Примеры множественных преступлений

32.Понятие и виды множественности преступлений. Отличие множественности преступлений от единичных сл

Примеры множественных преступлений

32.     Понятие и виды множественности преступлений. Отличие множественности преступлений от единичных сложных преступлений.

Множественность преступлений – последовательное совершение одним лицом двух и более преступлений. Она характеризуется:

Ø  совершение не менее 2 самостоятельных преступлений;

Ø  каждое из деяний д/б установлено судом в приговоре;

Ø  преступлениями считаются только те деяния, кот влекут за собой уголовно-правовые последствия;

Ø  преступления м/б оконченными и неоконченными;

Ø  субъект преступления м/б как его организатором, так и подстрекателем, пособником или исполнителем.

 МП следует отличать от единичных преступлений. Объективная сторона состава единичного преступления представляется в виде единичного действия, вызвавшего единичное последствие. но возможно, в совершении в ходе единого преступления ряда однородных действий, ведущих к наступлению ряда однородных последствий.

Такие действия и наступившие последствия при непременном условии наличия единой формы вины так же образуют единое преступление. Отдельное рассмотрение таких преступлений необходимо в связи с тем, что наличие ряда однородных действий, приведших к наступлению ряда однородных последствий, м/б характерно для продолжаемых преступлений.

Длящимся – преступное деяние, характеризующееся первоначальным актом действия или бездействия и далее длящееся во времени как невыполнение возложенных на лицо обязанностей. Примерами длящихся преступлений являются: злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей (ст. 157 УК РФ) ; незаконное хранение оружия (ст. 22 УК РФ)

Продолжаемым преступлением признается такое единичное преступление, деяние кот выполняется по частям. Оно определяется как преступление, складывающееся из ряда юридических тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление.

Особой разновидностью единого преступления являются составные преступления. В ряде случаев законодатель объединяет в один состав деяния, уже определенные в других статьях УК в качестве самостоятельных преступлений. К числу составных единых преступлений относятся, например, разбой.

Разница между составным и продолжаемым преступлением заключается в том, что продолжаемое преступление состоит из ряда последовательно выполняемых однородных действий и однородных последствий, в то время как для составного преступления характерно соединение в законодательном порядке в единое преступление ряда разнородных действий, приводящих к ряду разнородных последствий в рамках единой формы вины. К составным преступлениям можно отнести преступления, совершенное одним действием, но влекущее два и более самостоятельных последствия, ответ–ть за кот предусмотрена самостоятельно.

Формы множественности:

ü  совокупность преступлений

ü  рецидив преступлений.

Совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из кот лицо не было осуждено.

Совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК.

При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.

совокупность преступлений / на реальную и идеальную.

Реальная совокупность преступлений – совершение лицом различными самостоятельными действиями двух и более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ. При этом лицо не д/б осуждено ни за одно из преступлений, входящих в совокупность.

Идеальная совокупность – совершение лицом одним деянием (действием или бездействием) 2 и более преступлений, предусмотренных разными статьями или частями статьи УК РФ.

Реальная совокупность отличается от идеальной следующим: при реальной совокупности преступления совершаются двумя и более самостоятельными действиями, а при идеальной – одним; при реальной совокупности преступлений имеет место повышение степени общественной опасности виновного, так как повторение преступления возможно при наличии стойкой антиобщественной установки. Идеальная совокупность преступлений, состоящая из одного деяния и не образующая множественности, не служит основанием для повышения степени общественной опасности.

Источник: https://alekssandr.jimdofree.com/%D1%83%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%BE%D0%B5-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BE-%D0%BE%D0%B1%D1%89%D0%B0%D1%8F-%D1%87%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C/32-%D0%BF%D0%BE%D0%BD%D1%8F%D1%82%D0%B8%D0%B5-%D0%B8-%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D1%8B-%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D1%82%D0%BB%D0%B8%D1%87%D0%B8%D0%B5-%D0%BC%D0%BD%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%BF%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D1%83%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B9-%D0%BE%D1%82-%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D1%8B%D1%85-%D1%81%D0%BB/

Отграничение множественности преступлений от единичных сложных преступлений

Примеры множественных преступлений

Владивосток

03 марта 2014г.

    Проблема соотношения единичных и множественных преступлений и связанные с нею проблемы понимания и классификации этих категорий сравнительно давно находятся в центре внимания криминалистов.

Обязательным признаком множественности преступлений является факт совершения  одним  лицом  двух  или  более  преступлений,  влекущих усиление уголовной ответственности.

При этом в уголовно-правовой доктрине общепризнанно, что каждое из деяний входящих в множественность, должно представлять собой единичное (единое) преступление [2, с. 4; 4, с. 9-10; 5, с. 18].

    Разграничение множественности преступлений и единичного преступления имеет место на двух уровнях: 1) законодательной техники, когда, формулируются составы так называемых сложных единичных преступлений, и 2) на практике, когда возникают вопросы у правоприменительных органов при квалификации преступлений. Теория уголовного права знает многочисленные попытки определения единичного преступления. В качестве признаков называли: единство объекта (И.С. Таганцев, С.В. Познышев), наличие внутренней связи между действиями, его образующими (А.А.Пионтковский, Е.А.Фролов, Р.Р.Галиакбаров, В.Н.Кудрявцев и др.) Во многих работах единичность преступлений рассматривается с социальной и юридической сторон (В.П.Малков), объективного и субъективного критерия (А.М.Яковлев, А.П.Козлов). Достаточно полно дискуссии по понятию и определению единичного преступления отражены в работах В.П.Малкова, А.П.Козлова [2, 3, 5].

       Разграничение единичного преступления от множественности проводят по различным критериям. Одни юристы считают, что единство преступлений зависит от количества деяний – одно деяние, одно преступление. [1, с.

65] Но, как известно, законодатель не всегда придерживается данного принципа, и многие составы преступлений включают в себя несколько (два и более) деяний (например, ст. 222, ст. 228, ч. 2 ст. 105 УК РФ и др.).

Также в данном случае не применим критерий единства объекта, поскольку в законе есть составы, где посягательство одним деянием осуществляется на несколько объектов (например, ст. 162, ст.131, ст. 264 УК РФ и др.

) Ряд криминалистов ссылается на признаки субъективной стороны, указывая, что непременным условием в определении единичного преступления является «единая форма вины» [6, с. 213]. Действительно, в некоторых   случаях этот признак является единственным критерием        разграничения, например, продолжаемого преступления и множественности преступлений.

   Продолжаемое преступление складывается из ряда тождественных преступных действий, охватываемых единым умыслом и направленных к достижению единой цели. Началом такого преступления считается совершение первого действия из числа нескольких тождественных действий, а окончанием – момент совершения последнего преступного акта.

    Суммируя существующие в науке уголовного права точки зрения по понятию продолжаемого преступления, можно выделить следующие его основные признаки: совершение юридически тождественных деяний (один и тот же объект, сходство способов их совершения, единство наступивших последствий), совершение их в рамках единой формы вины (умысла или неосторожности), единый источник, дающий возможность совершать преступление (один и тот же потерпевший, одно и то же место хранения имущества, одно и то же место работы преступника и др.), минимальный разрыв во времени между деяниями. Однако наличие названных признаков в совершенных деяниях не всегда свидетельствует о продолжаемом преступлении, а может квалифицироваться как их совокупность. Анализ практики по данному вопросу показал, что такие ситуации встречаются довольно часто. Так, Железнодорожным судом г.Хабаровска осужден Ел-в за совершение 49 преступлений, предусмотренных ст. 160 УК РФ. Все 49 деяний Ел-в совершил за 2 дня: в первый день – 26 эпизодов и во второй день – 23 эпизода. Осужденный развозил чистую воду населению и всю вырученную сумму за реализацию бутылей с водой присваивал себе [7].

     Исходя из материалов дела, осужденный утверждал, что каждый раз, присваивая деньги (стоимость одной канистры с водой примерно 80- 100 рублей), он думал, что больше они ему не понадобятся.

Казалось бы все признаки единого продолжаемого преступления очевидны: абсолютно юридически тождественные деяния (единый объект, способ совершения, последствия, форма вины), один и тот же потерпевший, единый источник, дающий возможность совершать хищение. Но совершенное в данном случае нельзя признать продолжаемым преступлением.

Отсутствие единого умысла и заранее поставленной цели на совершение хищения, суд посчитал решающим для квалификации каждого эпизода содеянного как самостоятельного преступления.

    В другом примере Артемовским городским судом Приморского края В. обвинялась в том, что в период с февраля 2009 г. по август 2009 г. совершила тайное хищение денежных средств на общую сумму 73500 руб. путем снятия наличности через банкомат с пластиковой карты, оформленной на потерпевшего Г. Суд, на наш взгляд, совершенно верно признал в действиях В.

единое продолжаемое преступление, поскольку, имея умысел на завладение всей суммы с чужой пластиковой карточки, совершала эти действия в несколько приемов [8]. В отличие от первого примера, обвиняемой В. была точно известна конкретная сумма, которой она желала завладеть.

Таким образом определенный умысел и конкретизированная цель должны быть ориентиром для отграничения продолжаемого преступления от множественности преступных деяний.

    Частично проблемы квалификации единичных и множественных преступлений можно было бы решить с помощью такого квалифицирующего признака, как «совершение преступления в виде промысла».

Это понятие в достаточной мере было разработано теорией уголовного права и судебной практикой. Совершение преступления в виде промысла в УК РСФСР 1960 г.

рассматривалось как разновидность повторности преступлений.

    Преступный промысел как разновидность повторности может иметь место лишь при систематическом занятии преступной деятельностью, т.е. преступный промысел предполагает деятельность виновного в течение более или менее продолжительного периода.

Деятельность лица может быть отнесена к преступному промыслу, если она направлена на извлечение нетрудового дохода и если она является основным или дополнительным, но весьма существенным источником средств существования виновного.

Именно этот обязательный признак совершения преступления в виде промысла — получение выгоды, которая становится источником средств существования, является специфическим лишь для данной разновидности повторности. Так, Фрунзенским районным судом г.Владивостока был осужден Е. за совершение двадцати пяти краж, квалифицируемых по ч. 2 ст.

158 УК РФ. Суд признал каждое деяние самостоятельным составом преступления, хотя посягательство совершалось на один и тот же объект (отношения собственности), в рамках единой формы вины (умысел), с наступлением одинаковых последствий (причинением ущерба собственнику). Из материалов уголовного дела видно, что в период с июля 2005 г.

по февраль 2007 г. Е. совершал кражи из офисов, расположенных на первых этажах зданий, умысел на совершение очередного преступления у Е. возникал каждый раз заново, с привлечением различных соучастников для совершения преступления, разрыв во времени между кражами в среднем составлял около месяца.

[9] Отсутствие таких признаков как единый источник для совершения преступления (в данном примере двадцать пять потерпевших) и единства умысла, не дает возможность характеризовать содеянное как единое продолжаемое преступление. Судом правильно в действиях Е.

была установлена совокупность преступлений и в приговоре зафиксирована двадцать пять раз ссылка на ч. 2 ст. 158 УК РФ. Но все содеянное можно было   бы   квалифицировать   один   раз   с   отягчающим   признаком «совершенное в виде промысла», что являлось бы выражением определенной тенденции в поведении гражданина.

      В уголовно-правовой литературе предлагается продолжаемым преступлением признавать совершение нескольких тождественных деяний, объединенных единым умыслом и конкретизированной общей целью.

При этом конкретизированная общая цель заключается в том, что виновный заранее ставит для себя конечную цель, сознавая, что достигнуть ее можно только  через  сеть  промежуточных  целей,  последовательно  к  ней приближаясь, и что конечная цель является синтезом промежуточных целей.

Поэтому совершение деяния (например, хищения) до тех пор, пока это возможно, то есть с неконкретизированным умыслом не позволяет отграничить продолжаемое преступление от совокупности преступлений и от преступного промысла.

Так, если субъективная сторона нескольких совершенных преступлений характеризуется единым конкретизированным умыслом и общей целью (например, собрать автомобиль из похищенных деталей и т.п.

), а объективная сторона состоит из неоднородных и нетождественных действий (различны, например, способы хищения: кража, присвоение, грабеж, разбой, мошенничество и т.п.), то о продолжаемом хищении говорить нельзя.

И, наоборот, если совершенные деяния являются тождественными, но у виновного не имеется определенного (конкретизированного) единого умысла и общей цели до начала совершения преступления, также будет неправильным называть эти деяния продолжаемыми. Таким образом, с субъективной стороны только содержание умысла и его определенность могут стать критерием разграничения продолжаемого преступления от совершения преступления в виде промысла, а именно – наличие конкретизированного умысла и четко определенной цели.

Список литературы

1.     Дурманов Н.Д. Понятие преступления. – Л.-М, 1948. – 315 с.

 2.     Козлов А.П. Единичные преступления: понятие, классификация, квалификация: учеб.пособие. – Красноярск, 2007. – 280 с.

3.     Козлов А.П., Севастьянов А.П. Единичные и множественные преступления. –СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2011. – 915 с.

4.     Криволапов Г.Г. Множественность преступлений (неоднократность, совокупность, рецидив): Лекция. – М., 1997. – 30 с.

5.     Малков В.П. Множественность преступлений и ее формы по советскому уголовному праву // Избранные труды. В 3 т. Т. 3. – Казань: Познание, 2011. –324 с.

6.        Российское   уголовное   право.   Общая   часть.   /   Под   ред. В.Н.Кудрявцева, А.В.Наумова. – М.: Спарк, 1997. – 560 с.

 7.        Архив Железнодорожного суда г.Хабаровска за 2007 г.

 8.       Архив Артемовского городского суда Приморского края за 2009г.

 9.        Архив Фрунзенского районного суда г. Владивостока. Уголовное дело № 1-480/07.

Источник: https://izron.ru/articles/aktualnye-voprosy-yurisprudentsii-sbornik-nauchnykh-trudov-po-itogam-mezhvuzovskoy-ezhegodnoy-zaochn/sektsiya-6-ugolovnoe-pravo-i-kriminologiya-ugolovno-ispolnitelnoe-pravo-spetsialnost-12-00-08/otgranichenie-mnozhestvennosti-prestupleniy-ot-edinichnykh-slozhnykh-prestupleniy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.