Признаки субъекта преступления в уголовном праве

Уголовное право. Курс лекций

Признаки субъекта преступления в уголовном праве

Субъектом преступления по уголовному праву признается лицо, совершившее запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) и способное нести за него уголовную ответственность.

Субъект преступления — это один из элементов состава преступления, без которого уголовная ответственность невозможна.

Кто же может быть субъектом преступления? Каковы признаки субъекта? Физическое лицо, совершившее преступление, способно нести за содеянное уголовную ответственность, если оно обладает следующими признаками:

  • вменяемостью;
  • достигло установленного уголовным законом возраста.

Положение о том, что субъектом преступления может быть лишь физическое лицо, вытекает из ряда статей УК РФ. Так, в ст. 11-13 УК РФ говорится о том, что субъектами преступления и уголовной ответственности могут быть граждане РФ, иностранные граждане и лица без гражданства.

Ограничение круга возможных субъектов преступления физическими лицами означает, что субъектами преступления не могут быть юридические лица, т.е. предприятия, учреждения, организации, партии. Этот вопрос решен на законодательном уровне (в новом УК РФ) традиционно для отечественного уголовного права.

Однако в теоретическом плане проблема ответственности юридических лиц в уголовном праве остается дискуссионной.

Дело в том, что с течением времени развитие научно-технического и социального прогресса заставляет нас отказываться от многих привычных представлений. По этой же причине перед нами нередко возникают неожиданные вопросы, отвечать на которые хотя и крайне трудно, но необходимо.

В сфере уголовного права один из таких сложных вопросов — уголовная ответственность юридических лиц. Как было отмечено, классическим принципом уголовного права является принцип личной ответственности виновного, т.е.

ответственности лишь вменяемого, достигшего определенного возраста физического лица, совершившего запрошенное уголовным законом преступное деяние. Этот принцип, бесспорно, является одним из самых важных завоеваний человечества на его пути к цивилизации, прогрессу и демократии. Провозглашен он был еще в конце XVIII в.

в ходе Великой французской революции. Данный принцип вытеснил существовавшее до этого общее представление об уголовной ответственности как ответственности не только за виновное совершение преступления, но и за причинение любых опасных и вредных последствий, сложившееся в феодальную эпоху.

Последние же могли быть причинены и невменяемыми, и животными, и даже неживыми предметами (известно, например, что в России в 1553 г. был осужден за государственное преступление церковный колокол, «призывавший» народ к восстанию в Угличе; мятежный колокол был наказан кнутом и сослан в Сибирь).

В рамки такого понимания уголовной ответственности органически вписывалась и ответственность юридических лиц (например, во Франции в XVII в. предусматривались уголовные наказания за преступления, совершенные корпорациями и общинами).

Тем не менее в более поздние времена ответственность юридических лиц была восстановлена, например, в американском уголовном праве.

Вначале (на стыке прошлого и нынешнего веков) это было сделано в сфере хозяйственного уголовного права для борьбы с преступной деятельностью синдикатов и трестов. Разумеется, в этом случае соответствующая корпорация, признаваемая виновной, не лишалась свободы, а приговаривалась к штрафу.

Позднее в уголовном законодательстве США была предусмотрена уголовная ответственность общественных организаций, также наказываемых штрафом в рамках уголовного процесса.

Наша правовая теория безапелляционно квалифицировала такие уголовно-правовые установления как антидемократические, вызванные кризисом буржуазной законности. Однако в этот идеологический спор вмешались экологические проблемы, серьезно воспринятые в нашей стране лишь после Чернобыля.

Запад (особенно Европа) опережал нас как в понимании экологической проблемы в целом, так и в способах правового реагирования на нее.

Уголовно-правовые санкции, применяемые за эти преступления, призваны были сделать экономически невыгодным занятие экологически вредной производственной или иной деятельностью для всех работников соответствующего предприятия, а не только для его хозяина и управленческого персонала.

Штрафные санкции, применяемые к юридическим лицам, способны реализовать эту идею, а штрафы, применяемые к физическим лицам, — нет (в силу их существенного различия в размерах). Европейские страны задумались над этим еще в 1970-х гг. Так, в 1978 г.

Европейский комитет по проблемам преступности Совета Европы рекомендовал законодателям европейских государств встать на путь признания юридических лиц субъектами уголовной ответственности за экологические преступления. Эта рекомендация уже реализована в законодательстве ряда европейских стран (например, Англии и Франции). Такая же рекомендация содержится и в решениях периодически проводимых Конгрессов ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (в том числе и Каирского 1996 г.).

Следует отметить, что на эти рекомендации уже откликнулось наше административное право. Еще в соответствии с Законом РСФСР от 19 декабря 1991 г. №2060-1 «Об охране окружающей природной среды»1Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. № 10. Ст. 457 (утратил силу).

такие административно-правовые санкции, как штрафы, могли налагаться не только на должностных лиц и отдельных граждан, но и непосредственно на предприятия и организации, виновные в совершении экологических правонарушений.

Уголовное же право по этому поводу пока молчит.

В чем мог бы состоять положительный эффект реализации европейских рекомендаций? Скептики обычно говорят, что можно установить предельно высокие штрафы в отношении конкретных виновников экологического преступления. Однако естественно, что возможность их выплаты у физических и юридических лиц сильно отличается.

Часто «штрафную» проблему предлагают решить в рамках административного права, устанавливая в соответствующих нормах сколь угодно большие по размеру штрафы.

Однако очевидно, что административно наказуемое экологическое правонарушение не может быть уравнено по степени общественной опасности, а проще говоря, по степени тяжести возможных или уже наступивших последствий с экологическим преступлением.

Доводом против предлагаемого решения является и то, что в настоящее время специально уполномоченные органы в области охраны природы могут принять решение об ограничении или приостановлении деятельности предприятий и иных объектов, если их деятельность является экологически вредной (например, с превышением лимитов выбросов и сбросов загрязняющих веществ). Но почему же такая санкция не может быть применена судом в рамках уголовного процесса? Уж если мы говорим о законности, о правовых началах борьбы с экологическими преступлениями, то уровень законности в уголовном процессе на несколько порядков выше, чем в административном. Следует учитывать и возможность возмещения ущерба, причиненного окружающей среде, в порядке гражданского иска в рамках уголовного процесса. И в этом случае права потерпевших от экологического преступления (человек, общество и природа) будут куда надежнее защищены, чем при другой форме судебного или иного производства.

Что толку от того, что в результате чернобыльской трагедии несколько конкретных ее виновников были осуждены к длительным срокам лишения свободы? Что проку было бы в том, если бы мы успели препроводить в места не столь отдаленные двух-трех руководителей бывшего Минводхоз СССР за то, что строительство так называемых оросительных каналов привело к засолению десятков тысяч гектаров пахотной земли? А вот если бы за преступные опыты по переделыванию природы в рамках уголовного процесса была бы установлена вина организации (Минводхоза СССР как такового) и ее деятельность по приговору суда была бы приостановлена, а сама организация распущена или запрещена (может быть, вместе с соответствующими проектными институтами, разрабатывавшими свои преступные в экологическом смысле проекты), проку было бы куда больше.

Конечно, поднятый здесь вопрос касается не только экологических преступлений. Рынок и рыночные отношения едва ли не неизбежно приведут нас и к ответственности корпораций за хозяйственно-экономические преступления.

Возвращаясь же к проблеме уголовной ответственности юридических лиц в целом, зададимся вопросами: как же быть с классическими принципами уголовного права? Неужели придется поступиться ими? Переоценить и отказаться от них? Делать этого не следует.

Как отмечалось, ответственность юридических лиц вполне может сосуществовать с принципом личной виновной ответственности и дополнять его.

В теории уголовного права предложения о возможности признания юридического лица субъектом преступления стали всерьез обсуждаться с 1991 г.

Положительно этот вопрос был решен и в обоих предварительных проектах уголовного кодекса, положенных в основу нового УК РФ».

Однако при обсуждении и ании проекта в первом чтении в Государственной Думе данное предложение не прошло, и новый УК РФ в этом отношении остался на прежних позициях.

Субъектом преступления должно быть обязательно вменяемое лицо, т.е. способное осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить ими. Лица невменяемые (ст. 21 УК РФ), лишенные такой способности вследствие расстройства психики, не могут быть субъектами преступления.

Вместе с тем очевидно, что даже у психически здорового человека указанная способность сознания и воли возникает только по достижении определенного возраста. В связи с этим уголовный закон устанавливает определенный возраст (ст.

20 УК РФ), по достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершенное преступление.

Указанные три признака являются общими юридическими признаками субъекта преступления. Они являются обязательными признаками любого состава преступления, и отсутствие одного из них означает отсутствие в деянии состава преступления.

Вместе с тем в ряде случаев в Особенной части УК РФ предусматривается ответственность лиц, обладающих кроме общих еще и дополнительными признаками, характеризующими субъекта соответствующего преступления. Например, субъектом преступлений против военной службы (ст.

331 УК РФ) могут быть только военнослужащие, проходящие воинскую службу по призыву или контракту, а также граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов и некоторые другие лица. Эти дополнительные признаки превращают соответствующее лицо в специального субъекта преступления.

Субъектом государственной измены может быть лишь гражданин РФ (ст. 275 УК РФ).

От понятия субъекта преступления необходимо отличать понятие личности преступника. И то и другое понятие относятся к одному и тому же лицу — лицу, совершившему преступление. Однако содержание этих понятий и главное — их юридическое (уголовно-правовое) значение не совпадают.

Как уже отмечалось, субъект преступления — это совокупность тех признаков, без которых нет и не может быть либо никакого состава преступления (общие признаки), либо определенного состава преступления (признаки специального субъекта преступления).

Отсутствие любого из этих признаков означает и отсутствие в конкретном случае состава преступления, а следовательно, и непривлечение лица к уголовной ответственности.

В отличие от этого признаки личности преступника не сводятся к признакам состава преступления. Например, социально-психологические и биологические признаки лица, совершившего преступление, не охватываются конструкцией состава преступления.

Проблема личности преступника изучается криминологией с привлечением методов и методик самых различных наук — как изучающих социальные явления, так и естественных наук (медицины, биологии, в том числе и генетики, и т.п.).

В криминологии признаки личности принято сводить к трем основным компонентам:

  • социальному статусу личности, что определяется принадлежностью лица к определенной социальной группе (или классу) и социально-демографической характеристикой (пол, возраст, образование, семейное положение и т.п.);
  • социальным функциям (роли) личности, включающим совокупность видов деятельности лица в системе общественных отношений как гражданина, члена трудового коллектива, семьянина и т.д.;
  • нравственно-психологической характеристике личности, отражающей ее отношение к социальным ценностям и выполняемым социальным функциям (например, случайные, профессиональные преступники и т.п.).

Признаки личности преступника также могут иметь уголовно-правовое значение, влияя в ряде случаев на индивидуализацию наказания либо на освобождение от него. Так, личность виновного учитывается при определении вида и размера наказания (ст. 60 УК РФ), в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих наказание (ст.

61, 63, 64 УК РФ), при решении вопроса об условном осуждении (ст. 73 УК РФ), при решении вопроса об освобождении от наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ). Однако признаки личности (в отличие от признаков субъекта преступления) могут и не иметь уголовно-правового значения.

Так, для большинства преступлений безразличным является пол виновного, его возраст в рамках совершеннолетия, его образование и род занятий. Все эти признаки, как правило, не влияют на уголовную ответственность и наказание.

Для криминологической же характеристики как преступлений, так и лиц, их совершающих, эти признаки не только не безразличны, но имеют важное значение. Именно с учетом этих признаков могут быть, например, определены меры предупреждения соответствующих преступлений.

Источник: https://isfic.info/ugkurs/naumov30.htm

Субъект преступления

Признаки субъекта преступления в уголовном праве

Субъект преступления – третий элемент состава преступления, содержание этого элемента носит субъективный характер и относится к лицу, которое совершило общественно опасное деяние и имеет все признаки для привлечения его к уголовной ответственности.

Несмотря на то, что в уголовном законе термин «субъект преступления» отсутствует, в УК РФ устанавливаются критерии, которые позволяют решать вопрос о наличии или отсутствии в составе преступления такого элемента, как субъект преступления. Так, в соответствии со ст.

19 УК РФ «уголовной ответственности подлежит только вменяемое физическое лицо, достигшее возраста, установленного настоящим Кодексом». В данной уголовно-правовой норме приведены признаки так называемого общего субъекта преступления:

  1. физическое лицо;
  2. вменяемость;
  3. достижение возраста уголовной ответственности.

Таким образом, субъектом преступления является виновное лицо, совершившее общественно опасное деяние, запрещенное одной из норм Особенной части УК РФ и обладающее указанными обязательными признаками.

В ст. 19 УК РФ определено, что субъектом преступления может быть только человек – физическое лицо. Юридические лица, неодушевленные предметы, поведение животных субъектом преступления российским уголовным законодательством не рассматриваются.

Для уголовно-правовой оценки совершенного деяния значение имеют особенности личности физического лица, которые позволяют определить возможность привлечения такого лица к уголовной ответственности либо индивидуализации, т.е.

определить вид и размер уголовной ответственности, выступать в качестве смягчающих или отягчающих ответственность при назначении наказания и при освобождении виновного от уголовной ответственности или от наказания.

Понятие невменяемости

Обязательным условием уголовной ответственности физического лица является его вменяемость, т. е. способность человека понимать характер своего поведения и руководить своими действиями.

Лицо, которое в момент совершения преступления находилось в состоянии невменяемости и потому не отдавало отчета в своих поступках или не руководило ими, не может признаваться в качестве субъекта преступления.

Вменяемость – это такое состояние психики человека, которое характеризуется способностью осознавать фактический общественно опасный характер своих действий (бездействия) либо руководить ими (ст. 21 УК РФ).

Осознание (понимание) и воля (способность руководить своим поведением) – два психологических параметра, характеризующих психическое здоровье человека или, наоборот, болезненное его состояние, напрямую связаны с возможностью наступления уголовной ответственности.

Уголовный закон (ст. 21 УК РФ) приводит понятие и условия невменяемости: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т. е.

не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понимание невменяемости, данное законодателем, складывается из двух критериев, которые в теории уголовного права называются юридическим и медицинским.

Юридический критерий позволяет следователю, дознавателю, судье с учетом медицинского критерия определить, способен ли был правонарушитель в момент совершения общественно опасного деяния отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими.

Юридический критерий невменяемости включает в свое содержание два признака: интеллектуальный, который выражается в неспособности лица отдавать себе отчет в своих действиях, и, волевой, который выражается в неспособности руководить своим поведением.

Медицинский критерий невменяемости предполагает наличие у лица психического расстройства (болезни) вследствие хронического психического расстройства, слабоумия, иного болезненного состояния психики.

К хроническим психическим расстройствам относятся трудноизлечимые болезни затяжного характера, связанные с периодическим или постоянным нарастанием болезненных процессов и не поддающиеся полному излечению: паранойя, шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, прогрессирующее слабоумие и др.

Временное психическое расстройство – заболевание, которое протекает относительно недолго и может заканчиваться выздоровлением больного.

Это белая горячка, алкогольный психоз, патологическое опьянение (отличать от опьянения физиологического), патологический аффект и др.

Лицо, совершившее преступление в состоянии физиологического опьянения, вызванное употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит в соответствии со ст. 23 УК РФ уголовной ответственности на общих основаниях.

Под слабоумием понимается ослабление психической деятельности мозга либо серьезное ухудшение интеллектуальных способностей личности. Проявляется слабоумие в различных формах: дебильность (легкая степень слабоумия), имбецильность (средняя степень слабоумия) и идиотия (глубокая и обширная степень слабоумия).

К иным болезненным состояниям психики, в том числе не исключающим вменяемость (ст.

22 УК РФ), относятся различные по тяжести временные расстройства психики: острые бредовые и галлюцинаторные состояния, которые могут быть вызваны описанными инфекциями, отравлениями или тяжелыми травмами; наркотизация в период абстиненции; лунатизм и другие состояния, выявляемые с помощью психиатрических и психологических методик и определяющие возможность установления невменяемости или психических расстройств, не исключающих вменяемость (иногда называемая «ограниченная вменяемость»). В соответствии со ст.ст. 21 и 22 УК РФ к таким лицам могут применяться принудительные меры медицинского характера на условиях и в порядке, определенных гл. 15 УК РФ.

Для признания лица невменяемым достаточно наличия хотя бы одного юридического и одного медицинского критерия. Вопрос о вменяемости или невменяемости лица решается только по отношению к конкретному им совершенному деянию на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы.

Лицо, совершившее преступление, будучи вменяемым, а затем заболев психическим заболеванием в период расследования или судебного разбирательства, невменяемым не признается. Вместе с тем состояние его здоровья не позволяет применять меры уголовного наказания.

В таких случаях предпринимаются соответствующие меры медицинского характера, и наказание назначается после выздоровления.

При этом уголовное дело приостанавливается до выздоровления обвиняемого либо, если болезнь признана неизлечимой, прекращается, а лицо освобождается от наказания.

Лицо, у которого наступило расстройство психики в период отбывания наказания, направляется для лечения в медицинские учреждения Федеральной службы исполнения наказания РФ, срок лечения при этом засчитывается в срок наказания. Результаты лечения и характер заболевания позволяют суду решить вопрос о дальнейшем исполнении наказания либо об освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания.

Возрастные признаки субъекта преступления

Возраст уголовной ответственности, как признак субъекта преступления, определяется на основе данных подростковой психологии.

В основу критериев такой ответственности положены возрастные особенности как малолетних, так и несовершеннолетних, связанные с накоплением ими жизненного опыта, с формированием правосознания, что к достижению возраста восемнадцати лет, а в ряде случаев гораздо раньше дает им возможность осознавать и осмысленно выбирать в жизненных ситуациях непреступные формы поведения.

Возраст, с которого наступает уголовная ответственность, – шестнадцать лет (ч. 1 ст. 20 УК РФ).

Устанавливая возрастные границы уголовной ответственности, законодатель исходит из того, что и в более раннем возрасте несовершеннолетние способны вполне осознавать уголовно-правовые запреты, связанные с посягательствами на личность, собственность и др.

И поэтому в ряде случаев предполагается наступление уголовной ответственности с четырнадцатилетнего возраста. В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ, лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать лет, подлежат уголовной ответственности за убийство (ст. 105 УК РФ), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст.

111 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), похищение человека (ст. 126 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК РФ), кражу (ст. 158 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ст.

163 УК РФ), неправомерное завладение автомобилем или транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УК РФ), умышленное уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 167 УК РФ), терроризм (ст. 205 УК РФ), захват заложника (ст. 206 УК РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.

207 УК РФ), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ч.ч. 2 и 3 ст. 213 УК РФ), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 УК РФ), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229 УК РФ), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст.

214 УК РФ). Эти двадцать статей Уголовного кодекса составляют исчерпывающий перечень, который не может быть расширен.

Если несовершеннолетний достиг возраста, с которого наступает уголовная ответственность, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер или общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить ими, он не подлежит уголовной ответственности (ч. 3 ст. 20 УК РФ). В случае, если несовершеннолетний совершает какое-либо преступление по неосторожности, кроме неосторожного причинения смерти, уголовная ответственность наступает только с шестнадцати лет. Следует иметь ввиду, что малолетний ребенок, не достигший возраста 14 лет, уголовной ответственности не подлежит. В ст. 20 УК РФ, установлено два возрастных порога уголовной ответственности (достижение 14 или 16 лет), но следует сказать также и о том, что предполагается еще один возрастной порог – достижение восемнадцати лет. Этот возраст является одним из признаков, характеризующих специальный субъект.

Специальный субъект преступления

Специальный субъект преступления – это лицо, которое, кроме общих признаков субъекта, характеризуется дополнительными специфическими признаками и свойствами.

Дополнительные характеристики специального субъекта содержатся в нормах Особенной части УК РФ, к ним могут относиться достижение определенного возраста, служебное положение, выполнение профессиональных функций или обязанностей лицом, состояние родства, пол и т. п.

Иногда признаки специального субъекта прямо указаны в конкретной норме Особенной части УК РФ, иногда такие признаки не указываются, но путем толкования их можно уяснить. Так, например, в диспозиции ст.

124 УК РФ «Неоказание помощи больному» не обозначаются признаки специального субъекта, но указывается на обязанность того лица по закону или по специальному правилу эту помощь оказывать. Такая обязанность в соответствии с клятвой Гиппократа и нормативными правовыми актами возлагается на медицинских работников любой специальности.

Следовательно, субъект данного преступления имеет специальный дополнительный признак – обязанность (а не право) оказывать медицинскую помощь больному.

По своему содержанию и характеру признаки специального субъекта весьма разнообразны. Они могут быть классифицированы следующим образом:

  1. по признаку гражданства: гражданин Российской Федерации (ст. 275 УК РФ), иностранный гражданин и лицо без гражданства (ст. 276 УК РФ);
  2. по демографическому признаку: полу – мужчина (ст. 131 УК РФ); женщина (ст. 132 УК РФ);
  3. возрасту: совершеннолетние (ст. 150 УК РФ);
  4. по признаку семейных, родственных отношений: родители (ст. 151 УК РФ);
  5. по служебному положению:
    • должностные лица, лица, занимающие государственные должности Российской Федерации, или субъекта Российской Федерации, или главы органа местного самоуправления (ст. 285 УК РФ);
    • лица, осуществляющие правосудие: судья, эксперт, судебный пристав, судебный исполнитель, иное лицо, участвующее в отправлении правосудия (ст. 295 УК РФ);
    • военнослужащий (ст. 335 УК РФ);
    • лица, входящие в состав караула (вахты) (ст. 342 УК РФ);
    • лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации независимо от форм собственности, а также некоммерческой организации, не являющейся государственной или муниципальной (ст. 210 УК РФ);
    • медицинские работники (ст. 123 УК РФ);
    • работники железнодорожного, воздушного, морского или речного транспорта (ст. 263 УК РФ);
    • водители автомобиля, трамвая, иного механического транспортного средства (ст. 264 УК РФ) и т. п.

При квалификации преступлений установление признаков специального субъекта необходимо так же, как и установление признаков общего субъекта преступления, поскольку в совокупности они могут служить одним из оснований уголовной ответственности или быть положены в основу дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности виновных лиц.

Источник: https://be5.biz/pravo/u007/9.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.