Принципы разумности срока

14. Принцип разумности срока судопроизводства и срока исполнения судебного постановления

Принципы разумности срока

Ст.6.1 ГПК РФ:

1.Судопроизводство в судах и исполнениесудебного постановления осуществляютсяв разумные сроки.

2.Разбирательство дел в судах осуществляетсяв сроки, установленные настоящимКодексом. Продление этих сроков допустимов случаях и в порядке, которые установленынастоящим Кодексом, но судопроизводстводолжно осуществляться в разумный срок.

3.

При определении разумного срока судебногоразбирательства, который включает всебя период со дня поступления исковогозаявления или заявления в суд первойинстанции до дня принятия последнегосудебного постановления по делу,учитываются такие обстоятельства, какправовая и фактическая сложность дела,поведение участников гражданскогопроцесса, достаточность и эффективностьдействий суда, осуществляемых в целяхсвоевременного рассмотрения дела, иобщая продолжительность судопроизводствапо делу.

4.Обстоятельства, связанные с организациейработы суда, в том числе с заменой судьи,а также рассмотрение дела различнымиинстанциями не может приниматься вовнимание в качестве оснований дляпревышения разумного срока судопроизводствапо делу.

5.Правила определения разумного срокасудопроизводства по делу, предусмотренныечастями третьей и четвертой настоящейстатьи, применяются также при определенииразумного срока исполнения судебныхактов.

6.В случае если после принятия исковогозаявления или заявления к производствудело длительное время не рассматривалосьи судебный процесс затягивался,заинтересованные лица вправе обратитьсяк председателю суда с заявлением обускорении рассмотрения дела.

7.Заявление об ускорении рассмотрениядела рассматривается председателемсуда в пятидневный срок со дня поступлениязаявления в суд.

По результатамрассмотрения заявления председательсуда выносит мотивированное определение,в котором может быть установлен срокпроведения судебного заседания по делуи (или) могут быть указаны действия,которые следует осуществить для ускорениясудебного разбирательства.

15. Проблема принципа объективной истины и принципа состязательности в гПр

Дляправильного (полного и точного)установления фактических обстоятельствсудебного дела как целевой установкисудопроизводства предназначенодоказывание, в процедуре которого наоснове состязательности и равноправиясторон (ч. 3 ст.

 123 Конституции РФ)и должно быть установлено действительноесодержание спорных правоотношений,прав и обязанностей их участников.

Окончательную оценку доказательствампо результатам рассмотрения всего делаили отдельного вопроса, завершающуюпроцедуру доказывания, суд дает всовещательной комнате при вынесениисудебного акта (по гражданскому делурешения или определения), в которомотражаются результаты такой оценки всопоставлении с нормами права, подлежащимиприменению к установленным фактическимобстоятельствам. Соответственноустановление истины является промежуточнойцелью судебного процесса в целом,конечной она будет лишь для той егочасти, которая называется доказыванием.Устанавливаемая истина должна бытьобъективной в том смысле, что она отражаетфакты объективной действительности,причем для ее обозначения вовсе необязательно употреблять соответствующийтермин, поскольку истина, как указывалось,и есть соответствие человеческих знанийдействительности, совпадение человеческоймысли и объекта.

Стаким пониманием истины вполне согласуетсясостязательность как принцип установленияфактических обстоятельств дела,предполагающий возложение обязанностипо их доказыванию на стороны, при том,что окончательный вывод об истинностиисследуемых фактов и их юридическойоценке делает суд.

Соответственно неимеется и оснований огульно обвинятьвсех сторонников концепции объективнойистины в авторитаризме, в приверженностиидеологии инквизиционного (следственного,розыскного) процесса, тем более что вчистом виде легально его не было и всоветский период на всех этапах развитиясудопроизводства.

Неслучайно в известныйпериод нашей истории массовые репрессиив СССР осуществлялись во внесудебномпорядке.

Вдействительности основные противоречияпри установлении истины в судопроизводствепроистекают из очевидной ограниченностивозможностей судьи (судей) во всехслучаях получить достоверные знания офактических обстоятельствах дела.

Этомупрепятствуют как естественные свойствамышления человека, так и объективныеусловия социальной жизни, в которыхосуществляется судебное познаниепрошедших событий с участием лиц,заинтересованных в благоприятном дляних освещении познаваемых фактов.

Сучетом этого установление истины судом,которое в любом случае является цельюдоказывания, происходит при соблюдениизакрепленных в законе правил, часть изкоторых во избежание большего зласоздает определенные препятствия длядостижения поставленной цели.

16.Понятие и виды подведомственностигражданских дел. Разграничениеподведомственности дел, рассматриваемыхарбитражными судами и судами общейюрисдикции. Подведомственность несколькихсвязанных между собой требований.

Подведомственность— институт гражданского процессуальногозаконодательства, определяющий круггражданских дел, разрешение которыхотнесено к компетенции определенногогосударственного органа или общественнойорганизации.

Вправовой литературе выделяют судебную(суду общей юрисдикции или арбитражномусуду), административную и общественную(третейскому суду, Морской арбитражнойкомиссии и т. д.) подведомственность.

Подведомственностьгражданских дел суду общей юрисдикцииопределена ст. 25 и 28 ГПК.

Судамобщей юрисдикции подведомственны:

1)делапо спорам, возникающим из гражданских,семейных, трудовых и колхозныхправоотношений, если хотя бы одной изсторон в споре является гражданин, заисключением случаев, когда разрешениетаких споров отнесено законом к ведениюадминистративных и иных органов;

2)дела по спорам, возникающим из договоровперевозки грузов в прямом международномжелезнодорожном и воздушном грузовомсообщении между государственнымипредприятиями, учреждениями, организациями,кооперативными организациями, ихобъединениями, другими общественнымиорганизациями, с одной стороны, и органамижелезнодорожного или воздушноготранспорта — с другой стороны;

3)дела,возникающие из административно-правовыхотношений, перечисленные в ст. 231 ГПК;

4)дела особого производства, перечисленныев ст. 245 ГПК;

5)дела при объединении нескольких связанныхмежду собой требований, из которых одниподведомственны суду, а другие —арбитражному суду.

Необходимоуяснить, что в настоящее время приопределении подведомственности судамобщей юрисдикции в области разрешениягражданских дел не имеет значения, изкаких правоотношений возник спор,поскольку любое право гражданинаподлежит судебной защите, если инойпорядок прямо не установлен законом(ст. 46 Конституции РФ).

Втеории гражданского процесса различаютисключительную, условную и альтернативнуюподведомственности.

Исключительнаяподведомственность— подведомственность гражданских дел,исключающая возможность обращения зазащитой своих прав в орган, помимоуказанного в законе.

Условнаяподведомственность— подведомственность, требующаясоблюдения установленного закономпредварительного внесудебного порядкаурегулирования спора.

Альтернативнаяподведомственность— подведомственность, допускающаярассмотрение гражданских дел не тольков суде общей юрисдикции, но и в другомюрисдикционном органе.

Подсудностьнескольких связанных между собой дел(ст. 31 ГПК).Искк нескольким ответчикам, проживающимили находящимся в разных местах,предъявляется в суд по месту жительстваили месту нахождения одного из ответчиковпо выбору истца.

При обращении в суд сзаявлением, содержащим несколькосвязанных между собой требований, изкоторых одни подведомственны суду общейюрисдикции, другие – арбитражному суду,если разделение требований невозможно,дело подлежит рассмотрению и разрешениюв суде общей юрисдикции.

В случае, есливозможно разделение требований, судьявыносит определение о принятии требований,подведомственных суду общей юрисдикции,и об отказе в принятии требований,подведомственных арбитражному суду.

Источник: https://studfile.net/preview/4283289/page:8/

Проблемы соблюдения разумных сроков судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве

Принципы разумности срока

Основными факторами, влияющими на сроки рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, являются: сложность уголовных дел, поступивших в суд; объем материалов дела, которые должны быть рассмотрены судом; низкое качество расследования, проведенное органами дознания и предварительного следствия; длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания; ненадлежащее исполнение постановлений и определений судей о приводе лиц; систематическая неявка основных участников судебного разбирательства (свидетелей, подсудимого, потерпевшего, защитника, государственного обвинителя) на судебные заседания. Говорить о рассмотрении уголовных дел судом на стадии судебного разбирательства в «разумные» сроки можно будет только в том случае, когда указанные выше факторы будут сведены к минимуму.

Абдулвалиев А.Ф.

В статье 14 международного пакта «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966 года отмечено, что «каждый имеет право при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения как минимум на следующие гарантии на основе полного равенства быть судимым без неоправданной задержки».

В статье 6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» указано, что «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Уголовное дело на стадии судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве должно быть рассмотрено судом в «разумные» сроки, достаточными для полного, объективного и всестороннего исследования материалов дела и вынесения соответствующего приговора.

К сожалению, в российском уголовном судопроизводстве имеет место необоснованное затягивание сроков рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, связанное с различными факторами, что впоследствии может привести к нарушению прав участников уголовного судопроизводства.

В Постановлении Пленума Верховного суда РФ №52 от 27.12.2007г. названы основные причины, влияющие на затягивание сроков судебного разбирательства.

В Постановлении, в частности, говорится, что «на сроки осуществления судопроизводства негативное влияние оказывают такие факторы, как длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания, ненадлежащее качество дознания и предварительного следствия по уголовным делам, трудности формирования коллегии присяжных заседателей, неявка в судебные заседания без уважительных причин адвокатов, назначенных в соответствии с частью 3 статьи 51 УПК РФ, а также ненадлежащий уровень исполнения постановлений и определений судей о приводе лиц по уголовным делам…»[1].

В Европейском суде по правам человека чаще всего рассматриваются дела по жалобам российских граждан, связанных с необоснованным затягиванием рассмотрения уголовных дел в судах общей юрисдикции в Российской Федерации. Так, Европейским судом по правам человека было рассмотрено дело Зементовой Т.Н. против Российской Федерации.

Основанием подачи жалобы заявительницей в Европейский суд явилась чрезмерная длительность разбирательства уголовного дела судами общей юрисдикции, составившая шесть лет два месяца и одиннадцать дней (уголовного дело в отношении заявительницы рассматривалось в период с 29 декабря 1999 года по 9 марта 2006 года).

Таким образом, было нарушены требования «разумности срока», предусмотренного п.1 ст.6 Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод». Европейский суд отмечает, что данное дело представляло определенную сложность, поскольку оно касалось обвинений в получении взятки и злоупотреблении должностными полномочиями, совершенных группой лиц, в том числе и заявительницей.

Тем не менее, по мнению Европейского суда, сама по себе сложность данного дела не является достаточным основанием длительного разбирательства[2].

Разумность продолжительности производства по делу, в соответствии с требованием Европейского суда, надлежит оценивать в свете конкретных обстоятельств дела с учетом критериев, изложенных в нормах прецедентного права. В частности надлежит учитывать сложность дела, действия заявителя и действия компетентных органов. Необходимо также принимать во внимание и то, что для заявителя является важным в деле[3].

При рассмотрении уголовного дела на стадии судебного разбирательства, судьям чаще всего приходится сталкиваться с такой проблемой, как систематическая неявка участников уголовного судопроизводства на судебные заседания, что впоследствии ведет к затягиванию судебного процесса.

Анализ судебной практики Калининского районного суда г. Тюмени показывает, что в среднем каждое 4 уголовное дело (из 100 изученных дел за 1 год) откладывалось по каким-либо обстоятельствам.

Самыми распространенными обстоятельствами являются: неявка свидетелей (30%), неявка подсудимого (20%), неявка потерпевшего (16,75%), неявка защитника (8,5%) или государственного обвинителя (1,5%), вызов в суд эксперта или специалиста (4,25%), запрос каких-либо документов (4%), подготовка к прениям сторон (2,25%), и т.д.[4]

Неявка на судебное заседание одних участников создает неудобство другим участникам процесса, в частности это касается подсудимого, так как нередко суду приходится решать вопросы о продлении срока содержания его под стражей. В постановлении Пленума Верховного суда РФ от 05.03.

2004г. №1 сказано, что «срок содержания под стражей, исчисляемый со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора, не может превышать шесть месяцев.

Если срок заключения под стражу в качестве меры пресечения, избранной подсудимому, который обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, истекает, то суд вправе продлить его на основании части 3 статьи 255 УПК РФ.

В определении (постановлении) должно содержаться обоснование необходимости дальнейшего содержания подсудимого под стражей и указан срок, на который он продлен»[5].

Если в отношении подсудимого разъяснение дал Верховный суд РФ, то с остальными участниками процесса не все столь ясно. Нарушение срока рассмотрения уголовного дела возникает вследствие «затягивания» судебного процесса в основном из-за неявки свидетелей[6].

Частое отложение рассмотрения уголовного дела приводит к тому, что потерпевшему, например, приходится постоянно срываться с работы, тратить денежные средства на поездки в суд. Сложнее всего, когда потерпевший живет в другом городе, расположенном на значительном расстоянии от места проведения судебного заседания.

Зачастую защитник идет на умышленное затягивание судебного процесса путем заявления дополнительных ходатайств о проведении каких-либо повторных экспертиз, даже в том случае, если отсутствуют противоречия между заключениями экспертов[7]. Это влечет отложение судебного разбирательства на более поздний срок.

Иногда, данные действия защитника нередко направлены на то, чтобы подсудимый смог избежать наказания в связи с истечением срока давности совершенного преступления.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О сроках рассмотрения судами РФ уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» отмечено следующее: «Несоблюдение сроков рассмотрения уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, гарантированное статьей 46 Конституции Российской Федерации». Этим же Постановлением Пленума Верховного Суда РФ предусмотрено, что, судам общей юрисдикции следует принять необходимые меры по устранению ошибок и упущений в применении законодательства о процессуальных сроках рассмотрения уголовных дел, влекущих увеличение сроков судебного разбирательства дел; за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, с учетом конкретных обстоятельств может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи[8].

Но зачастую виновниками затягивания судебного процесса являются не только судьи, но и сами участники судебного разбирательства, включая и защитника, и государственного обвинителя.

В 2006 году судьей при рассмотрении уголовного дела по обвинению подсудимого С. по ч.3 ст.

158 УК РФ было вынесено частное постановление, в котором было указано, что: «государственный обвинитель, будучи не готов к прениям сторон, затягивая рассмотрение дела, заявил ходатайство о предоставлении времени для подготовки к судебным прениям, хотя доказательства, которые могли бы существенно повлиять на обвинение подсудимому, исследованы не были, кроме того, государственным обвинителем необоснованно было заявлено ходатайство о запросе приговора в отношении подсудимого С. от 1998г, когда данный приговор уже находился в материалах дела»[9].

Л.М. Володина справедливо пишет, что «проблема затягивания судебного процесса – прежде всего следствие несовершенства законодательной регламентации, отсутствия установленных законом гарантий, обеспечивающих выполнение одного из важнейших положений ст.

6 (§1) Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод – требования «разбирательства дела в разумный срок». Закон, установив определенные сроки, должен закрепить и гарантии их соблюдения.

Уголовно-процессуальная форма призвана обеспечить четкий порядок производства по делу, несоблюдение процедуры означает, что в ее механизме есть недоброкачественные элементы, препятствующие эффективному решению поставленных задач»[10].

Как одним из действенных методов соблюдения срока судебного заседания, а также предупреждения и пресечения систематической неявки на судебный процесс, могло бы стать установление ответственности участникам судопроизводства за систематическое затягивание сроков судебного разбирательства. Опрос судей Тюменского областного суда показал, что около 70% респондентов согласны с применением санкций участникам судебного разбирательства за умышленное затягивание судебного процесса.

Согласно ст. 117 УПК РФ в случаях неисполнения участниками уголовного судопроизводства процессуальных обязанностей, предусмотренных УПК, а также нарушения ими порядка в судебном заседании на них может быть возложено денежное взыскание в размере до двух тысяч пятисот рублей в порядке, установленном статьей 118 УПК РФ.

И.Л. Петрухин, комментируя ст.117 УПК РФ, поясняет, что денежные взыскания могут быть наложены при неисполнении не всех процессуальных обязанностей, а только тех, которые прямо указаны как таковые в УПК РФ. В частности, денежные взыскания могут быть наложены на свидетеля и потерпевшего, не явившихся без уважительных причин по вызовам дознавателя, следователя, прокурора  или суда[11].

К тому же в ч.2 ст.

111 УПК РФ указано, что в случаях, предусмотренных кодексом, дознаватель, следователь или суд вправе применить к потерпевшему, свидетелю, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, эксперту, специалисту, переводчику и (или) понятому следующие меры процессуального принуждения: 1) обязательство о явке; 2) привод; 3) денежное взыскание. Следовательно, указанные меры могут быть применены к участникам уголовного судопроизводства за систематическую неявку на судебные заседания.

Таким образом, основными факторами, влияющими на сроки рассмотрения уголовного дела судом на стадии судебного разбирательства, являются: сложность уголовных дел, поступивших в суд; объем материалов дела, которые должны быть рассмотрены судом; низкое качество расследования, проведенное органами дознания и предварительного следствия; длительность прохождения судебных извещений о времени и месте судебного заседания; ненадлежащее исполнение постановлений и определений судей о приводе лиц; систематическая неявка основных участников судебного разбирательства (свидетелей, подсудимого, потерпевшего, защитника, государственного обвинителя) на судебные заседания.

Говорить о рассмотрении уголовных дел судом на стадии судебного разбирательства в «разумные» сроки можно будет только в том случае, когда указанные выше факторы будут сведены к минимуму.

Литература

  1. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях» // «Российская газета», № 4, 12.01.2008.

Источник: https://advokatsidorov.ru/razumnie-sroki-sudebnogo-razbiratelstva.html

Разумный срок как имманентная составляющая правосудия

Принципы разумности срока


The article reveals the need for such an assessment of the concept as a reasonable time, its relationship to the concepts of timely trial and the principle of reasonableness.

Keywords: civil procedure, reasonable time, criteria of reasonable time

Несмотря на то, что понятие разумный срок закреплено в законе Российской Федерации лишь с 2010 года, нет оснований говорить о том, что указанное понятие является новшеством в российском праве.

Анализ дореволюционного и советского законодательства, а так же анализ различных доктринальных источников свидетельствует о постепенном становлении и развитии понятия разумный срок в истории Российского законодательства. [12]

Однако, несмотря на столь длительную историю становления исследуемого понятия, до сих пор остается ряд вопросов, не имеющих однозначных ответов и подлежащих изучению.

Игнорируя тот факт, что в действующем гражданском процессуальном законодательстве Российской Федерации фигурирует понятие «разумный срок», легальное определение данного понятия отсутствует. Указанное обстоятельство вынуждает как теоретиков, так и практиков, давать самостоятельную оценку понятию «разумный срок».

Так, под разумным сроком, например, принято понимать срок судебного разбирательства или исполнения судебного акта, который гарантирует реальную защиту права или законного интереса заинтересованного лица. [10]

Белякова А. В. называла разумный срок периодом времени, установленным должностным лицом для совершения определенных действий. [14]

Афанасьев С. Ф. считал, что разумный срок является одной из составных частей элемента (процессуальный элемент) сложносоставного понятия — справедливое судебное разбирательство.

[14] По своей сути разумный срок — это одна из гарантий осуществления справедливого судебного разбирательства.

Утверждая, что проблема нарушения сроков рассмотрения дел являет собой одну из самых острых проблем права во многих странах.

Ученые-процессуалисты, в свою очередь, рассматривают разумный срок как период времени, назначаемый судьей с точки зрения его реальности с учетом необходимого времени для совершения процессуальных действий [11] и обстоятельств дела [15].

Однако, на наш взгляд, говорить о необходимости законодательного закрепления понятия разумный срок не стоит. Именно благодаря отсутствию такого понятия у правоприменителя имеется возможность учесть все обстоятельства конкретной ситуации и дать наиболее справедливую оценку.

Вместе с тем, необходимо определить, объем понятия разумный срок судопроизводства, а именно: включает ли оно право на рассмотрение дела в разумный срок и право на исполнение судебного акта в разумный срок в том числе?

Согласно позиции Европейского суда по правам человека срок судопроизводства начинает течь с момента возбуждения гражданского дела и прекращается не в момент вынесения окончательного решения по делу в последней инстанции, а в момент исполнения окончательного решения по делу [3].

Так, в деле «Шеломков против Российской Федерации» суд указал, что по смыслу статьи 6 Конвенции исполнительное производство должно рассматриваться, как неотъемлемая часть судебного разбирательства.

По мнению Европейского суда обусловлено это тем, что государство берет на себя обязательство по исполнению судебного решения.

Однако, анализируя Российское законодательство можно выделить только три стадии судебного процесса, которые определяют границы судопроизводства: возбуждение гражданского дела, подготовка дела к судебному разбирательству и непосредственно судебное разбирательство, заканчивающееся принятием окончательного решения по делу [16]. Стадия же исполнения решения суда отнесена к компетенции другого органа — службы судебных приставов.

Вместе с тем следует отметить, что конечной целью судопроизводства и правосудия в целом является судебная защита прав и законных интересов граждан. Данное утверждение основано на положении статьей 46 Конституции РФ [1], в соответствии с которым каждый гражданин имеет право на судебную защиту его прав и свобод.

По своей сути, судебная защита являет собой процессуальную деятельность по защите прав, свобод и законных интересов. Основываясь на вышесказанном можно утверждать, что цель судопроизводства в полной мере достигается только при вынесении судом законного и обоснованного решения, с условием его надлежащего исполнения.

При этом, следует иметь в виду, что в соответствии с ч. б п.

2 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение прав на судопроизводств в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», действие закона о компенсации может распространяться на исполнительное производство в том случае, если заявление о компенсации подано по обстоятельствам не исполнения решения суда об обращении взыскания на имущество граждан или организаций, получающих бюджетные средства, в том числе бюджетных учреждений. [2]

Для системного понимания понятия разумный срок следует определить его соотношения с понятиями «принцип разумности» и «своевременное рассмотрение дела».

Статьей 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации определены задачи гражданского судопроизводства. В частности: правильное и справедливое рассмотрение дел в целях защиты оспариваемых или нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и иных субъектов гражданских правоотношений.

Основной задачей гражданского судопроизводства является своевременное или, иначе говоря, совершенное в установленные законом процессуальные сроки, рассмотрение и разрешение гражданских дел. [10] Таким образом, своевременность рассмотрение дела приравнивается к пониманию процессуальных сроков рассмотрения дела, что в свою очередь позволяет провести границы с понятием разумный срок.

Жилин Г. А.

считал, что своевременность рассмотрения дела означает соблюдение установленных в нормах процессуального законодательства сроков при совершении судом и другими субъектами всей совокупности процессуальных действий по делу, с тем что бы общая продолжительность судопроизводства в конечном счете укладывалась в отведенные законом временные рамки. [8] При этом, основываясь на анализе российского законодательства автор считал, что своевременное рассмотрение дела будет соответствовать разумному сроку судопроизводства, а не соблюдение требований о разумном сроке судопроизводства сопоставимо с судебной «волокитой».

В своей статье «Соотношения понятий «своевременность» и «разумный срок судопроизводства» в гражданском и арбитражном судопроизводстве» Белякова А. В.

делает вывод о том, что правовая категория «разумный срок» в гражданском процессуальном праве противоречит задачам гражданского судопроизводства о своевременном рассмотрении гражданских дел.

[7] На наш взгляд данное утверждение является спорным.

Являясь одной из задач гражданского судопроизводства, выраженной в рассмотрении дела в рамках установленных процессуальных сроков, а так же с учетом принципа разумности, своевременное рассмотрение гражданского дела охватывает понятия принципа разумности и понятие разумный срок.

Благодаря принципу разумности, законодательство наделяет судей правом, в зависимости от обстоятельств и категорий рассматриваемого дела, установить процессуальный срок или размер компенсации за судебные расходы самостоятельно.

Понятия разумный срок и принцип разумности относятся к разным правовым институтам, в связи с чем, их отождествление является в корне не правильным.

Обращаясь к соотношению принципа разумности и разумного срока можно сделать вывод о том, что это два различных по своей природе понятия. Такая правовая категория, как разумный срок, определяет в первую очередь период времени, в течение которого было осуществлено то или иное процессуальное действие или же судебное разбирательство в целом.

Принципом разумности является одно из основополагающих начал права, определяющее основы его содержания и выражающееся в самом праве. Под принципом разумности понимается принцип гражданского судопроизводства, регламентированный нормами закона.

Предполагается, что то или иное совершение процессуальных действий или бездействий должно происходить адекватно наступающим последствиям, которые, в свою очередь, предусмотрены в законе.

Согласно части 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд предупреждает лиц о последствиях совершения процессуальных действий (бездействий).

Определяя сущность таких отношений Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в части 2 статьи 9 говорит о возможном «риске», который могут понести лица, участвующие в деле, за совершение ими процессуальных действий (или бездействий).

Основываясь на всем вышесказанном можно сделать вывод о том, что разумный срок судопроизводства является самостоятельной категорией, по своей природе отличающейся от такого понятия, как «своевременность рассмотрения дела» и имеющая различное значение с таким принципом гражданского права, как «принцип разумности». При этом, необходимо отметить, что разумный срок является неотъемлемой частью [9] права на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство, которое, в свою очередь включает понятие о своевременности рассмотрения дела, а так же должно осуществляться на основе, в том числе, принципа разумности.

Литература:

1. Конституция Российской Федерации от 12 дек.1993 г. [Электронный ресурс] // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». — Режим доступа: http://www.consultant.ru.

2. О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: Постановление Пленума ВС РФ от 29 марта 2016 № 11 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2016. № 5.

3. Постановление ЕСПЧ от 15 января 2009 г. по делу «Бурдов против Российской Федерации» // Российская хроника Европейского суда. Приложение к Бюллетеню Европейского суда по правам человека. Специальный выпуск. 2009. № 4. С. 79–106

4. Решение ЕСПЧ от 18 июня 2002 г. «Окончательное решение по вопросу о приемлемости жалобы N 48757/99 «Валерий Филиппович Шестаков против России» // Журнал российского права. 2002. № 11

5. Решения ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби против Греции» // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. 2000. Т. 2.- М.: Норма. С. 428–439.

6. Свод законов Российской империи // Устав гражданского судопроизводства / Под ред. И. Д. Мордухай-Болтовского. Т. XVI. Ч. I. СПб. — 1912.

7. Белякова А. В. Соотношение понятий «своевременность» и «разумный срок судопроизводства» в гражданском и арбитражном судопроизводстве / А. В. Белякова // Право и экономика. — 2014. — № 4.

8. Жилин Г. А. Правосудие по гражданским делам: актуальные вопросы. М.: Проспект, 2010.

9. Сахнова Т. В. Цивилистический процесс: миссия в меняющемся мире / Т. В. Сахнова // Вестник гражданского процесса — 2013. — № 1. — С. 14–33.

10. Гражданский процесс: учебник / Под ред. М. К. Треушникова. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Статут, — 2014.

Источник: https://moluch.ru/archive/130/35992/

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

Принципы разумности срока

\\Л. Борисова

кандидат юридических наук

Понятие и значение принципа разумности в гражданском процессе

О принципе разумности говорится в целом ряде статей Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации[1]. Так, например, согласно п. 1 ст. 107, п.1 ст. 100, ст. 99 ГПК РФ судом сроки должны устанавливаться с учетом принципа разумности, расходы на оплату услуг представителя, а также размер компенсации за фактическую потерю времени должны определяться судом в разумных пределах.

Суд руководствуется принципом разумности в силу указаний процессуального характера, закрепленных в отдельных положениях материального права. К примеру, в силу ст.

5 Семейного кодекса Российской Федерации[2] при невозможности использования аналогии закона права и обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного или гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости.

Несмотря на широкое использование, легальное определение принципа разумности в ГПК РФ отсутствует. Законодатель предоставил решение вопроса об установлении его содержания усмотрению суда.

В то же время, в силу оценочного характера разумности, представления о данном основополагающем начале могут быть самыми различными, в силу чего и решение, признанное соответствующим принципу разумности в одном случае, может не быть таковым в другом.

Данное обстоятельство ведет к нарушению единообразия в правоприменении, субъективному пониманию принципа разумности, т. е. к тому чего быть не должно.

Для примера приведем следующий случай из судебной практики.

Заявительница обратилась в суд с иском к организации о компенсации морального вреда, ссылаясь на следующее. Ее дочь, работавшая у ответчика бригадиром колесного парка цеха ходовых частей, во внеурочное время пришла в цех для передачи ключей.

Возвращаясь, она упала в канал отстойника для обмывки деталей тележек, содержащий раствор каустической соды, и от полученных ожогов скончалась.

В связи со смертью единственной дочери (1978 года рождения) истица просила взыскать с ответчика в качестве компенсации морального вреда 100 тыс. рублей.

Решением районного суда требования истицы удовлетворены частично: в ее пользу с ответчика взыскана сумма компенсации морального вреда 15 тыс. рублей.

С выводом суда об установлении компенсации в таком размере согласиться нельзя.

Судом первой инстанции правильно указано, что использование ответчиком установки для обмывки деталей тележки требует неукоснительного соблюдения инструкции по ее применению, поскольку данный объект производственного назначения обладает свойствами повышенной опасности причинения вреда жизни и здоровью в нарушение инструкции на отстойнике канала перелива отсутствовала крышка, проход в зону отстойника не был оборудован защитным ограждением и предупреждающими знаками.

Из содержания постановления о прекращении уголовного дела (в связи с амнистией) в отношении начальника цеха ходовых частей следует, что последний не контролировал выполнение мастерами инструкции по применению установки, чем совершил деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Приведенные причины привели к несчастному случаю с дочерью истицы со смертельным исходом.

В силу п. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации морального вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Как отмечается в решении, суд «полагал», что истица пережила огромные нравственные страдания в связи с потерей единственной дочери; неизгладимой является боль утраты близкого человека; для матери смерть дочери в любом возрасте является огромным горем. Между тем, назначенная судом к взысканию в пользу истицы в качестве компенсации морального вреда сумма в 15 тыс. рублей явно несоразмерна нравственным страданиям, испытываемым истицей в связи со смертью единственной дочери.

Так как при этом суд не учел, что ответчик – это юридическое лицо, которое должно обеспечить безопасность людей при нахождении на территории предприятия, по изложенным основаниям президиум краевого суда удовлетворил протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ и вынес новое решение об удовлетворении исковых требований заявительницы в полном объеме[3].

Приведенный пример является наглядным подтверждением того, что верному научно-практическому решению проблем применения принципа разумности должно предшествовать установление его сущности. Как справедливо заметил , «для того, чтобы решить дело на основе…разумности…, нужно этот смысл, разумность…раскрыть…, иначе никому не будет ясно, на каком основании принято решение»[4].

На наш взгляд, сущность принципа разумности в гражданском судопроизводстве заключается в необходимости сбалансированного учета судом интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданском судопроизводством.

Подтверждением справедливости приведенного заключения являются, прежде всего, данные общетеоретической науки. Согласно таковым идея разумности возникла в представлении людей на основе поиска некоего противоядия абсолютной свободе человека, нередко ведущей к причинению вреда, как себе, так и другим лицам.

Данная идея была претворена в жизнь путем очерчивания границ свободы человека правом (законом) [5].

Из сказанного следует, что свобода в рамках границ права (закона), – это разумная свобода, а границы самого права (закона) – это и границы разумного, устанавливаемые законодателем в целях сохранения баланса в интересах индивидов и власти[6].

В гражданском судопроизводстве соблюдение показанного баланса обеспечивается посредством закрепления в отдельных статьях ГПК РФ, допускающих свободу усмотрения, обязанности суда руководствоваться принципом разумности.

Дело в том, что в законе не всегда возможно определить четко фиксированные сроки совершения процессуальных действий, конкретные размеры компенсаций за потерю времени, оплату услуг представителей и др., так как многое зависит от специфики гражданского дела (индивидуализации, учета особых условий).

Решение таких вопросов отдается законодателем на усмотрение суда, предоставляя ему практически полную свободу усмотрения.

Вместе с тем свобода в гражданском судопроизводстве не может быть безграничной, поскольку применение усмотрения всегда затрагивает как интересы лиц, заинтересованных в исходе дела (истцов, ответчиков, третьих лиц, заявителей по делам особого производства и др.), так и интересы правосудия в целом (ст. 2 ГПК РФ).

Однако, осуществляя безграничное усмотрение, судья может, либо учесть эти интересы, либо пренебречь ими, или учесть в качестве неких самодовлеющих начал. К примеру, в интересах процессуальной экономии и оперативного рассмотрения дел судья может определить срок совершения процессуального действия, в течение которого лицо, как описывали еще в римском праве, будет продолжать путь и днем и ночью, невзирая на погоду либо же, наоборот, – «передвигаться с прохладцей»[7], затягивая срок всего судебного разбирательства.

Полагаем, что подобного рода временные ограничения не отвечают ни интересам правосудия, деятельность которого направлена на осуществление прав и свобод граждан, ни интересам лиц, которым они определены, т. к. чаще всего связаны с не желаемыми затратами материального и морального плана.

Таким образом, в целях недопущения возможных злоупотреблений, свобода судейского усмотрения не должна быть беспредельной, т. е. должна быть очерчена границей, хотя бы и не жесткой, а всего лишь ориентирующей.

Такой ориентирующей границей, пределом свободы усмотрения судей в гражданском процессе и выступает принцип разумности, являющейся несомненной гарантией соблюдения прав, свобод и законных интересов граждан.

Нельзя не отметить и то, что после закрепления в ГПК принципа разумности российские суды (судьи) стали больше обращаться к нравственной стороне рассматриваемых дел.

Так, например, назначая разумный срок для совершения отдельного процессуального действия, судье следует учитывать личностные характеристики лиц, для которых он устанавливается, – возраст, имущественное положение и др.

, а также объективные обстоятельства, например, удаленность суда от места совершения необходимого процессуального действия, сложность и характер выполняемого действия, погодные условия и другие.

Полагаем, что решению проблем применения принципа разумности в деятельности судов, будет способствовать соответствующее нормативное закрепление данного начала в отдельной норме в ГПК РФ.

Законодательную формулировку принципа разумности, по нашему мнению, целесообразно изложить в следующей редакции:

«Статья 12.1. Разумность правосудия

Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе принципа разумности, то есть сбалансированного учета прав, свобод и законных интересов всех участвующих в деле и иных лиц, а также целей, стоящих перед гражданским судопроизводством».
[1] Далее – ГПК РФ.

[2] Далее – ГК РФ.

[3] См.: Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 7. С. 22.

[4] Становление и развитие судебной власти в Российской федерации. М., 200. С. 199.

[5] Идея разумного законодательства – еще античная идея, возникшая в рамках полисного мировоззрения и возрожденная в новое время. См. например: Восхождение к праву. Поиски и решения. М., 2001. С. 580-581; Идея правового государства: История и современность. СПб., 1993. С. 4-5.

[6] См.: Указ. раб. С. 224-226; Борьба за право. М., 1991. С. 8.

[7] См.: Римское частное право: Учебник / Под ред. , . М., 1997. С. 254.

Источник: https://pandia.ru/text/77/324/49114.php

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.