Применение ст 64 ук рф судебная практика

Приговор с наказанием ниже низшего предела (ст.64 УК РФ)

Применение ст 64 ук рф судебная практика

Дела о преступлениях, связанные с незаконным оборотом наркотиков, к сожалению, занимают все большую долю в общем количестве уголовных дел. По моим наблюдениям в СИЗО г. Москвы значительная, если не наибольшая часть арестованных содержится именно по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 228 и 228.

1 УК РФ. В связи с социальной значимостью борьбы с наркоманией законодатель предусмотрел серьезные сроки лишения свободы за совершение преступлений данной тематики, а назначение наказания с применением ст.64 УК РФ ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, продолжает оставаться редкостью.

Не ставя под сомнение необходимость борьбы с таким безусловным злом, как распространение наркотической зависимости среди населения, в том числе и тем более среди несовершеннолетних, практика участия в делах о незаконном сбыте наркотических средств позволяет утверждать, что зачастую фигурантами таких дел становятся если и не совсем случайные персонажи, то уж точно, не имеющие отношение к распространению наркотиков, а попавшие в жернова правоохранительной машины в связи с пагубным пристрастием к запрещенным веществам.

Я не открою секрета, что нередко сотрудники оперативных подразделений органов внутренних дел, стремясь увеличить количественные показатели выявленных и раскрытых преступлений в сфере распространения наркотиков, стремятся выдать потребителей наркотиков за их распространителей.

Наказание за сбыт наркотических средств, а равно за приобретение в целях сбыта существенно отличается от приобретения наркотиков в целях личного потребления. Так предусмотренное наказание за сбыт наркотиков в крупном размере (п. «г» ч.4 ст.228 УК РФ) составляет от 10 до 20 лет лишения свободы.

При этом ответственность за приобретение наркотиков без цели сбыта (как правило, речь идет о приобретении для личного употребления) ограничена лишением свободы на срок от 3 до 10 лет.

Как видно максимальное наказание за преступление не связанное со сбытом наркотиков, является начальным минимальным наказанием, если речь идет о сбыте аналогичного количества одурманивающих веществ. Очевидно, что правильная квалификация действий подсудимого, является необходимой предпосылкой назначения справедливого наказания.

Вместе с тем, иногда суды, проявляя умеренность и определенную гуманность при назначении наказания, компенсируют, таким образом, спорность, а иногда и полное отсутствие доказательств виновности подсудимого именно в сбыте наркотических средств, спорность обстоятельств совершения преступления.

Осознавая, что бесспорных доказательств сбыта в деле не имеется, и, видимо, не желая идти наперекор следствию и обвинению, изменяя квалификацию со сбыта наркотиков на их приобретение и хранение, правоприменители используют правовые механизмы, позволяющие назначить наказание хотя и за совершение преступление по статье 228.1 УК РФ, но ниже низшего предела, то есть, по сути, в пределах санкции статьи 228 УК РФ.

Если о переквалификации действий со статьи 228.

1 УК РФ на статью 228 УК РФ я уже рассказывал ранее, то примером ситуации, где суд за сбыт наркотиков назначил наказание ниже низшего предела, может послужить дело, рассмотренное Кунцевским районным судом г.

Москвы в 2018 году в отношении М.П.А., который обвинялся в совершении двух эпизодов сбыта наркотических средств и одного эпизода покушения на сбыт наркотических средств в крупном размере.

М.П.А. был задержан вечером 10 мая 2018 года сотрудниками ППС якобы из-за странного, подозрительного поведения на улице в районе Кунцево. Странности в поведении были обусловлены, видимо тем, что М.П.А.

находился в состоянии наркотического опьянения, позже установленного медицинским освидетельствованием. Сразу же М.П.А. был доставлен в ОМВД «Кунцевский», где у него были обнаружены и изъяты наркотические средства.

Аналогичные наркотики, составляющие в совокупности с ранее изъятыми крупный размер, были изъяты у М.П.А. по домашнему адресу в ходе обыска.

События развивались стремительно: глубокой ночью М.П.А. был задержан и ему было предъявлено обвинение в покушении на сбыт наркотических средств в крупном размере по п. «г» ч.4 ст.228 УК РФ. Причем единственным основанием для возбуждения уголовного дела именно по покушению на сбыт наркотиков, а не просто по их хранению, стал тот факт, что изъятые у М.П.А.

наркотики были расфасованы в несколько пакетов.

Казалось бы, что одной расфасовки в пакеты явно недостаточно для вывода о наличии цели сбыта, так как сам подозреваемый являлся потребителем наркотических средств, на момент задержания был одурманен ими, а наркоманы, не всегда покупают наркотики разовой дозой, стремясь, при наличии соответствующих денежных средств сэкономить их, осуществляя закупку по «оптовым ценам».

Об этом хорошо известно и следователям и оперативным сотрудникам. Однако то ли из-за того, что доказательств направленности умысла на сбыт наркотиков было маловато, то ли районные оперативники просигналили в окружное управление о возможности «нарубить палок», а может и по обеим причинам, но утром того же дня в ОМВД «Кунцевский» появились оперативники с УВД по ЗАО г.

Москвы, которые получили у следователя ранее изъятый телефон подозреваемого, осмотрели его и обнаружили там порядка 15 фото так называемых «закладок» в лесном массиве, рядом с которым был задержан подозреваемый. К счастливому удивлению оперативников каждое сделанное фото было снабжено координатами геолокации.

Так же в телефоне была обнаружена переписка с неизвестным, в которой явно шла речь о сбыте наркотиков. В тот же вечер в 2 местах с координатами геолокации были организованы осмотры. И вновь удача! В каждом из этих мест в земле были обнаружены наркотики, которые также инкриминированы М.П.А., во-первых, как самостоятельные оконченные преступления – сбыт наркотических средств, а, во-вторых, данные эпизоды подтверждали, что и первый эпизод обнаружения наркотиков при М.П.А. был связан не с личным потреблением, а со сбытом.

Все изложенное послужило основанием для предъявления М.П.А. обвинения в трех незаконных сбытах наркотических средств с потенциальным наказанием до 25 лет лишения свободы.

В качестве защитника я вступил в дело на завершающем этапе предварительного следствия практически на стадии ознакомления с материалами уголовного дела.

От  своего подзащитного я узнал, что своих показаний он не знает, так как единственный раз, когда он подписывал какие-то бумаги, была глубокая ночь, он был в состоянии опьянения, и ко всему прочему не спал до этого минимум еще одну ночь, так как работал в ночную смену.

Ознакомившись со своими показаниями, данными в ходе следствия, обвиняемый сразу же заявил, что этих показаний он не давал.  При этом он не отрицал, что сам, к сожалению, являлся потребителем наркотиков, но никогда не травил ими других.

Вместе с тем его показания в качестве подозреваемого и сделанные «под копирку» показания в качестве обвиняемого давали все основания для вывода, что он занимался именно незаконным сбытом наркотиков.

Однако изучив уголовное дело, я пришел к выводу, что обвиняемый не просто стремится выгородить себя, а стал жертвой определенных обстоятельств и желания сделать положительные статистические данные о выявлении и раскрытии ряда особо тяжких преступлений.

Эту позиция мы отстаивали и на протяжении всего рассмотрения дела в суде.

Источник: https://advokat-nm.ru/praktika/prigovor-s-nakazaniem-nizhe-nizshego-predela-st-64-uk-rf/

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19.05.2016 N 34-АПУ16-3

Применение ст 64 ук рф судебная практика

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 мая 2016 г. N 34-АПУ16-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего – Червоткина А.С.,

судей – Климова А.Н., Сабурова Д.Э.,

при секретаре – Поляковой А.С.,

с участием государственного обвинителя – прокурора Коваль К.И., защитника – адвоката Шинелевой Т.Н., представившей удостоверение N и ордер N

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Теткина К.Б., на приговор Мурманского областного суда от 28 марта 2016 года, которым

Беспалов Р.А. , судимый:

– 1 марта 2007 г. по п. п. “а”, “г” ч. 2 ст. 161 УК РФ на основании ч. 5 ст. 74, ст. 70 УК РФ с частичным присоединением неотбытой части наказания по предыдущему приговору к 3 годам лишения свободы, освобожденный 2 октября 2009 г. по отбытии наказания;

осужден к лишению свободы по:

– ч. 5 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 10 годам;

– ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам;

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний к 11 годам в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Сабурова Д.Э., выступление прокурора Коваль К.И., поддержавшей доводы представления, защитника осужденного адвоката Шинелевой Т.Н., полагавшей необходимым представление оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Беспалов Р.А. осужден за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, а также за покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Преступления совершены в период с 23 по 25 июля 2015 года в г. при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Беспалов Р.А. вину признал полностью.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Теткин К.Б., не оспаривая вину Беспалова, квалификацию содеянного, не согласен с приговором в части назначенного наказания, ввиду его чрезмерной мягкости.

Указывает, что суд установил смягчающие наказание обстоятельства, идентичные по обоим эпизодам преступной деятельности.

Вместе с тем, по эпизоду оконченного состава их совокупность признана исключительной и наказание назначено с применением ст.

64 УК РФ, а в отношении второго эпизода сделан вывод об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ, т.к. верхний предел наказания при неоконченном преступлении совпадает с нижним.

Кроме того, считает необоснованным применение ч. 3 ст. 68 УК РФ и назначение наказания менее одной трети от максимального срока, поскольку в действиях Беспалова содержится рецидив преступлений.

Полагает, что назначение менее строгого наказания, чем предусмотрено санкцией статьи, возможно лишь в случае применения ст. 64 УК РФ, а не в случае совпадения верхней и нижней границ санкции, а ссылка суда на ч. 2 ст. 56 УК РФ несостоятельна.

При этом, по его мнению, совокупность смягчающих наказание обстоятельств позволяла назначить Беспалову наказание по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, т.е.

ниже низшего предела, предусмотренного санкцией указанной статьи, но с учетом принципов справедливости размер наказания за данное деяние может соответствовать 7 годам 6 месяцам лишения свободы, т.к. за аналогичное оконченное деяние с применением ст. 64 УК РФ назначено 10 лет лишения свободы.

С учетом своих доводов просит приговор изменить, исключить из описательно-мотивировочной части указание об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ, а также о применении ч. 3 ст. 68 УК РФ, по эпизоду, предусмотренному ч.

3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ. Предлагает дополнить приговор указанием на наличие оснований для применения ст. 64 УК РФ по указанному эпизоду, усилить назначенное, как за данное преступление, так и по их совокупности, наказание.

Изучив уголовное дело, проверив доводы апелляционного представления, Судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Выводы суда о доказанности вины Беспалова Р.А.

в незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере, а также в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, изъятых в квартире по месту жительства осужденного, являются правильными, сторонами не оспариваются и основаны на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных, в приговоре доказательствах.

Такие выводы подтверждаются как признательными показаниями Беспалова в ходе предварительного расследования, так и показаниями свидетелей – приобретателя наркотических средств К., сотрудников полиции П., Б., С., а также представленными материалами оперативно-розыскной деятельности, данными, содержащимися в оглашенных письменных материалах дела.

Оперативно-розыскное мероприятие “Оперативный эксперимент” проведено в полном соответствии с требованиями законодательства, а действия сотрудников полиции не провоцировали Беспалова к противоправной деятельности. Заключением химической экспертизы в каждом случае установлены вид и размер наркотического средства.

Психическое состояние осужденного судом исследовано в полной мере, а с учетом его поведения, выводов экспертов, Беспалов Р.А. правильно признан вменяемым.

Действия Беспалова Р.А. судом правильно квалифицированы:

– по факту сбыта наркотических средств К. по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере;

– по факту изъятия наркотических средств в квартире по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере.

Наказание осужденному Беспалову Р.А. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким, наличия смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, данных о личности.

Признание вины, способствование раскрытию и расследованию преступлений, данные о личности и семейном положении в полной мере учтены судом при решении вопроса о наказании, что обоснованно повлияло на решение о применении правил ст. 64 УК РФ при назначении наказания за оконченное преступление.

Наказание по второму эпизоду назначено в соответствие с правилами ч. 3 ст. 66 УК РФ.

Вопреки доводам представления, суд правильно указал, что при назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 66 УК РФ в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено в результате применения положений ч. 3 ст. 66 УК РФ с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией, ссылок на ст. 64 УК РФ не требуется.

Решение суда о необходимости назначения наказания за неоконченное преступление без учета положений ч. 2 ст. 68 УК РФ, несмотря на утверждения государственного обвинителя, мотивировано и обосновано.

Таким образом, назначенное Беспалову наказание, как за каждое отдельное преступление, так и по их совокупности, является справедливым и соразмерно содеянному.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Мурманского областного суда от 28 марта 2016 года в отношении Беспалова Р.А. оставить без изменения, апелляционное представление государственного обвинителя Теткина К.Б. – без удовлетворения.

——————————————————————

Источник: https://legalacts.ru/sud/apelliatsionnoe-opredelenie-verkhovnogo-suda-rf-ot-19052016-n-34-apu16-3/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.