.А.Б.

, будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес последней не менее трех ударов ладонью руки в область головы, а затем нанес К.А.Б. не менее двух ударов правой ногой в область правой голени, в результате чего последняя упала на пол, а затем в продолжение своих преступных действий вновь нанес К.А.Б.

не менее одного удара ладонью руки в область головы, выражаясь при этом нецензурной бранью в ее адрес, в результате чего причинил К.А.Б. (в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений № *** от 29 ноября 2016 г.

) телесные повреждения в виде кровоподтека задней поверхности области правого голеностопного сустава, что то не повлекло вреда здоровью последней и кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, но причинило физические и психические страдания, вызванные чувствами унижения и обиды.

После совершения вышеуказанных преступных действий, он (К.С.А.

), продолжая реализовывать свой преступный умысел, 12 января 2017 года примерно в 22 часа 00 минут, находясь в комнате квартиры №*, расположенной по адресу: ***, в ходе конфликта, возникшего на почве личных неприязненных отношений с супругой К.А.Б., будучи в состоянии алкогольного опьянения, нанес последней не менее четырех ударов кулаком руки в область головы, после чего схватил К.А.Б.

двумя руками за шею и стал душить, а затем, взяв правой рукой стеклянную бутылку, также нанес ею три удара в область головы последней, после чего, в продолжение своих преступных действий, схватил правой рукой вырвавшуюся и пытавшуюся убежать К.А.Б.

за голову и ударил последнюю не менее двух раз головой о стену, выражаясь при этом нецензурной бранью в ее адрес, в результате чего причинил К.А.Б. (в соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы телесных повреждений № *** от 06 февраля 2017 г.

) телесные повреждения в виде кровоподтеков лица (параорбитальной гематомы справа), что не повлекло вреда здоровью последней и кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности, но причинило физические и психические страдания, вызванные чувствами унижения и обиды, то есть совершил преступление, предусмотренное ч.1 ст. 117 УК РФ.

Он же (К.С.А.) совершил угрозу убийством, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Так он (К.С.А.

), 12 января 2017 года примерно в 22 часа 05 минут, будучи в состоянии алкогольного опьянения, находясь в комнате квартиры №*, расположенной но адресу: *** в ходе конфликта, возникшего на почве личных неприязненных отношений с *** К.А.Б., имея преступный умысел, направленный на угрозу убийством, а также с целью вызвать у последней чувство тревоги и беспокойства за свою жизнь и здоровье, взял правой рукой стеклянную бутылку и высказывал в адрес К.А.Б.

угрозы убийством, которые последняя восприняла как реально угрожающие ее жизни и здоровью, так как он (К. С.А.), в подтверждение своих преступных намерений, нанес указанной бутылкой три удара в область головы К.А.Б.

, после чего, в продолжение своих преступных действий, схватил правой рукой вырвавшуюся и пытавшуюся убежать К.А.Б. за голову и ударил последнюю не менее двух раз головой о стену, высказывая при этом угрозы убийством, и, выражаясь нецензурной бранью в ее адрес. С учетом обстоятельств произошедшего, его (К. С.А.

) физического превосходства, наличия орудия преступления, а также вызванные у К.А.Б. чувства страха, угрозы своей жизни и здоровью последняя восприняла реально и опасалась осуществления данных угроз, то есть совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ.

При ознакомлении с материалами дела обвиняемый К.С.А. заявил ходатайство об особом порядке рассмотрении дела, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

В судебном заседании подсудимый К.С.А.

поддержал заявленное им ходатайство об особом порядке рассмотрения дела, пояснив, что оно заявлено добровольно, что он полностью согласен с предъявленным ему обвинением; он понимает, в чем состоит существо особого порядка судебного разбирательства и с какими именно материально-правовыми и процессуальными последствиями сопряжено использование этого порядка.

В судебном заседании защитник поддержал ходатайство подсудимого К.С.А. об особом порядке рассмотрения дела.

Потерпевшая К.А.Б. не возражала против рассмотрения дела в особом порядке судебного разбирательства.

Государственный обвинитель, участвующий в деле, не возражал против удовлетворения ходатайства подсудимого К.С.А. об особом порядке рассмотрения дела.

Особый порядок принятия судебного решения был назначен судом по следующим основаниям: подсудимый К.С.А.

обвиняется в совершении преступлений небольшой тяжести, он согласен с предъявленным ему обвинением, данное ходатайство заявлено им добровольно, после консультации с адвокатом. К.С.А.

понимает, в чем состоит существо особого порядка судебного разбирательства, и с какими именно материально-правовыми и процессуальными последствиями сопряжено использование этого порядка, стороны не возражают против особого порядка судебного разбирательства.

Суд, исследовав материалы дела, приходит к заключению о виновности подсудимого в инкриминируемых деяниях. Предъявленное обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по делу.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия его жизни.

К.С.А. полностью признал свою вину, в содеянном раскаялся, что суд соответствии со ст. 61 УК РФ признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

К. С.А.

ранее судим за совершение умышленного преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, вновь совершил преступления, относящиеся к категории небольшой тяжести, имея при этом неснятую и непогашенную судимость за умышленное преступление небольшой тяжести, однако в силу положений ч. 4 ст. 18 УК РФ суд не усматривает в его действиях рецидива преступлений, вследствие чего, обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено.

Учитывая характер и степень общественной опасности преступлений, обстоятельства совершения данных преступлений и личность виновного, который со слов работает грузчиком на рынке по трудовому договору, принимая во внимание тот факт, что не смотря на отсутствие рецидива, К.С.А.

ранее судим за совершение преступления против личности, неоднократно привлекался за совершение административных правонарушений посягающих на общественный порядок и общественную безопасность, а также, учитывая влияние назначаемого наказания на исправление К.С.А., суд полагает необходимым назначить наказание в виде лишения свободы с применением ст.

73 УК РФ, так как цели исправления и перевоспитания могут быть достигнуты без изоляции К.С.А. от общества.

При этом суд не находит оснований для назначения К.С.А. более мягких видов наказания, предусмотренных санкцией ч. 1 ст. 117 УК РФ, ч. 1 ст. 119 УК РФ по вышеизложенным основаниям.

Принимая во внимание, что К.С.А. совершил несколько преступлений небольшой тяжести, суд на основании ч.2 ст. 69 УК РФ считает необходимым назначить ему наказание путем частичного сложения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 316 УПК РФ, суд,

ПРИГОВОРИЛ:

К.С.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 117, ч. 1 ст. 119 УК РФ, и назначить ему наказание:

— по ч.1 ст. 117 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 6 месяцев,

— по ч. 1 ст. 119 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 3 месяца.

На основании ч.2 ст. 69 УК РФ по совокупности совершенных преступлений путем частичного сложения наказаний назначить К.С.А. наказание в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 8 (восемь) месяцев.

На основании ст.73 УК РФ назначенное К.С.А. наказание считать условным с испытательным сроком в течение 2 (два) лет 6 (шесть) месяцев.

На основании ст. 73 ч. 5 УК РФ возложить на К.С.А. следующие обязанности: встать на учет в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства, дважды в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию для регистрации; не менять места жительства без уведомления уголовно-исполнительной инспекции по месту жительства, не совершать нарушений общественного порядка.

Меру процессуального принуждения в отношении К.С.А. в виде обязательства о явке отменить по вступлении приговора в законную силу.

Приговор по статье 117 УК РФ (Истязание) может быть обжалован в апелляционном порядке в Черемушкинский районный суд г. Москвы в течение 10 суток со дня провозглашения.

Источник: https://advokat15ak.ru/%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%80-%D0%BF%D0%BE-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5-117-%D1%83%D0%BA-%D1%80%D1%84-%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8F%D0%B7%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.