Примеры судебных ошибок

История судебных ошибок

Примеры судебных ошибок
21.08.2011

Как бы это было не печально, но есть такие проступки судей, которые известны всему миру ввиду их масштабности. Такие дела было невозможно скрывать, именно поэтому они получили огласку.

А сколько судебная система РФ и всего мира скрывает подобных ошибок? И, к сожалению, презумпция невиновности не останавливает служителей Фемиды и они, подчас исключительно резко и безосновательно вершат «правосудие», ломая жизни и наказывая невиновных.

Стефан Кишко

Одним из самых жестоких приговоров в Великобритании стало наказание в виде пожизненного лишения свободы Стефану Кишко, 23-летнему налоговому служащему.

Его обвиняли в убийстве 11-летней девочки Лесли Молсид, тело которой было найдено с многочисленными ножевыми ранениями.

Доказательства следователей были основаны на показания подростков, которые утверждали, что Кишко занимался перед ними эксгибиционизмом.

Кроме того, невинное, даже детское хобби Кишко – записывать номера машин, которые его раздражали, дало следователям лишнюю почву для предположений.

После ареста обвиняемому долгое время не говорили о его праве на адвоката, молодой человек просил, чтобы на допросах присутствовала его мать, но в просьбе ему было отказано. Следователи обещали Кишко отпустить его домой, если тот признает свою вину.

Все улики и факты, доказывающие невиновность Кишко замалчивались и не предавались огласке, так, суд не принял во внимание алиби обвиняемого, который находился в художественном центре во время убийства, кроме того, излишний вес и недавний перелом ноги не позволил бы Кишко забраться на пригорок, где было найдено тело девочки. А самое главное – анализы семенной жидкости обвиняемого не совпадали с образцами, взятыми с одежды погибшей девочки.

Полиция, следователи и суд не отклонялись от своей версии и не рассматривали другие варианты событий, что стало огромной ошибкой. Собрав необходимое количество доказательств, дело передали в суд.

С перевесом в 8 21 июля 1976 года присяжные заседатели вынесли свое решение – виновен в убийстве на сексуальной почве. Кишко был приговорен к пожизненному заключению, его выставили монстром, детоубийцей. В адрес осужденного сыпались бесконечные оскорбления и угрозы.

В тюрьме на Кишко несколько раз покушались другие заключенные, пытаясь наказать его за убийство девочки.

Мать незаконно осужденного долго добивалась пересмотра дела, но власти всеми силами пытались замалчивать дело и не позволить матери Стефана Кишко добиться пересмотра, поэтому только в 1991 году дело подняли из архивов.

Суперинтендант Тревор Уилкинсон сразу же нашел в деле множество ошибок, увидел абсолютную невиновность Кишко в связи с медицинским заключением и алиби. В августе 1991 года дело было передано в апелляционный суд, после чего Кишко оправдали. Все трое судей, которые присутствовали на заседании, не имели возражений против освобождения Кишко.

Мужчина был освобожден, только, увы, он не смог наслаждаться свободой из-за прогрессирующей шизофрении и стенокардии, которые начали развиваться еще в тюрьме. Освобожденный Кишко получил небольшую часть из обещанной государством суммы, так как в скором времени скончался в возрасте 41 года. За сломанную жизнь Кишко получил лишь несколько обвинений, да и то не от всех, кто приложил к этому руку.

Настоящий преступник был арестован 5 ноября 2006 года.

По мотивам трагической истории сняты фильмы «Жизнь за жизнь» и «Настоящее преступление: 30-летня тайна».

Стивен Траскотт

Не менее шокирующий и резонансный случай с судебной ошибкой произошел в Канаде в 1958 году. Тогда Стивен Траскотт, которому на момент предъявления обвинения было всего 14 лет, был приговорен к смертной казни за изнасилование и убийство своей одноклассницы, Линн Харпер. Невиновность Траскотта был доказана лишь в 2007 году.

Тело девочки было найдено в лесу, а 14-летний парень признался, что за несколько дней до убийства он катал девочку на своем велосипеде., также, по словам Траскотта, он видел, как Линн Харпер садилась в машину. Однако, парню не поверили и суд присяжных признал его виновным и приговорил к повешению. Позже казнь была заменена на 10 лет тюрьмы.

В 1969 году Стивен Траскотт вышел на свободу, по прежнему утверждая свою невиновность. Он не раз публично говорил об этом, что повлекло за собой многочисленные публикации в СМИ.

В 2006 году дело было пересмотрено и обвинительный приговор отменен. За незаконное преследование Траскотту выплатили 6,5 миллионов евро.

В Канаде это дело является одним из самых громких и скандальных примеров судебной ошибки. Настоящего преступника так и не нашли.

По мотивам истории Траскотта был написан роман «The Way the Crow Flies», автором которого стала Анна-Мари Макдоналд.

Дело Михасевича

«Призовые» места занимают ошибки российских судей.

«Витебское дело» не только унесло жизни 36 женщин, которые стали жертвами маньяка Михасевича, но и незаконно осудило 14 граждан РФ, которые не были причастны к убийствам.

Одного из осужденных «маньяков» расстреляли, другой в местах лишения свободы потерял зрение, еще один покончил с собой.

Так или иначе, но из-за несовершенства судебной системы РФ 14 непричастных к убийствам людей провели в тюрьме длительное время.

Один из осужденных, Олег Адамов, из 15 лет лишения свободы, к которым приговорил его суд, провел за решеткой без малого два года, получил компенсацию в виде однокомнатной квартиры и денежных средств, однако, извинений так и не дождался.

Магнитский

Наиболее громкое незаконное прследование современности – это арест и заключение Сергея Магнитского, сотрудника фонда Hermitage Capital. Гражданин РФ был заключен под стражу и скончался в СИЗО «Матросская тишина».

Магнитского обвиняли в хищении средств из государственного бюджета на сумму более 5 миллиардов рублей, а также в уклонении от уплаты налогов.

Позже выяснилось, что необходимых для ареста причин у правоохранительных органов не было, да и дело было «шито белыми нитками», однако гражданин РФ расплатился своей жизнью за ошибку представителей судебной системы.

В деле Магнитского много неточностей и умолчаний, и по сей день «всплывают» подробности дела.

Защитники прав человека со всего мира обеспокоены этой проблемой, так, последняя из новостей по этой теме – список сенатора Кардина.

Этот список включает в себя фамилии российских чиновников, которым запрещен въезд в США. Российские власти пытаются отвечать на такие выпады, однако это больше похоже на детские перепалки типа «сам такой».

Ходорковский и Лебедев

Стоит ли говорить об аресте Михаила Ходорковского и Платона Лебедева? На данный момент нет официальных доказательств их незаконного ареста и осуждения, однако, практически ежедневно в прессе появляются новости по их делу. Про Ходорковского и Лебедева не написали ни одной книги, и не сняли ни одного фильма, однако, вся страна следит за их жизнью в новостных лентах и делает свои выводы.

Вместо заключения

Сейчас проводятся судебные реформы, российские власти создают видимость активных действий в правовой и судебной сфере, однако «воз и ныне там», ведь сами служители Фемиды говорят о бесполезности каких-либо изменений и законопроектов, так как есть определяющая сила – власть, которой подчиняется Верховный Суд, которому подчиняются все суды страны. Поэтому быть судам и дальше марионетками в руках «верхов».

Валентина Таранина

Источник: https://zasudili.ru/interesting.php?ELEMENT_ID=1391

История судебных ошибок | Дмитрий Балдин

Примеры судебных ошибок

Как бы это было не печально, но есть такие проступки судей, которые известны всему миру ввиду их масштабности. Такие дела было невозможно скрывать, именно поэтому они получили огласку.

А сколько судебная система РФ и всего мира скрывает подобных ошибок? И, к сожалению, презумпция невиновности не останавливает служителей Фемиды и они, подчас исключительно резко и безосновательно вершат «правосудие», ломая жизни и наказывая невиновных.

Стефан Кишко

Одним из самых жестоких приговоров в Великобритании стало наказание в виде пожизненного лишения свободы Стефану Кишко, 23-летнему налоговому служащему.

Его обвиняли в убийстве 11-летней девочки Лесли Молсид, тело которой было найдено с многочисленными ножевыми ранениями.

Доказательства следователей были основаны на показания подростков, которые утверждали, что Кишко занимался перед ними эксгибиционизмом.

Кроме того, невинное, даже детское хобби Кишко – записывать номера машин, которые его раздражали, дало следователям лишнюю почву для предположений.

После ареста обвиняемому долгое время не говорили о его праве на адвоката, молодой человек просил, чтобы на допросах присутствовала его мать, но в просьбе ему было отказано. Следователи обещали Кишко отпустить его домой, если тот признает свою вину.

Все улики и факты, доказывающие невиновность Кишко замалчивались и не предавались огласке, так, суд не принял во внимание алиби обвиняемого, который находился в художественном центре во время убийства, кроме того, излишний вес и недавний перелом ноги не позволил бы Кишко забраться на пригорок, где было найдено тело девочки. А самое главное – анализы семенной жидкости обвиняемого не совпадали с образцами, взятыми с одежды погибшей девочки.

Полиция, следователи и суд не отклонялись от своей версии и не рассматривали другие варианты событий, что стало огромной ошибкой. Собрав необходимое количество доказательств, дело передали в суд.

С перевесом в 8 21 июля 1976 года присяжные заседатели вынесли свое решение – виновен в убийстве на сексуальной почве. Кишко был приговорен к пожизненному заключению, его выставили монстром, детоубийцей. В адрес осужденного сыпались бесконечные оскорбления и угрозы.

В тюрьме на Кишко несколько раз покушались другие заключенные, пытаясь наказать его за убийство девочки.

Мать незаконно осужденного долго добивалась пересмотра дела, но власти всеми силами пытались замалчивать дело и не позволить матери Стефана Кишко добиться пересмотра, поэтому только в 1991 году дело подняли из архивов.

Суперинтендант Тревор Уилкинсон сразу же нашел в деле множество ошибок, увидел абсолютную невиновность Кишко в связи с медицинским заключением и алиби. В августе 1991 года дело было передано в апелляционный суд, после чего Кишко оправдали. Все трое судей, которые присутствовали на заседании, не имели возражений против освобождения Кишко.

Мужчина был освобожден, только, увы, он не смог наслаждаться свободой из-за прогрессирующей шизофрении и стенокардии, которые начали развиваться еще в тюрьме. Освобожденный Кишко получил небольшую часть из обещанной государством суммы, так как в скором времени скончался в возрасте 41 года. За сломанную жизнь Кишко получил лишь несколько обвинений, да и то не от всех, кто приложил к этому руку.

Настоящий преступник был арестован 5 ноября 2006 года.

По мотивам трагической истории сняты фильмы «Жизнь за жизнь» и «Настоящее преступление: 30-летня тайна».

Стивен Траскотт

Не менее шокирующий и резонансный случай с судебной ошибкой произошел в Канаде в 1958 году. Тогда Стивен Траскотт, которому на момент предъявления обвинения было всего 14 лет, был приговорен к смертной казни за изнасилование и убийство своей одноклассницы, Линн Харпер. Невиновность Траскотта был доказана лишь в 2007 году.

Тело девочки было найдено в лесу, а 14-летний парень признался, что за несколько дней до убийства он катал девочку на своем велосипеде., также, по словам Траскотта, он видел, как Линн Харпер садилась в машину. Однако, парню не поверили и суд присяжных признал его виновным и приговорил к повешению. Позже казнь была заменена на 10 лет тюрьмы.

В 1969 году Стивен Траскотт вышел на свободу, по прежнему утверждая свою невиновность. Он не раз публично говорил об этом, что повлекло за собой многочисленные публикации в СМИ.

В 2006 году дело было пересмотрено и обвинительный приговор отменен. За незаконное преследование Траскотту выплатили 6,5 миллионов евро.

В Канаде это дело является одним из самых громких и скандальных примеров судебной ошибки. Настоящего преступника так и не нашли.

По мотивам истории Траскотта был написан роман «The Way the Crow Flies», автором которого стала Анна-Мари Макдоналд.

Дело Михасевича

«Призовые» места занимают ошибки российских судей.

«Витебское дело» не только унесло жизни 36 женщин, которые стали жертвами маньяка Михасевича, но и незаконно осудило 14 граждан РФ, которые не были причастны к убийствам.

Одного из осужденных «маньяков» расстреляли, другой в местах лишения свободы потерял зрение, еще один покончил с собой.

Так или иначе, но из-за несовершенства судебной системы РФ 14 непричастных к убийствам людей провели в тюрьме длительное время.

Один из осужденных, Олег Адамов, из 15 лет лишения свободы, к которым приговорил его суд, провел за решеткой без малого два года, получил компенсацию в виде однокомнатной квартиры и денежных средств, однако, извинений так и не дождался.

Магнитский

Наиболее громкое незаконное прследование современности – это арест и заключение Сергея Магнитского, сотрудника фонда Hermitage Capital. Гражданин РФ был заключен под стражу и скончался в СИЗО «Матросская тишина».

Магнитского обвиняли в хищении средств из государственного бюджета на сумму более 5 миллиардов рублей, а также в уклонении от уплаты налогов.

Позже выяснилось, что необходимых для ареста причин у правоохранительных органов не было, да и дело было «шито белыми нитками», однако гражданин РФ расплатился своей жизнью за ошибку представителей судебной системы.

В деле Магнитского много неточностей и умолчаний, и по сей день «всплывают» подробности дела.

Защитники прав человека со всего мира обеспокоены этой проблемой, так, последняя из новостей по этой теме – список сенатора Кардина.

Этот список включает в себя фамилии российских чиновников, которым запрещен въезд в США. Российские власти пытаются отвечать на такие выпады, однако это больше похоже на детские перепалки типа «сам такой».

Ходорковский и Лебедев

Стоит ли говорить об аресте Михаила Ходорковского и Платона Лебедева? На данный момент нет официальных доказательств их незаконного ареста и осуждения, однако, практически ежедневно в прессе появляются новости по их делу. Про Ходорковского и Лебедева не написали ни одной книги, и не сняли ни одного фильма, однако, вся страна следит за их жизнью в новостных лентах и делает свои выводы.

Вместо заключения

Сейчас проводятся судебные реформы, российские власти создают видимость активных действий в правовой и судебной сфере, однако «воз и ныне там», ведь сами служители Фемиды говорят о бесполезности каких-либо изменений и законопроектов, так как есть определяющая сила – власть, которой подчиняется Верховный Суд, которому подчиняются все суды страны. Поэтому быть судам и дальше марионетками в руках «верхов».

Источник: https://maxpark.com/user/4297712769/content/4220576

Основные ошибки юристов в судах

Примеры судебных ошибок

Говорить по делу, не задавать лишних вопросов, не ссориться с оппонентами, забыть о ссылках на Конституцию и собственных регалиях. И главное  хорошо подготовиться к процессу.

Я подскажу как вести себя в зале суда, чтобы не навредить клиенту, какие юристы вызывают наибольшее уважение у судей и какие фразы ни при каких обстоятельствах не должны произноситься в ходе заседания.

Юрист, преподаватель юридических дисциплин А. О. Гончарова.

 Мы говорим не только словами, но и всем своим видом. Поэтому прежде всего юристам стоит выглядеть достойно как на работе в офисе с клиентами, так и в суде, поскольку от того как вы выглядите зависит отношение к вам.

 К известному из трудов классиков мудрому правилу: “Говори не так, чтобы тебя можно было понять, а так, чтобы тебя нельзя было не понять”, я бы добавила: говори только то, что нельзя не сказать именно в этот момент и по этому вопросу.

Распространённое среди части коллег стремление в каждом выступлении по любому вопросу непременно сказать всё обо всём сильно вредит эффективности защиты, притупляет внимание слушателя и приводит к результату, противоположному искомому.

 Ещё одно золотое правило: не задавай вопрос, если не уверен в содержании ответа, который получишь. Это важная составляющая священной заповеди “не навреди”.

 Судебные прения – единственная возможность системно и комплексно изложить позицию защиты на основе всего, что есть в деле и исследовано в суде.

И тем самым законно воздействовать на формирование внутреннего убеждения суда до принятия решения по делу.

Поэтому отказываться от участия в прениях нельзя ни при каких обстоятельствах, в том числе и в качестве протеста против судейского произвола. Напротив, в прениях нужно дать оценку и ему.

 Золотое правило – вести себя достойно, без повадок, свойственных человеку в быту. Судебный процесс – в некотором роде торжественное мероприятие, к которому готовятся – или во всяком случае должны готовиться – стороны.

Когда мы говорим о судебном процессе или следствии, то нельзя говорить прежде всего то, что может заставить суд усомниться в фактах, которые свидетельствуют о, к примеру, невиновности доверителя.

 Говорить нужно чётко и исключительно применительно к предмету судебного заседания: искоренить вольности, связанные с риторическими, философскими размышлениями.

Это, как правило, не идет на пользу – превращается в смех или хохму, в зависимости от ситуации.

Судьи, как правило, всегда с уважением относятся к той стороне в процессе, которая старается не выходить за рамки предмета, того, что связано с конкретным делом.

“Прошу отложить судебное заседание, поскольку было недостаточно времени для подготовки к процессу”

Нельзя быть не готовым к процессу, а тем более говорить об этом. Подобная неготовность сразу бросается в глаза, характеризует юриста с непрофессиональной стороны, резко понижает уровень доверия как со стороны клиента, так и со стороны других участников процесса.

Публичные утверждения о неготовности к процессу, просьбы отложить заседание по этому основанию всегда вызывают резкую реакцию у судьи, других участников процесса, которые при планировании своего рабочего графика исходят из того, что их коллеги не могут подвести и сорвать заседание.

Что делать:

 Готовиться, готовиться и еще раз готовиться. Тщательно изучать материалы дела, выписывать ключевые доказательства, составлять перечень вопросов для каждого свидетеля. Каковы бы ни были ваша скорость реакции на то, что происходит в судебном заседании, и общий теоретический уровень, без подготовки к конкретному процессу не обойтись.

Методы подготовки могут быть различными и зависят от индивидуальных особенностей каждого юриста. Кто-то любит выписывать отдельные тезисы своих выступлений, кто-то пишет выступления целиком, кто-то держит все в голове. Но в любом случае ни один юрист, именующий себя профессионалом, не может проявить неподготовленность к процессу.

 Нельзя недооценивать своих процессуальных оппонентов, думать о них пренебрежительно, а тем более говорить об этом в судебном заседании. Недооценка процессуального оппонента, недостаточное прогнозирование его доводов ведет к поражению, поскольку в какой-то момент вы окажетесь не готовы к ответу на внезапно использованный противником аргумент.

 Что делать:

 Всегда исходить из того, что ваш процессуальный оппонент умнее вас, стараться оценивать доказательства по делу не только со своей позиции, но и с позиции противоположной стороны.

В процессе подготовки к заседанию следует в какой-то момент постараться начать думать, как процессуальный оппонент, поставить себя на его место, придумать за него все возможные аргументы и эти же аргументы уже от себя разбить.

 Нельзя проявлять неуважение к суду и оппонентам, переходить в споре на личности, употреблять любые выражения, которые хоть сколько-нибудь умаляют честь и достоинство другого лица. Этим, казалось бы, основополагающим правилом многие юристы пренебрегают, считая, что в процессуальном споре допустимы любые аргументы.

Любое проявление неуважения к процессуальному противнику, а тем более к суду, не может не вызвать ответную реакцию, повлияв на объективность принятого по делу решения.

Результатом станет не оценка ваших юридических аргументов, а оценка вашей личности, которая может сказаться и на судьбе клиента, что абсолютно недопустимо.

 Что делать:

 Ответ на этот вопрос есть в законодательстве об адвокатуре: во всех случаях проявлять честь и достоинство, присущие профессии. Уверенно выдерживать и отстаивать собственную процессуальную позицию, не опускаясь до склок, скандалов, выкриков, оскорблений других участников процесса.

Вести себя уважительно по отношению к суду и оппонентам, вселять в них уважение как к вам, так и к отстаиваемой вами позиции, никогда не забывая, что в дальнейшем любой участник процесса и даже судья может стать вашим клиентом.

Кстати, подобные клиенты, которые обращаются к вам по результатам оценки вашей работы в другом процессе, являются лучшим признаком профессионального признания.

Да, иногда судья задает вопросы и уточнения по обстоятельствам, которые уже освещены юристом. Могут быть различные причины, зависящие как от юриста (недостаточно четко объяснил), так и от судьи (не услышал, не понял, забыл). Задача юриста – не демонстрировать суду свое превосходство и “ошибки” суда, а донести позицию клиента так, чтобы судья не только понял, но и запомнил.

Те юристы, которые сами выступают в роли арбитров в третейском разбирательстве, начинают с большим сочувствием и пониманием относиться к судьям государственных судов, перегруженным работой.

Никогда не надо перебивать судью.

Юристу может казаться, что он уже понял вопрос, и он может начать отвечать, не дослушав судью. Иногда бывает, что вопрос суда сложный, и юрист, перебивая, неосознанно надеется его избежать.

Следует внимательно и спокойно дослушать судью до конца – даже если вопрос или замечание растянулись на несколько минут. Ответить по возможности четко и кратко. Для этого до заседания необходимо продумать, о чем может спросить суд.

 Наибольший эффект дает “двустороннее признание” – когда негативные вещи имеют обратные позитивные преимущества (как пример из рекламы – “наш ресторан маленький, но зато уютный”). Если речь идет о замечании суда, с которым юрист не согласен, начинать лучше со слов “да, и…” и дальше переходить к опровержению. В таком случае не будет возникать напряжения и конфликта между юристом и судьей.

Процессуальное хамство – признак непрофессионализма.

Например, отказ дать стороне копию документа, которого у неё нет, если она просит, мотивируя отправкой всех документов почтой или правом на ознакомление с делом.

Такое поведение не демонстрирует знание процессуального права, а указывает на неадекватность стороны или на слабость правовой позиции и расчёт на то, что другая сторона не успеет подготовить контрдоводы.

 Нельзя обращаться к арбитражному суду “Ваша честь”, а также говорить “дОговор”, “ходатАйство” – все это кровь из ушей, первичные признаки непрофессионализма.

 Избегайте разговоров за жизнь и рассказа истории конфликта, “начиная с первобытно-общинного строя”.

 Глупо ссылаться на выступления Президента перед Федеральным собранием или на внешнюю политику: “Удовлетворяя иск американской компании, вы льёте воду на мельницу мирового империализма”.

Такая формулировка может быть оценена как голословное утверждение, а чем больше таких утверждений, тем меньше внимания суда к ним.

“Уважаемый суд, позиция оппонента противоречит представленным в материалах дела фактам”.

Немаловажно будет назвать, каким именно, указав при этом листы дела, где они находятся. Подобное утверждение позволит оценить ваши доводы как более убедительные.

 Не надо обращаться к своим оппонентам, тем более спорить с ними.

 Главный адресат всех ваших выступлений и реплик – это судья или председательствующий судья, если дело слушает коллегия. Именно до него надо донести всю необходимую информацию. Нет смысла доносить ее оппоненту, это даже вредно.

Если он поймет вашу мысль, вряд ли раскается и признает иск или откажется от него.

Оппонент начнет думать над контраргументом, держите его в неведении! Исключением может быть подавление хамства с противной стороны, но тогда вы должны быть уверены, что сделаете это лучше, чем судья.

 Не следует чураться представителей другой стороны.

Знакомьтесь с ними, вступайте в контакт, хотя бы пока ждете начала слушания в коридоре суда. Они не ваши враги, они – такие же юристы, как вы, выполняющие свою работу. Во-первых, это поможет снять атмосферу агрессии в зале суда, что однозначно будет оценено судьями. Во-вторых, оппоненты могут рассказать вам много интересного и полезного для вашей позиции по делу.

 Не надо лебезить перед судьями.

Многие думают, что, если встал на задние лапки, то получишь больше уважения со стороны суда. Это не так. Судьи не любят хамства и высокомерия, но уважают твердую, уверенную и спокойную позицию юриста. Бывают исключения, но это к психиатру.

 Не стоит ни читать с листа, ни учить речь. Первый вариант скучен, второй – неубедителен.

 Готовьте тезисы или скелет выступления как шпаргалку, но не более. Чем живее речь, тем больше убедительности. Лучше повторить позицию другими словами, которые будут легче всего восприниматься данным судьей исходя из его психологии.

 “Нам ничего не известно о фактических обстоятельствах дела, но мы ведь уже представили все необходимые доказательства”.

Действительно, зачастую представленных доказательств бывает достаточно для рассмотрения дела, и суды транслируют формальный подход к их изучению, однако игнорирование представителем фактических обстоятельств, связанных с предметом спора, может сильно ослабить позицию, а при неоднозначности дела сыграть ключевую роль при принятии решения.

“В рамках исполнения договора были осуществлены услуги/работы, что прямо подтверждается представленными доказательствами, но на вопросы о технической составляющей и методах их выполнения смогут ответить только профильные специалисты”.

 Помните: осведомленность представителя о фактах и обстоятельствах, а не только о представленных суду документах, являются дополнительным подтверждением добросовестности представленной позиции.

 “Я, как соавтор закона такого-то, утверждаю, что при его написании имелось в виду …, что, конечно, не могло быть известно моему оппоненту”.

Подобная фраза абсолютно недопустима и, как правило, навлекает больший позор в случае проигрыша на ее автора. Правильной, или корректной, альтернативы пустой браваде, на мой взгляд, не существует. В процессе не стоит ссылаться на “богатую практику”, а равно на ученые степени, звания, титулы и опыт, подчеркивающие снисходительное отношение к оппоненту.

 “Согласно статье … Конституции РФ…”

В юридических кругах сложилось, что ссылки на основной закон – моветон. Также не стоит цитировать статьи и комментарии к статьям развернуто: достаточно ссылок на конкретные статьи закона без их разъяснения суду.

Кроме того, не стоит повторять более двух раз даже основополагающие тезисы своей речи. Основные тезисы и мысли, которые вы хотите донести суду, все равно должны быть в письменном виде приобщены к делу (заявления, показания, ходатайства и т. д.)

 Не стоит умалять достоинство судьи, даже если он/она неправы. Судья – главный дирижер процесса, и юристу полезно это помнить.

Не стоит сомневаться в сказанном, даже если по сути это неверно. Иногда напор и уверенность в своей правоте помогают больше, чем точное цитирование законов и судебной практики.

 Не стоит также припасать аргументы “на потом”, лучше сразу обозначить всю палитру ходатайств и аргументов по делу. Тактика партизанской войны, как правило, не помогает в российском суде.

Юрист Анастасия Олеговна Гончарова

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5e4da1f17a7c6668dd0ea032/osnovnye-oshibki-iuristov-v-sudah-5e678c7021e5616065dc9155

Невинно осужденные. Самые громкие судебные ошибки

Примеры судебных ошибок

Иногда даже стабильная и проверенная система способна давать сбои, судебное решение может оказаться ошибочным и невиновного человека закрывают в тюрьму за преступление, которого он не совершал.

В истории существует множество страшных примеров, когда невиновный человек провел полжизни в тюрьме из-за ошибок следствия.

Сегодня мы расскажем о самых громких делах и судебных ошибках, которые поломали жизнь людям.

В 2018 году в Польше был оправдан молодой человек Томаш Коменда, который на тот момент отсидел в тюрьме 18 лет. Его обвинили в убийстве 15-летней девушки в небольшом городке Милошицы.

Трагедия произошла в новогоднюю ночь, последний раз девушку видели в комании двух мужчин, они покинули клуб в нетрезвом состоянии.

Виновника в убийстве не могли найти длительное время, пока один из свидетелей не указал на Томаша, ему показалось, что внешность парня подходит под описание.

В результате проведенной экспертизы следствие определилось с подозреваемым и Томаша признали виновным в убийстве, несмотря на то, что около 10 человек подтвердили, что праздник молодой человек отмечал дома в компании друзей. В ходе судебного разбирательства Томаша признали виновным.

Все следующие годы превратились для него в настоящий кошмар. В тюрьме он несколько раз пытался покончить с собой от отчаяния, но его мать не опустила руки и продолжала добиваться правды.

Лишь спустя несколько лет дело возобновили и повторно провели экспертизу, которая показала, что прошлые исследования были ошибочными.

В итоге, следствие вышло на след реального преступника, который фигурировал ранее, как свидетель.

Случай в Китае

Отправимся в Китай, здесь в 2014 году был посмертно оправдан мужчина, которого казнили 18 лет назад за убийство женщины.

Молодой человек Хуугджи в 1996 году вместе с приятелем нашли в общественном туалете тело женщины и незамедлительно обратились в полицию.

В итоге, его самого обвинили в убийстве и приговорили к смертной казни. Через несколько месяцев после суда парня расстреляли.

Только в 2005 году был задержан мужчина, серийный убийца, который признал свою вину в убийстве той самой женщины.

Суд возобновил и пересмотрел дело, признал свою ошибку и вынес оправдательный приговор в сторону Хуугджи посмертно.

В качестве извинений власти выплатили семье невиновного убитого компенсацию в размере 330 тысяч долларов. После этого, мать парня на его могиле сожгла копию обвинительного приговора.

Похожий случай произошел в 2016 году в Китае, спустя 21 год с момента казни был оправдан Не Шубиня. Парня расстреляли в 1995 году за преступление, которого он не совершал. Основой для обвинительного приговора стало признание молодого человека, только позже выяснилось, что признание было получено незаконно, выбито силой.

Правда вскрылась только в 2015 году, когда по другому делу был задержан мужчина в возрасте 47 лет. Он признался в совершении преступления, за которое казнили невиновного. В итоге, суд признал ошибку и вынес оправдательный приговор посмертно. Потеря родственников и моральный ущерб были оценены в 400 тысяч долларов компенсации.

Россиянин добился оправдания

Резонансные дела были и в нашей стране. Евгений Веденин житель Татарстана сумел добиться крупнейшей компенсации и извинений со стороны суда.

Когда ему было 25 лет, его осудили за убийство начальника службы безопасности нефтяной компании «Татнефть» Александра Калякина в 2001 году.

В своем интервью Евгений поделился, что у него было железное алиби, но, несмотря на это сотрудники правопорядка силой выбили из него признательные показания.

Основным мотивом преступления была месть, за то, что парня не приняли на работу. В итоге, его закрыли в колонии строго режима, где он провел 4 года. Евгению повезло, в Санкт-Петербурге задержали банду, члены которой признались в убийстве начальника службы безопасности «Татнефть». Евгения признали невиновным и вынесли оправдательный приговор спустя 4 года.

За потерянные годы жизни молодой человек отсудил у представителей власти 1 миллион рублей и добился официального извинения со стороны суда. Но представители местной полиции, так и не извинились перед Ведениным. Самого судью не признали виновным, его действия признали ошибочными.

Франция. Ложные показания

Страшный случай произошел во Франции. Французский фермер Лоик Сешер провел в тюрьме 7 лет за преступление, которого он не совершал.

Его обвинили в насильственных действиях и домогательстве до несовершеннолетней. Главным свидетелем стала сама жертва – девочка в возрасте 14 лет.

Для фермера началась черная полоса, в тюрьме он неоднократно объявлял голодовки и пытался покончить с собой.

Спустя много лет подросшая девушка призналась, что все выдумала и никакого преступления, на самом деле, не было. В 2012 году мужчину оправдали и выплатили ему компенсацию в размере 800 тысяч евро. Интересный факт, что изначально Лоика хотели приговорить к пожизненному наказанию. За время, проведенное в тюрьме, у него забрали дом и землю, родные и близкие от него отвернулись.

Что касается той самой девушки, то ее осудили после признания и заставили вернуть 60 тысяч евро, которые она получила из социального фонда, как жертва преступления.

  10 самых опасных женщин в преступном мире

Страшно. Все эти люди потеряли лучшие годы своей жизни, прошли все круги ада в тюрьме, а общество отвернулось от них. Судебная система не идеальна, любого из вас могут обвинить в преступлении, которого вы не совершали или силой выбить признательные показания.

Источник: https://factstore.ru/samye-gromkie-sudebnye-oshibki/

Пострадавшие от суда и следствия

Примеры судебных ошибок

В США ДНК-экспертиза позволила доказать невиновность заключенного, который к этому моменту провел за решеткой 38 лет.  В 1980 году Крейг Ричард Коули был приговорен к пожизненному сроку по обвинению в убийстве своей девушки и ее четырехлетнего ребенка.

Пересмотр дела начался около года назад, по данным американских СМИ, инициатором стал детектив, высказавший сомнения в справедливости первоначального приговора. Экспертиза, проведенная с использованием недоступных в то время технологий, показала, что образец ДНК, содержавшийся на главной улике в деле, осужденному не принадлежал.

После этого Коули был освобожден — в тюрьме он провел больше половины жизни, сейчас ему 70 лет. 

Как судебные ошибки рушат жизни людей и в каких случаях восстановление справедливости даже через десятки лет позволяет помочь сотням других людей, разбирался портал iz.ru. 

Казнь по ошибке 

В 2008 году власти Австралии объявили о реабилитации человека, повешенного за 86 лет до того. В 1922-м на одной из улиц Мельбурна было обнаружено тело задушенной 12-летней Альмы Тришке со следами изнасилования.

В преступлении был обвинен Колин Кэмпбелл Росс, владелец расположенного неподалеку питейного заведения. Главной уликой против Росса стала прядь светлых волос, похожих на волосы убитой девочки, обнаруженных в его постели.

Росс настаивал на своей невиновности с самого начала расследования и вплоть до момента казни.

Но суд не принял во внимание его слова, точно так же, как и показания нескольких свидетелей, утверждавших, что в момент предполагаемого убийства обвиняемый находился в своем заведении.

Дополнительной уликой против Росса стали показания его сокамерника, который утверждал, что тот признался в убийстве во время личного разговора. Правда, сам сокамерник ранее был осужден за лжесвидетельство.

Расследование и суд заняли чуть больше 100 дней, после чего обвиняемого приговорили к виселице. Однако прядь волос, послужившая главной уликой, сохранилась в архивах — в начале 2000-х специалисты провели ее исследование и установили, что волосы не принадлежали Альме Тришке. Дело было пересмотрено, а Колин Росс — оправдан посмертно.

26 лет тюрьмы и 240 пересмотренных дел 

Самый длительный несправедливый приговор в истории Великобритании пришелся на долю Шона Ходжсона, в 1982 году обвиненного в жестоком убийстве и изнасиловании 22-летней Терезы де Симон. Убийство произошло в Саутгемптоне в декабре 1979-го на парковке паба, в котором девушка подрабатывала барменшей.

Сначала Шон Ходжсон дал признательные показания — по некоторым данным, он сам звонил в полицию, оставляя анонимные признания. Впрочем, сразу после задержания он покаялся в целом ряде других убийств, которые, по мнению следствия, просто не мог совершить физически.

Ходжсона признали патологическим лжецом, однако ни у следствия, ни у суда не возникло сомнений в правдивости его признания по делу де Симон. Именно подробный рассказ Ходжсона о преступлении стал главным аргументом обвинения.

При этом незадолго до суда Ходжсон заявил о своей невиновности и на слушаниях взять слово отказался.

Автор цитаты

— Я хотел бы сказать присяжным, что не могу выйти к свидетельской кафедре, потому что я патологический лгун. Во-вторых, я не убивал Терезу де Симон. В-третьих, всякий раз, когда полиция доставляла меня в участок, а это было много раз, я делал ложные признания в преступлениях, которые не совершал, и это та причина, по которой я не выхожу к кафедре, — сказал незадолго до заседания Ходжсон.

Суд приговорил его к пожизненному сроку. Сразу после вынесения приговора Ходжсон подал апелляцию, но она даже не была рассмотрена.

Он продолжал заявлять о своей невиновности в течение нескольких лет, однако его просьбы остались без внимания, а упорство было сочтено доказательством того, что преступник неисправим и в случае освобождения есть существенный риск повторных преступлений.

При этом еще в 1983-м в полицию обратился британец Дэвид Лейс, заявивший, что это он убил Терезу де Симон, но описывая события той ночи, Лейс ошибся в нескольких деталях. Полицейские сочли его показания неправдоподобными и не сообщили о них защите Ходжсона.

В 1998 году адвокатам осужденного, настаивавшим на проведении дополнительной экспертизы, заявили, что все материалы по делу уничтожены.

Ходжсон к этому моменту находился в тюремном госпитале в связи с резким ухудшением здоровья на фоне длительного заключения. Лишь весной 2008-го адвокаты из другой конторы сумели найти считавшиеся утраченными материалы дела.

Проведенный вскоре после этого ДНК-тест показал, что биоматериалы, собранные на месте преступления, Ходжсону не принадлежали.

В 2009 году приговор был отменен, Шон Ходжсон вышел на свободу после 26 лет заключения. Спустя три года он скончался от эмфиземы. Дэвид Лейс покончил с собой еще в 1988 году. В 2009-м его тело было эксгумировано, ДНК-тест показал, что преступником, вероятнее всего, был он.

После дела Терезы де Симон британская Комиссия по пересмотру уголовных дел потребовала по возможности дополнить результатами ДНК-анализа все уголовные дела, связанные с преступлениями сексуального характера и убийствами, закрытые до 1990 года. В стране провели масштабную операцию «Айсберг». По ее итогам судьям пришлось пересмотреть 240 приговоров.

Лжесвидетельство «для смеха»

Причиной судебной ошибки нередко становится предубеждение следствия, а также нечистоплотность свидетелей. Так, в 1976-м в Великобритании к пожизненному заключению приговорили 24-летнего Стефана Кишко.

Он обвинялся в убийстве 11-летней Лесли Молсид, тело которой нашли на одном из пустырей в небольшом городе Рочдейл.

Основанием для ареста Кишко, простого служащего в налоговой полиции, стали показания двух местных девочек, которые заявили, что незадолго до убийства Лесли Молсид Кишко совершил перед ними акт эксгибиционизма.

Сам Кишко был признан ограниченно вменяемым — по уровню социального развития он не превосходил 12-летнего ребенка, круг его общения вне работы ограничивался матерью и тетей. После задержания он попросил разрешить матери присутствовать на допросах, но ему ответили отказом.

Кишко также не предупредили, что он имеет право потребовать адвоката. В результате, на одном из первых же допросов задержанный дал признательные показания. Позднее, уже в суде, он объяснил, что сделал это надеясь, что полицейские перестанут на него давить, а затем проверят информацию и убедятся, что это ложь.

Но получилось иначе — Стефан Кишко был осужден и, несмотря на отчаянные попытки матери и тетки добиться правосудия, провел в тюрьме почти 17 лет. Там, в силу особенностей развития, а также учитывая характер выдвинутых против него обвинений, Кишко постоянно подвергался побоям и издевательствам со стороны других заключенных.

Спустя три года после вынесения приговора у Кишко развилась шизофрения, он начал страдать приступами бреда.

Только к 1989 году матери Кишко удалось, наконец, найти адвокатов, добившихся пересмотра дела.

Сразу после этого выяснилось, что следствие не приняло в расчет показания свидетельницы, положительно характеризовавшей обвиняемого, и признание таксиста, заявившего, что девочки, скорее всего, приняли за эксгибициониста его, а не Кишко — и то по стечению обстоятельств, а не в силу злого умысла со стороны таксиста.

Позднее девочки подтвердили свою ошибку. Также был обнаружен ряд недочетов со стороны защиты. Но главное, выяснилось, что врожденные заболевания Кишко в принципе исключали возможность того, что найденные на месте преступления биоматериалы могли принадлежать ему.

Окончательного пересмотра дела удалось добиться только в 1992-м — сразу после того, как три свидетельницы, давшие показания против Стефана Кишко, признались, что сделали это «для смеха».  К этому моменту он нуждался в серьезном психиатрическом лечении — сразу после пересмотра приговора его перевели в больницу, где Кишко умер в 1993 году от обширного инфаркта.

Питер Тейлор, выступавший на стороне обвинения во время процесса 1976 года, почти одновременно с пересмотром дела Кишко получил титул Лорда – Верховного судьи Англии и Уэльса.

Признание одного маньяка 

Вскрыть судебную ошибку часто помогает признание реального убийцы после его задержания по другому делу — правда, часто спасти жертву несправедливого приговора уже невозможно.

В КНР в январе 1996 года один из жителей Внутренней Монголии был задержан по делу об изнасиловании и убийстве женщины в столице региона, Хух-Хото.

Задержанный почти сразу дал признательные показания и на их основе был приговорен к смертной казни  — приговор привели в исполнение спустя полгода после убийства, в июне 1996-го.

А в начале 2010-х в стране задержали маньяка по имени Чжао Чжихун. На допросе он признался в 10 изнасилованиях и убийствах, среди которых неожиданно упомянул случай 1996 года.

Другие похожие судебные ошибки в КНР позволили предположить, что признание было дано в результате физического воздействия со стороны представителей полиции. Дело, по которому почти 10 лет назад был вынесен смертный приговор, вернули на пересмотр.

В 2014 году казненного признали невиновным. Его родственники получили около $5 тыс. в качестве компенсации.  

Без права на компенсацию 

В 2003 году в Белоруссии к восьми годам тюрьмы приговорили 44-летнего Михаила Гладкого. Он обвинялся в убийстве родного брата, Виктора Гладкого, и матери. Если бы на его счету оказалось еще одно убийство, мужчине мог грозить смертный приговор.

Его мать и брат были обнаружены в деревенском доме женщины — Виктор Гладкий, неоднократно судимый, поселился там с родительницей сразу после очередного освобождения. По словам Михаила, он много пил, часто отбирал у матери пенсию, избивал ее.

Скорую и правоохранителей на место происшествия вызвал сам Михаил Гладкий. На суде было заявлено, что Михаил дал признательные показания.

Позднее осужденный говорил, что признался только в том, что, увидев лежащее на полу тело матери, нанес несколько ударов по телу брата, не понимая, что тот мертв.

Михаил Гладкий был отправлен в колонию, где провел семь лет (один год ему списали по амнистии).

А в 2011 году выяснилось, что убийство совершил Эдуард Лыков — тюремный друг Виктора Гладкого, приезжавший к нему в гости. В ходе застолья между друзьями возникла ссора, которая быстро переросла в драку.

Сначала погибла мать, попытавшаяся заступиться за сына, а затем Лыков убил Виктора. Михаил к убийству брата и матери был непричастен.

Об этом следователи узнали от самого Лыкова, когда задержали его по другому делу. Преступника, на счету которого к этому моменту было пять убийств, приговорили к смертной казни. Михаил Гладкий потребовал компенсацию «за сломанную жизнь», но в 2015 году получил окончательный отказ — основанием послужил тот факт, что сидел он не из-за ошибки правосудия, а из-за собственного ложного признания.

Источник: https://iz.ru/674620/evgeniia-priemskaia/postradavshie-ot-suda-i-sledstviia

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.