Принцип справедливости относится

Принцип справедливости в гражданском праве

Принцип справедливости относится

Статья акутальна на: Ноябрь 2020 г.

Справедливость в гражданском праве также является одним из ᴇᴦο принципов.

Важно отметить, что гражданское законодательство говорит о равенстве участников регулируемых гражданских отношений, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечении восстановления нарушенных прав и перечисляет другие принципы, указанные ранее.

Так или иначе, данные принципы являются одним из проявлений справедливости в гражданском праве. Если хотя бы одно из прав, перечисленных в статье 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, нарушено, это значит, что принцип справедливости нарушен.

Кроме того, принцип справедливости в гражданском праве реализуется благодаря функционированию гражданско-правовых норм. Именно механизм гражданско-правовой защиты обеспечивает реализацию принципа справедливости. Нормы, установленные ГК РФ, удерживают граждан от совершения определенных деяний, что удерживает общество в равновесии и является своего рода гарантом справедливости.

Стоит также отметить, что справедливость — это как правовая, так и философско-этическая категория. Таким образом, основы гражданского права (в т.ч. понятие справедливости) являются идеалом, к которому должно стремиться общество.

Так, в случае если решение определенного вопроса не предусмотрено законодательством, то есть не имеется конкретного нормативного установления и не должна быть проведена аналогия, то права и обязанности сторон, которые находятся в гражданских правоотношениях, будут регулироваться на базе требований разумности, а также добросовестности и справедливости.

О добросовестности, разумности и справедливости рассказывается в части 1, главе 1, статье 6 ГК Российской Федерации.

Общий принцип ʼʼдобросовестности, разумности и справедливостиʼʼ выполняет функцию восполнения пробелов в законодательстве.

Помимо этого он помогает определить пределы осуществления гражданских прав теми, кто ими обладает, то есть субъектами гражданских правоотношений, в том случае, в случае если отсутствует прямая регламентация данных отношений.

Таким образом, именно Гражданский Кодекс Российской Федерации является основой права в России и ᴇᴦο самым крупным источником. Помимо этого, данный источник определяет некоторые понятия, которые по своей сути не являются не только правовыми, но и, что очень важно, этическими понятиями.

Справедливость в гражданском праве

Исходя из принципа С. в ГК РФ, в частности, не допускаются действия граждан или юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причи­нить вред другому лицу, а также злоупотребление пра­вом в иных формах.

При несоблюдении этих требова­ний суд вправе отказать лицу в защите принадлежаще­го права. Другой пример реализации принципа С.

— закрепление в гражданско-правовых актах материаль­ных презумпций (презумпция вины причинителя вреда).

В гражданском праве применение принципа С. обеспечивается судом в случаях, установленных в за­коне, в зависимости от конкретных обстоятельств. Требование С. учитывается и при применении права по аналогии, когда права и обязанности сторон опре­деляются исходя из общих начал и смысла граждан­ского законодательства.

Критерий С. может применяться судом и при оп­ределении размера ответственности сторон за наруше­ние обязательств.

Если неисполнение или ненадлежа­щее исполнение обязательства произошло по вине обеих сторон (смешанная вина), суд вправе умень­шить размер ответственности должника так же, как и размер неустойки в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства.

Арбитражная практика, исходя из принципа С., выработала опреде­ленные критерии для установления несоразмерности неустойки — чрезмерно высокий ее процент, пре­вышение ее суммы над убытками.

2.1. Практика применения основополагающих норм добросовестности и справедливости в вещных правоотношениях

Среди наиболее заметных презумпций, применяемых в регулировании вещных пра­воотношений, пожалуй, самой известной является презумпция добросовестности.

По сути, ГК РФ отражает практически все основные аспекты применения презумпции добросовестности в регулировании вещных правоотношений, что характерно для боль­шинства правопорядков 33 .

Если оценивать возможные сферы при­менения данной презумпции в регулировании вещных правоотношений, то представляется, что наиболее оправданы изыскания по двум направлениям: в контексте оценки поведения обладателя вещного права и применительно к поведению всех иных лиц, а также в кон­тексте оценки поведения фактического вла­дельца вещи и иных лиц. При этом, оценивая поведение указанных лиц соответственно их статусу, можно, в частности, вести речь о добросовестности владения, пользования или распоряжения, о добросовестности приоб­ретения вещи, о добросовестном поведении при взаимодействии с правообладателем.

Так, приобретение считается добросо­вестным если лицо, приобретающее вещь, не знало и не могло знать о том, что лицо, отчуждающее вещь, не имело на это права (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

В свою очередь добросовестность владе­ния непосредственно обусловлена добросо­вестностью приобретения вещи. Невозможно на основании недобросовестного приобре­тения вещи стать добросовестным владель­цем.

При этом добросовестным владельцем признается лицо, которое на знало или не должно было знать, что его владение неза­конно (такое понимание следует из смысла ст.

303 ГК РФ), а оценка добросовестности происходит лишь в контексте оценки основа­ния приобретения вещи.

Проанализируем подробнее применение принципа добросовестности на практике в вещных правах.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения (путем подачи виндикационного иска).

Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого лица, либо выбыло из их владения иным путем, помимо их воли (пункт 1 статьи 302 Гражданского кодекса РФ). Так, при заявлении собственником имущества виндикационного иска — изначально предполагается, что ответчик или приобретатель спорного имущества — является добросовестным. Истец в обоснование своих требований обязан представить суду доказательства того, что приобретатель добросовестным на самом деле не является. То есть бремя опровержения презумпции, предоставления доказательства недобросовестности приобретателя — лежит на истце, заявителе соответствующих требований.

Ранее, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суд РФ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 29.04.2010г.

N 10/22 34 в пункте 38 в первом абзаце содержалось разъяснение, в соответствии с которым «приобретатель признается добросовестным, если докажет, что при совершении сделки он не знал и не должен был знать о неправомерности отчуждения имущества продавцом, в частности принял все разумные меры для выяснения правомочий продавца на отчуждение имущества».

Данное разъяснение возлагало бремя доказывания добросовестного поведения на приобретателя, то есть на ответчика по виндикационному иску.

Складывалась ситуация, что при судебном разбирательстве сразу выдвигалось ожидание того, что приобретатель спорного имущества поступил недобросовестно, злоупотребил правами других лиц — и ответчику требовалось предоставить достаточное количество доказательств, чтобы опровергнуть ожидание о его недобросовестном поведении и подтвердить свою добросовестность. Для приобретателя имущества это было более затруднительным — предоставить доказательства свой добросовестности, так как обычно он не знал обстоятельств предыдущих сделок в отношении спорного имущества и обстоятельств выбытия имущества от первоначального собственника (истца по заявленному спору). В итоге, такое разъяснение противоречило презумпции добросовестности.

Однако в связи с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ О применении судами некоторых положений раздела I части первой

Источник: https://urist-parnas.ru/drugoe/princip-spravedlivosti-v-grazhdanskom-prave.html

Сравнительное уголовное право

Принцип справедливости относится

⇐ Принципы уголовного права

Справедливость является категорией морально-правового, а также социально-политического сознания, представляющей собой понятие о должном, соответствующее определенным представлениям о сущности человека и его неотъемлемых правах. Применительно к области уголовного права понятие справедливости содержит в себе требование соответствия между деянием и воздаянием, т.е. между преступлением и наказанием.

С точки зрения теории уголовного права принцип справедливости имеет два аспекта: справедливость самого уголовного закона и справедливость наказания, назначаемого судом за преступление. Хотя второй аспект касается, скорее, процессуального, чем материального уголовного права, именно он находит свое выражение в качестве определенных норм-принципов уголовного закона.

Идея справедливости лежит в основе уголовного права любого государства, однако лишь в некоторых из них законодатель сформулировал ее в виде тех или иных принципов.

Собственно понятие «принцип справедливости» можно найти в УК Азербайджана, Беларуси, РФ, Монголии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана. О принципе справедливости также упоминается в УК Литвы и Испании, хотя его содержание там никак не раскрывается.

В УК Армении принцип справедливости именуется «принципом справедливости и индивидуализации ответственности», а в УК Молдовы — принципом индивидуализации уголовной ответственности и уголовного наказания.

Как показывает анализ соответствующих норм УК, во всех вышеперечисленных странах принцип справедливости относится не к уголовному праву в целом, а только к наказаниям (как правило, к их назначению).

В содержание принципа справедливости, согласно УК Азербайджана, Армении, Беларуси, Монголии, РФ, Таджикистана, Узбекистана, входят три элемента: 1) соответствие уголовных санкций опасности преступления (пропорциональность уголовных санкций); 2) соответствие уголовных санкций обстоятельствам совершения преступления и личности виновного (индивидуализация уголовной ответственности); 3) принцип «Не дважды за одно и то же».

Формулировки принципа справедливости в УК Азербайджана, России и Таджикистана идентичны:

  1. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
  2. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление».

Сходное содержание имеют соответствующие статьи в УК Монголии и Узбекистана.

Статья 10 УК Армении, именуемая «Принцип справедливости и индивидуализации ответственности», сформулирована несколько иначе.

В частности, дополнена положением о том, что наказание и иные меры уголовно-правового воздействия «должны быть необходимыми и достаточными для его исправления и предупреждения новых преступлений». В ч.

2 той же статьи запрет повторного осуждения лица за одно и то же преступление содержит оговорку: «за исключением случаев, установленных законом».

Важный нюанс можно отметить при анализе формулировки рассматриваемого принципа в УК Беларуси: «Наказание и иные меры уголовной ответственности должны быть справедливыми, то есть устанавливаться и назначаться с учетом характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного». Таким образом, здесь содержится прямое указание на то, что принцип справедливости должен применяться не только при назначении наказаний, но и при пенализации преступлений.

В УК Туркменистана принцип «Не дважды за одно и то же» изложен отдельно от принципа справедливости, т.е. не включен законодателем в содержание последнего.

В других странах уголовное законодательство не содержит упоминания о принципе справедливости. Очевидно, там данная категория представляется законодателю слишком абстрактной.

В некоторых государствах в качестве общего принципа в уголовном законе закреплен принцип пропорциональности наказания совершенному преступлению (КНР, Колумбия, Парагвай, Перу, Пуэрто-Рико, Сальвадор, Турция). В частности, в УК Колумбии, Панамы, Парагвая и Перу непосредственно используется термин «принцип пропорциональности».

УК КНР в числе основных принципов Уголовного кодекса формулирует следующий: «мера уголовного наказания должна соответствовать преступному деянию, совершенному преступником, и его уголовной ответственности».

На Кипре принцип пропорциональности наказания закреплен непосредственно в Конституции, согласно которой «закон не может предусматривать наказание, не соответствующее тяжести преступления».

Принцип соразмерности наказаний также заложен в конституционных актах Великобритании и США.

Английский (1689 года) и американский (1791 года) Билли о правах содержат практически идентичные нормы: «недопустимо ни требование чрезмерных судебных залогов, ни наложение чрезмерных штрафов или жестоких и необычных наказаний».

В соответствии с доктриной указанных стран понятие «жестокие» подразумевает не только бесчеловечные, антигуманные, но также и несоразмерные, несправедливые наказания.

Так, в СШАв 1983 году впервые в истории страны Верховный Суд признал «жестоким и необычным наказанием» приговор к тюремному заключению, поскольку посчитал его «непропорциональным», не соответствующим тяжести совершенного деяния (SOLEM v. HELM, 463 U.S. 277 (1983)).

Этот приговор предусматривал продленное (пожизненное) лишение свободы без права на условно-досрочное освобождение.

Оно было назначено в Южной Дакоте некоему Хелму, совершившему фелонию, караемую пятью годами тюремного заключения (Хелм расплатился в ресторане 100-долларовым необеспеченным чеком), а ранее — несколько ненасильственных, не очень опасных фелоний, в том числе берглэри III степени, вождение в нетрезвом состоянии, кражу и мошенничество.

В своем решении по делу Хелма Верховный Суд, в частности, указал: «предписание Восьмой Поправки о жестоком и необычном наказании запрещает не только варварские наказания, но также приговоры, которые являются непропорциональными совершенному преступлению.

Принцип пропорциональности глубоко укоренился в юриспруденции общего права. Он был выражен в Великой Хартии вольностей, применявшейся английскими судами на протяжении столетий, и повторен в английском Билле о правах словами, которые были восприняты Восьмой Поправкой. Когда создатели Восьмой Поправки одобрили эти слова, они одобрили принцип пропорциональности, который в них подразумевался.

Конституционный принцип пропорциональности был признан в явной форме (explicitly) настоящим Судом почти столетие назад. В нескольких делах Суд применил этот принцип для отмены приговоров».

В качестве общего принципа уголовного права принцип пропорциональности наказаний получил признание в европейском праве. В Хартии основных прав Европейского Союза 2000 года имеется ст. 49, именуемая «Принципы законности и пропорциональности уголовных преступлений и наказаний». Согласно ч. 3 этой статьи «Тяжесть наказания не должна быть несоразмерной преступлению».

Иногда принцип пропорциональности (справедливости) наказания устанавливается законодателем не как общеотраслевой, а как один из принципов назначения наказания (Венгрия, Грузия, Казахстан, Польша, Украина, Финляндия). Так, согласно ч. 1 ст.

53 УК Грузии «суд назначает виновному справедливое наказание в пределах, установленных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, и с учетом положений Общей части этого же Кодекса». Аналогичная формулировка содержится в ч. 1 ст.

52 УК Казахстана.

Что касается принципа «Не дважды за одно и то же», то он относится к числу важнейших международно признанных правовых принципов.

В частности, запрет повторного уголовного преследования за одно и то же деяние получил закрепление в Римском статуте Международного уголовного суда и Протоколе № 7 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

В статье 4 указанного Протокола, именуемой «Право не привлекаться к суду или повторному наказанию», данный принцип сформулирован следующим образом:

  1. Ни какое лицо не должно быть повторно судимо или наказано в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое оно уже было окончательно оправдано или осуждено в соответствии с законом и уголовно-процессуальным законодательством этого государства.
  2. Положения предыдущего пункта не препятствуют пересмотру дела в соответствии с законом и уголовно-процессуальным законодательством соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или в предыдущем разбирательстве были допущены существенные ошибки, которые могли повлиять на исход дела.

Принцип «Не дважды за одно и то же» приобрел действительно универсальный характер, во многих странах он провозглашен в конституции. Во Франции он содержится в УПК.

Так, поправка V к Конституции США в числе прочего устанавливает, что «никто не должен дважды отвечать жизнью или телесной неприкосновенностью за одно и то же преступление».

Безусловно, запрет двойного уголовного преследования рассматривается, прежде всего, как уголовно-процессуальная гарантия, однако он может иметь значение и для материального уголовного права.

Своя концепция справедливости существует в мусульманском уголовном праве. Она исходит из того, что справедливость присуща исламским законам имманентно в силу их божественного происхождения. Так, согласно ст. 2 Конституции Ирана «Исламская республика — это система правления, основанная на вере в божественную справедливость в создании и установлении законов шариата».

Что касается справедливости как соответствия между преступлением и наказанием, то в шариатском уголовном праве она наиболее строго воплощается в установлении наказания по принципу талиона («око за око») за умышленное убийство и телесные повреждения.

За указанные преступления шариат устанавливает точную санкцию — кисас, означающую, по общепринятому определению, «возмездие», т. е. наказание, «равное» по тяжести совершенному противоправному деянию.

В общем виде данный принцип получил закрепление в Коране, который, в частности, предусматривает: «Кто же преступает против вас, то и вы преступайте против него подобно тому, как он преступил против вас». «И воздаянием зла — зло, подобное ему».

В заключение следует отметить, что принцип справедливости в современном уголовном праве не носит абсолютного характера. В известной мере он ограничен принципами гуманности и уважения человеческого достоинства, о которых речь пойдет ниже.

Наиболее ярко это ограничение проявляется в вопросе о смертной казни.

Абсолютное большинство людей почти во всех странах мира признают, что единственным справедливым наказанием за умышленное убийство без смягчающих обстоятельств, не говоря уже о «серийных» убийствах, является лишение жизни самого преступника.

Поэтому каждое государство, отменяющее смертную казнь как вид наказания, этим актом признает, что идеи гуманности (милосердия) и (или) неприкосновенности человеческого достоинства в уголовно-правовой системе в конечном счете имеют более высокую социальную ценность, чем идея справедливости.

Источник: https://isfic.info/sravn/gran16.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.