Приговора по ст 138 ук рф

Приговор по статье 138.1 УК РФ: незаконный оборот спецтехники для негласного получения информации

Приговора по ст 138 ук рф
Кодграббер, он же сканер кода автосигнализации

Обзоры и тексты самых интересных и занимательных приговоров судов России!

Дело №1-ххх/19

ПРИГОВОР

именем Российской Федерации

г. Москва​​      7 августа 2019 г.

Чертановский районный суд города Москвы в составе председательствующего судьи Ш.Н.Е.,

при секретаре Е.М.И.,

с участием государственного обвинителя – старшего помощника Чертановского межрайонного прокурора г. Москвы П. И.Г.,

обвиняемого Аванесяна,

его защитника – адвоката Лукьяновой Н.В., представившей удостоверение № … от дата и ордер от № . от дата,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело в отношении Аванесяна, личные данные ранее судимого …,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Аванесян совершил незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, то есть незаконное приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, при следующих обстоятельствах.

Производство, приобретение и сбыт запрещены УК РФ

Аванесян, имея преступный умысел, направленный на незаконное приобретение специального технического средства – …, встроенного в корпус, по внешнему виду соответствующий брелоку охранной автомобильной сигнализации, предназначенного для негласного получения информации, то есть преодоления защиты охранной системы автомобиля, осознавая общественную опасность и противоправность своих действий, предвидя наступление общественно-опасных последствий в виде негласного перехвата и регистрации информации, негласного проникновения и обследования транспортных средств, сбора, хранения, использования и распространения информации о частной жизни лица без наличия на то согласия владельца, запрещенных ст. 24 Конституции РФ, желая наступления таких последствий, не имея лицензии на разработку, производство, приобретение и реализацию в целях продажи специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в точно неустановленное следствием время, но не позднее дата, и в неустановленном следствием месте, имея доступ к телекоммуникационной сети «Интернет», нашел объявление о продаже и заказал два …. Продолжая реализацию своего преступного умысла, в точно неустановленное следствием время, примерно дата, в точно неустановленном следствием месте в г. Москве, в районе улицы Россошанской, приобрел у неустановленного следствием лица специальные технические средства в количестве двух штук, которые согласно заключению судебной радиотехнической экспертизы от дата № …являются «…» – специальными техническими средствами, предназначенными для эмулирования радиокоманд передатчиков автомобильных систем охранной сигнализации, с их помощью можно отключать автомобильные системы охранной сигнализации, устройства изготовлены самодельным способом на основе промышленно выпускаемых пультов дистанционного управления автомобильными системами охранной сигнализации и соответствуют пункту 7 (специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов) перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности (утв. Постановлением Правительства РФ от 01 июля 1996 г. № 770), которые использовал дата в период времени с 18 часов 00 минут до 19 часов 00 минут в качестве орудия преступления для совершения кражи из автомобиля, припаркованного по адресу: адрес, планшета марки«Айпад», принадлежащего Иванову, за что привлечен к уголовной ответственности и осужден Чертановским районным судом города Москвы.

На предварительном слушании Аванесян заявил ходатайство о рассмотрении дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ.

Подсудимый Аванесян в судебном заседании вину признал в полном объеме предъявленного обвинения, в содеянном раскаялся, поддержал ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства, пояснил, что ходатайство заявлено им добровольно после консультации с защитником, последствия удовлетворения данного ходатайства в полном объеме разъяснены защитником и судом и ему понятны, заявил, что полностью осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

Орудие преступления

Государственный обвинитель и защитник не возражали против особого порядка судебного разбирательства.

Изучив материалы уголовного дела, выслушав мнение сторон, суд приходит к выводу, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно и подтверждается собранными по уголовному делу доказательствами.

Преступление, в совершении которого обвиняется Аванесян, предусматривает наказание, не превышающее 10 лет лишения свободы. Подсудимый понимает существо предъявленного ему обвинения и соглашается с ним в полном объеме; он своевременно, добровольно и в присутствии защитника заявил ходатайство об особом порядке, осознает характер и последствия заявленного ходатайства.

При таких обстоятельствах суд считает возможным удовлетворить ходатайство подсудимого и постановить приговор без проведения судебного разбирательства, так как ходатайство заявлено с соблюдением требований ч. 2 ст. 314 УПК РФ.

Органом предварительного следствия действия подсудимого Аванесянаправильно квалифицированы по ст. 138.1 УК РФ как незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, то есть незаконное приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.

Таким образом, суд, учитывая обоснованность предъявленного Аванесянуобвинения, квалифицирует его действия по ст. 138.

1 УК РФ, поскольку он приобрел у неустановленного следствием лица специальные технические средства в количестве двух штук, которые являются «…» – специальными техническими средствами, предназначенными для эмулирования радиокоманд передатчиков автомобильных систем охранной сигнализации, с помощьюкоторыхможно отключать автомобильные системы охранной сигнализации, устройства соответствуют пункту 7 (специальные технические средства для негласного проникновения и обследования помещений, транспортных средств и других объектов) перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности (утв. постановлением Правительства РФ от 01 июля 1996 г. № 770), которые использовал в качестве орудия преступления для совершения кражи из автомобиля.

При назначении наказания подсудимому Аванесяну суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории преступлений средней степени тяжести, личность подсудимого, который вину признал, в содеянном раскаялся, на учете у нарколога и психиатра не состоит, по месту отбывания наказания характеризуется формально (т.д. 2, л.д. 81, 127-131), на территории РФ регистрации не имеет; не трудоустроен, ранее судим …; дата Чертановским районным судом г. Москвы по п. «в» ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 327 УК РФ к 2 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима, наказание отбыто дата, судимость не снята и не погашена в установленном законом порядке.

При производстве судебного разбирательства данного уголовного дела подсудимый полностью согласился с предъявленным обвинением, признал свою вину, ходатайствовал об особом порядке судебного разбирательства и постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, что, по мнению суда, свидетельствует о его раскаянии.

В соответствии с ч. 2 ст. 61 УК РФ признание Аванесяном своей вины, раскаяние в содеянном, его состояние здоровья суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cbd9ae133b34400b3757c35/prigovor-po-state-1381-uk-rf-nezakonnyi-oborot-spectehniki-dlia-neglasnogo-polucheniia-informacii-5de3d235c7e50c0ee58e47a1

138.1. Осторожно, скрытая камера

Приговора по ст 138 ук рф

Домохозяйка из Калининграда Светлана Юшина после рождения второго сына создала «ВКонтакте» группу для совместных закупок товаров из Китая: одежда и обувь для детей и взрослых, детские игрушки, гаджеты.

В конце января 2012 года к ней обратился некий Николай и попросил заказать ему часы с множеством функций: с подсветкой, водонепроницаемые, с видеокамерой и фотоаппаратом. Через месяц получил и заказал еще одни — мол, те были в подарок, а эти для себя. За третьими Николай явился с коллегами, оперативниками отдела «К».

Юшиной предъявили обвинение по статье 138.1 УК (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации). Максимальный срок — четыре года.

Следствие длилось полгода, но адвокату Юшиной Николаю Дудареву удалось добиться его прекращения до суда по статье 75 УК — суд признал, что впервые обвиненная в уголовном преступлении небольшой тяжести женщина, которая в тот момент ждала третьего ребенка, не представляет общественной опасности.

Пенсионеру из Чувашии Николаю Смирнову повезло меньше: был и суд и приговор — штраф в размере 10 тысяч рублей за приобретение в китайском интернет-магазине очков со встроенной камерой, с помощью которых 66-летний житель Новочебоксарска собирался снимать внуков. Причем посылку с очками Смирнов даже не получил: ее задержали на таможне. Получил сразу повестку к следователю — и обвинение по статье 138.1 через статью 30 УК: покушение на приобретение специального технического средства.

«Это называется контролируемая поставка: посылку “ведут” с момента ее прихода на таможню, человек приходит на почту и его там задерживают», — поясняет адвокат Дмитрий Динзе.

32-летнего фотографа из Новочеркасска Евгения Матвиенко приговорили к году условно за попытку приобретения ручки со встроенной видеокамерой.

Товар до адресата не дошел, Матвиенко успел даже получить обратно свои деньги и забыть про заказ.

Но через пять месяцев его вызвали на почту, где в присутствии оперативников продемонстрировали ту самую ручку, и фотограф стал фигурантом уголовного дела. Матвиенко согласился признать вину, дело рассмотрели в особом порядке.

Технари из ФСБ

Закон, выделивший «незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» в отдельную статью, был принят в декабре 2011 года.

Впрочем, новостью для правоприменителя норма не стала: до этого в Уголовном кодексе действовала часть 3 статьи 138, которая предусматривала ответственность за те же самые действия.

Выделив незаконный оборот специальных техсредств в отдельную статью, законодатели ужесточили максимальное наказание с 3 лет до 4 лет лишения свободы и добавили возможность назначать обязательные и принудительные работы.

Главный вопрос, который стоит при применении статьи 138.1 УК, — что считать «специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации» (СТС для НПИ). Перечня таких устройств, закрепленного отдельным законодательным актом, не существует.

На практике эксперты (экспертизы по таким делам проводят институты ФСБ), а также следователи и суды опираются на два документа: Постановление правительства от 10 марта 2002 года № 214 — оно регламентирует ввоз и вывоз таких устройств в страну и из страны, а также Постановление правительства от 12 апреля 2012 № 287 — в нем идет речь о лицензировании деятельности по разработке, приобретению и продаже таких средств.

Если руководствоваться постановлением 2012 года, то под запрет к свободной покупке и продаже попадают вообще все средства, позволяющие вести запись или просто наблюдать «негласно» — чтобы продавать или пользоваться такими устройствами законно, необходимо сначала получить лицензию в органах ФСБ.

В постановлении 2002 года перечислены признаки устройств, позволяющие хотя бы немного сузить этот круг: под запрет попадают любые камеры, «закамуфлированные под бытовые предметы», камеры с вынесенным значком входа типа Pin-hole, работающие при низкой освещенности или работающие от пульта дистанционного управления.

Причем достаточно того, чтобы устройство обладало хотя бы одним из этих признаков.

«Конкретного списка, который бы все покрыл, быть не может, потому что постоянно появляются какие-то технические новинки, все в список не включишь. А те признаки, которые есть в документах — устарели.

Под них что угодно попадает, включая телефоны с камерами.

Хорошо что до программного обеспечения еще не добрались, ведь на телефонах с системой Android есть полно программ, позволяющих незаметно, одновременно с использованием других функций, и видео снимать и аудио записывать», — говорит адвокат Динзе.

Будет ли признан тот или иной гаджет спецсредством, зависит от эксперта ФСБ. «Это обычные технари, которые работают в специальных подразделениях ФСБ как раз с такой техникой. То есть по сути — случайные люди, не какие-то специально подготовленные эксперты.

И качество экспертизы может очень сильно отличаться и зависеть от личности человека, который ее пишет: какой у него опыт, насколько допотопной техникой пользуются в его службе, в каких он отношениях с теми сотрудниками правоохранительных органов, для которых ее делает», — перечисляет юрист.

Запретить ножи и топоры

Еще до выделения незаконного оборота специальных технических средств в отдельную статью конституционность части 3 статьи 138 УК обжаловали шесть человек, осужденных за сбыт и изготовление таких приборов.

Среди них был житель Архангельска Алексей Трубин, который получил 1,5 года условно за то, что собрал по схеме из журнала «Радио» микрофон, который вмонтировал в футляр от губной помады и использовал дома, в том числе как радионяню для сына.

Конституционный суд признал норму соответствующей основному закону, сославшись на неприкосновенность частной жизни, которую может нарушить использование подобных приборов.

Заявители и их адвокат указывали на то, что приобретение или продажа специальных технических средств еще не говорит о том, что они будут использоваться для совершения противоправных деяний: не пытается же законодатель запретить кухонные ножи и топоры, несмотря на статистику бытовых убийств.

КС в постановлении от 31 марта 2011 года напомнил, что, разумеется, в суде должен быть доказан преступный умысел, но избыточной эту норму не посчитал. 

Что касается неопределенности в той части, что считать специальным техническим средством, КС попытался внести ясность, сославшись на закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и то самое постановление № 214 2002 года.

«В частности, это могут быть технические средства, которые закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обнаружение которых в силу малогабаритности, закамуфлированности или технических параметров возможно только при помощи специальных устройств; которые обладают техническими характеристиками, параметрами или свойствами, прямо обозначенными в соответствующих нормативных правовых актах; которые функционально предназначены для использования специальными субъектами», — говорится в документе. Теперь защитники обвиняемых по статье 138.1 УК в ходе процесса апеллируют к тому, что устройство должно обладать всеми признаками, перечисленными Конституционным судом, совокупно, а не по отдельности.

В том же определении КС говорится и о недопустимости заводить дела за бытовые фотоаппараты, видеокамеры и радионяни: «Что касается технических средств (предметов, устройств), которые по своим техническим характеристикам, параметрам, свойствам или прямому функциональному предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем, то они не могут быть отнесены к специальным техническим средствам для негласного получения информации, если только им намеренно не приданы нужные качества и свойства, в том числе путем специальной технической доработки, программирования именно для неочевидного, скрытного их применения».

Рынок контрольных закупок

Жителю Ямало-Ненецкого автономного округа Юрию Метельскому, которого в январе 2013 года приговорили к 120 тысячам рублей штрафа за покупку ручки с видеокамерой, удалось добиться отмены приговора.

Суд апелляционной инстанции сослался как раз на постановление КС и определил ручку Метельского как «многофункциональный прибор», а не спецсредство: «Предмет преступления по данному делу — это авторучка с видеорегистратором.

Фактически, речь идет о многофункциональном приборе, специально не предназначенным для негласного получения информации, а для фиксации информации разными способами. Так, изъятый комплект технического изделия помещен в корпус действующей авторучки.

Таким образом, в данном случае речь идет о бытовом приборе, который может быть использован для письменной, акустической и визуальной регистрации информации, то есть речь следует вести не о закамуфлированном устройстве, а об устройстве целевого назначения».

На ручке, которую Метельский заказал в интернете и получил на почте уже в присутствии оперативников, объектив видно невооруженным глазом, а при записи горит значок индикатора, указал суд ЯНАО. Покупателя ручки, который собирался с ее помощью «разыгрывать приятелей», оправдали и признали за ним право на реабилитацию.

Метельского оправдали в 2013 году и его случай не вошел в статистику обвинительных приговоров, которых в том году было вынесено 152. Все осужденные были приговорены к штрафам: от 5 тысяч до 500 тысяч рублей.

Согласно статистике судебного департамента, в 2014 году по статье 138.1 УК было осуждено 212 человек. Трое из них были приговорены к лишению свободы на сроки до года, четверо — к штрафам более 100 тысяч рублей. Более ста человек оштрафовали на суммы от 5 тысяч до 100 тысяч рублей.

В 2015 году число обвиняемых по статье 138.

1 УК идет на десятки: предприниматель из Чувашии продавал «шпионские часы» с фотоаппаратом, 20-летний житель Георгиевска Ставропольского края обвиняется в продаже флешек, ревнивого мужа из города Канаш (тоже Чувашия) будут судить за купленную для слежки за женой ручку с камерой, жителя Уссурийска — за брелок автосигнализации с возможностью записи. Во многих из этих дел, как и в случае с калиниградской домохозяйкой Юшиной, обвинение строится на результатах так называемой проверочной закупки — покупателем выступает оперативник.

«Это обычная практика: прийти на радиорынок, поинтересоваться новинками, купить гаджет — и дело готово. Для возбуждения достаточно одного эпизода покупки одной единицы товара», — рассказал адвокат Динзе. По его словам, статью 138.

1 УК не используют в борьбе со шпионажем и раскрытием государственных секретов: «Не припомню, чтобы кому-то из обвиняемых в шпионаже дополнительно вменяли эту статью, она скорее для обычных людей.

Честно говоря, это очередной дурацкий запрет, который мог якобы защитить от промышленного шпионажа, а по факту превратился в поимку торговцев китайскими ручками».

Юрист отмечает, что на практике к уголовной ответственности чаще привлекают продавцов и покупателей именно фиксирующих устройств — записывающих аудио и видео: очков, борсеток и рюкзаков с камерами внутри, ручек.

«При этом я ни разу не слышал, чтобы привлекали за глушилки, подавители сигнала сотовой связи, устройства, блокирующие запись и выдающие вместо нее шум при попытке записать телефонные переговоры. Почему — не знаю».

Источник: https://zona.media/article/2015/04/06/codex-138-1

Дело N45-Д07-5

Приговора по ст 138 ук рф
Законы и кодексы » Уголовный кодекс Российской Федерации » Особенная часть » Раздел VII. Преступления против личности » Глава 19. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина » Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений » Дело N45-Д07-5.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

СУДА НАДЗОРНОЙ ИНСТАНЦИИ

от 15 марта 2007 г. N 45-Д07-5

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Истоминой Г.Н.,

судей Нестерова В.В. и Подминогина В.Н.

рассмотрела в судебном заседании надзорную жалобу осужденного Тюстина П.В. о пересмотре приговора Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года и постановления президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Тюстина П.В. по доводам жалобы, мнение прокурора Гузеева К.В. о частичном удовлетворении надзорной жалобы, судебная коллегия

установила:

по приговору Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года

Тюстин П.В.

осужден по ч. 1 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 100 тысяч рублей, по ч. 2 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 200 тысяч рублей, по ч. 2 ст. 138 УК РФ к штрафу в размере 250 тысяч рублей,

на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 450 тысяч рублей.

Взыскано в счет компенсации морального вреда с Тюстина П.В. в пользу П. рублей.

Постановлено уничтожить вещественные доказательства.

По этому же делу Тюстина З.Н. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 222 ч. 1 УК РФ , и освобождена от наказания в связи с изменением обстановки. Приговор в отношении нее в надзорном порядке не пересматривается.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года приговор изменен: постановлено считать Тюстина осужденным по ч. 1 ст . 137 , ч. 2 ст . 137 , ч. 2 ст. 138 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года). По ч. 2 ст.

138 УК РФ назначено наказание в виде штрафа в размере 100 тысяч рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 250 тысяч рублей.

Вещественные доказательства: компьютер, 2 диктофона, устройство “Секретарь С”, адаптер с закладкой и микрофоном обращены в доход государства.

Постановлением президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года приговор и кассационное определение в отношении Тюстина изменены: постановлено считать его осужденным по ч. 1 ст . 137 УК РФ к штрафу в размере 40 тысяч рублей, по ч. 2 ст .

137 УК РФ к штрафу в размере 70 тысяч рублей, по ч. 2 ст. 138 УК РФ к штрафу в размере 25 тысяч рублей. На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде штрафа в размере 120 тысяч рублей.

В остальной части судебные решения оставлены без изменения.

По приговору суда, с учетом внесенных изменений, Тюстин осужден за нарушение тайны телефонных переговоров П.

, совершенное в период с 9 по 13 июля 2003 года с использованием своего служебного положения и специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, за незаконное собирание в тот же период и распространение в начале августа 2003 года сведений о частной жизни П.

, составляющих личную тайну, без его согласия, совершенные с использованием своего служебного положения, за незаконное распространение в начале января 2004 года (в приговоре ошибочно указан январь 2003 года) сведений о частной жизни П., составляющих личную тайну, без его согласия, в публично демонстрирующемся произведении.

В надзорной жалобе осужденного Тюстина поставлен вопрос об отмене приговора и последующих судебных решений и прекращении уголовного дела в части осуждения его по ч. 1 ст .

137 УК РФ в связи с отсутствием заявления потерпевшего; о квалификации его действий по ч. 2 ст . 137 УК РФ в редакции от 13 июня 1996 года; в жалобе указано также, что наказание по совокупности преступлений не соответствует положениям ч. 2 ст.

69 УК РФ , судом незаконно разрешена судьба вещественных доказательств.

Проверив материалы уголовного дела, изучив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит, что состоявшиеся по делу судебные решения в отношении Тюстина подлежат изменению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что потерпевший П.

15 августа 2003 года обратился к прокурору с заявлением по поводу противоправной деятельности Тюстина, выразившейся в незаконном прослушивании летом 2003 года его телефонных переговоров.

В заявлении он указал, что запись и прослушивание телефонных переговоров нарушают его конституционные права. Он считает деятельность Тюстин противозаконной и просит разобраться в данной ситуации (т. 1, л.д. 8).

На основании этого заявления было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 138 УК РФ (т. 1, л.д. 1).

В последующем изложенные в заявлении П. сведения о преступной деятельности Тюстина, о нарушении им прав П., гарантированных ст. 23 ч. 2 Конституции РФ, полностью подтвердились, они обоснованно признаны надлежащими доказательствами и наряду с другими доказательствами положены в основу приговора по ст . 137 ч. 2 и ст. 138 ч. 2 УК РФ .

Суд правильно признал, что вышеуказанные действия Тюстин совершил с использованием своего служебного положения, так как, занимая должность главного инспектора таможенного поста, он имел доступ в служебные помещения таможни и возможность обращаться к вышестоящим должностным лицам.

Правовая оценка действиям Тюстина в этой части, с учетом внесенных в приговор изменений, судом дана правильно. Суд кассационной инстанции квалифицировал незаконные действия Тюстина по ч. 2 ст . 137 , ч. 2 ст. 138 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года).

Суд кассационной инстанции правильно решил также судьбу вещественных доказательств, мотивировав свой вывод в кассационном определении.

Вместе с тем судебная коллегия учитывает, что в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст . 137 УК РФ , считаются уголовными делами частно-публичного обвинения и возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что потерпевший П. не обращался с заявлением в правоохранительные органы о привлечении Тюстина к уголовной ответственности за нарушение неприкосновенности частной жизни.

Из вышеуказанного заявления на имя прокурора видно, что П. 15 августа 2003 года обратился по поводу противоправной деятельности Тюстина, выразившейся в незаконном прослушивании летом 2003 года его телефонных переговоров, и на основании этого заявления было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 138 УК РФ .

Однако деяние, предусмотренное ч. 1 ст . 137 УК РФ , то есть организация прослушивания фонограммы телефонных переговоров П. для С. и Р., совершено Тюстиным в январе 2004 года. При этом самостоятельного заявления П. о привлечении Тюстина к уголовной ответственности именно за это деяние, в деле нет, тогда как оно необходимо в соответствии с ч. 3 ст. 20 УПК РФ.

При таких обстоятельствах судебные решения в данной части подлежат отмене с прекращением дела.

Кроме того, доводы надзорной жалобы о неправильности назначения судом наказания подлежат удовлетворению.

Все преступления, совершенные Тюстиным, в соответствии со ст. 15 ч. 2 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) признаются преступлениями небольшой тяжести. Согласно ч. 2 ст.

69 УК РФ в той же редакции, окончательное наказание за преступления небольшой тяжести не может превышать максимального срока или размера наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. В данном случае максимальное наказание предусмотрено по ч. 2 ст .

137 УК РФ – до восьмисот минимальных размеров оплаты труда, что во время совершения преступления равнялось рублей. Поэтому окончательное наказание по совокупности преступлений не может превышать указанную сумму. При таких обстоятельствах назначенное Тюстину наказание подлежит смягчению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 – 408 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

1. Надзорную жалобу осужденного Тюстина П.В. удовлетворить частично.

2.

Приговор Ирбитского районного суда Свердловской области от 9 ноября 2004 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 9 февраля 2005 года и постановление президиума Свердловского областного суда от 5 июля 2006 года в отношении Тюстина П.В. в части осуждения по ст . 137 ч. 1 УК РФ отменить и на основании ст. 24 ч. 1 п. 5 УПК РФ дело производством прекратить за отсутствием заявления потерпевшего.

Уменьшить размер штрафа, назначенного по ст . 137 ч. 2 УК РФ , до 60000 рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст . ст . 137 ч. 2 , 138 ч. 2 УК РФ , назначить ему наказание в виде штрафа в размере 70 тысяч рублей.

В остальной части те же судебные решения в отношении него оставить без изменения.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/ugolovnyj-kodeks-rossijskoj-federacii/osobennaya-chast/razdel-vii--prestupleniya-protiv-lichnosti/glava-19--prestupleniya-protiv-konstitucionnyh-prav-i-svobod-cheloveka-i-grazhdanina/statya-138--ugolovnyy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-138-ugolovnyy-kodeks-rf-34441.html

В москве оправдан мужчина, обвиняемый в незаконном обороте «шпионской техники», купленной на aliexpress

Приговора по ст 138 ук рф

22 мая Останкинский районный суд г. Москвы вынес оправдательный приговор (имеется у «АГ») гражданину, обвинявшемуся в незаконном обороте «шпионской техники».

Версия следствия

По версии следствия, Денис Кабрера приобрел в неустановленное время на торговой интернет-площадке AliExpress замаскированные под лампы устройства, предназначенные для негласного получения информации, которые имели функцию скрытой аудио-, видеозаписи. Следствие предполагало, что мужчина приобрел спецтехнику для последующей перепродажи на сервисе «Юла», где они были приобретены за 5,4 тыс. руб. Ж., задействованному сотрудниками ФСБ России для проведения ОРМ «Проверочная закупка».

Согласно проведенной экспертизе устройства относились к п. 2 Перечня видов специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в процессе осуществления ОРД (утв. Постановлением Правительства РФ от 1 июля 1996 г. № 770). В итоге Денису Кабрере были предъявлены обвинения по ч. 1 ст. 138.1 УК РФ, в качестве меры пресесчения ему была избрана подписка о невыезде.

Показания участников судебного процесса

Уголовное дело рассматривалось в Останкинском районном суде г. Москвы. Сначала дело рассматривалось в особом порядке, но затем обвиняемый отказался от него и дело продолжили рассматривать в общем порядке.

https://www.youtube.com/watch?v=8hjuZl7Pj60

В ходе судебного процесса Денис Кабрера не признавал свою вину и утверждал, что купил на AliExpress видеорегистратор для наблюдения за малолетним сыном по просьбе своей супруги.

По его словам, на сайте продавца вышеуказанное устройство позиционировалось как «радионяня», оно казалось удобным для использования в быту, поскольку не требовало сетевого питания, поэтому он купил в январе 2018 г.

сразу два устройства для дома и дачи.

Дума приняла закон о «шпионской технике»Теперь в КоАП и УК будет разъяснено, что именно является специальным техническим средством, предназначенным для негласного получения информации

Подсудимый также рассказал суду, почему впоследствии он решил продать технику на «Юле». С его слов, при включении устройство издавало слишком громкие звуки, что пугало ребенка, мешало ему спать, а также раздражало супругу.

Денис Кабрера также сообщил, что ранее он безуспешно пытался донести до следствия то, что он купил именно «радионяню», что также подтверждалось информацией на коробке товара.

По его словам, он не предполагал, что действует незаконно, отметив, что такие устройства свободно продаются в открытом доступе на всех российских рынках.

В свою очередь, супруга подсудимого пояснила, что последний приобрел ей в помощь два видеорегистратора в качестве «радионяни», по форме напоминающих лампочку. Ввиду тог, что прибор был слишком шумным в процессе использования, им пользовались крайне редко, чтобы не пугать ребенка, а затем решили продать на «Юле».

Суд также заслушал свидетельские показания трех участников ОРМ, которые подтвердили факт продажи обвиняемым предметов Ж. Исходя из судебных показаний эксперта О.

следовало, что он не указывал в своем заключении о том, что купленные Кабрерой устройства предназначены для получения негласной информации, так как это не входит в его компетенцию.

По словам эксперта, он всего лишь заключил, что предметы имеют признаки таких средств.

Оправдательный приговор

В ходе судебного разбирательства по делу суд отверг довод защиты о том, что купленные Денисом Кабрерой устройства не являются специальными техсредствами для негласного получения информации, так как они опровергаются как заключением эксперта, так и данными им показаниями в ходе судебного заседания, а также самим внешним осмотром вещдоков. Он также нашел несостоятельными доводы защиты о недопустимости заключения экспертизы ввиду того, что эксперт не указал свою специальность, а исследование девайсов было проведено после их демонтажа в нарушение методик исследования, которые также проводились при экспертизе.

Как пояснил суд, экспертиза была проведена старшим экспертом ЭКЦ, имеющим высшее техническое образование и стаж экспертной работы, при проведении исследования последний не указывал на недостаточность своих знаний, а сама экспертиза соответствует требованиям соответствующего инструктажа.

«Доводы стороны защиты о неполноте и противоречивости проведенного экспертного исследования, о несоответствии его выводов, суд находит безосновательными.

Выводы эксперта понятны, непротиворечивы, компетентны, научно обоснованы, объективно подтверждены исследованными в судебном заседании доказательствами», – отмечено в приговоре суда.

Суд добавил, что вопреки доводам защиты и подсудимого представленные стороной обвинения доказательства лишь подтверждают факт относимости устройств к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации.

«Сам факт сбыта устройств не отрицал и сам Денис Кабрера в ходе судебного следствия по делу, однако ссылался на неосведомленность об их принадлежности к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации», – указано в судебном приговоре.

ВС разъяснил привлечение к ответственности за нарушение конституционных прав и свободПленум Верховного Суда принял доработанное постановление, касающееся неприкосновенности частной жизни, жилища, а также трудовых прав граждан

В то же время, указал суд, само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного ст. 138.

1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств. Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. № 46 суд отметил, что не могут быть квалифицированы по ст. 138.

1 УК РФ также действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять их в качестве средства посягательства на конституционные права граждан.

Кроме того, суд отметил, что обвиняемый использовал купленный товар в качестве «радионяни» для ухода за малолетним ребенком, а после того, как устройства не подошли по своим потребительским качествам, продал их в том виде, в котором они приобретались, без каких-либо доработок и модернизации.

«Суд отмечает, что показания подсудимого, приведенные выше, об отсутствии умысла на незаконный оборот – сбыт технических средств, предназначенных для негласного получения информации, ничем не опровергнуты, и, руководствуясь принципом презумпции невиновности и трактуя любые неустранимые сомнения в пользу обвиняемого, суд принимает их как достоверные», – указано в приговоре.

Таким образом, суд оправдал Дениса Кабреру за отсутствием в его действиях состава преступления.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/v-moskve-opravdan-muzhchina-obvinyaemyy-v-nezakonnom-oborote-shpionskoy-tekhniki-kuplennoy-na-aliexpress/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.