Признание доказательства недопустимым

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательства недопустимым

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии

Признание доказательств недопустимыми на предварительном следствии, на практике не производится.

Адвокатская практика показывает, что следователи ( дознаватели) повсеместно отказывают в удовлетворении ходатайство обвиняемых о признании доказательств недопустимыми, даже при наличии обоснованных сомнений в допустимости доказательств и фактически перекладывают решение этого вопроса на суд.

Признать доказательства недопустимыми по собственной инициативе следственным органам не приходит в голову. Большая редкость признание доказательства недопустимым постановлением прокурора. В чем причина такого положения дел, кроме известного обвинительного уклона в уголовном процессе? 

Недопустимости доказательств посвящена ст.75 УПК   РФ, которая содержит понятие недопустимых доказательств и закрепляет  невозможность их использования в процессе доказывания по уголовному делу. Часть 2 этой нормы к недопустимым доказательствам относит:

— показания подозреваемого, обвиняемого в отсутствие защитника;

— показания свидетеля, потерпевшего основанные на догадках и предположениях, а так же без указания  источника своей осведомленности;

-иные доказательства, полученные с нарушением закона.

Два первых частных случая отнесения доказательств к недопустимым, достаточно ясны. На практике наибольшую проблему вызывает оценка допустимости «иных доказательств». В первую очередь необходимо уяснить: всякое ли отступление от предписаний закона, в т.ч.

самое минимальное, по формальным основаниям следует приравнивать к нарушению нормы уголовно-процессуального закона, либо в подобных ситуациях к оценке нарушений стоит подходить индивидуально? Во избежание ошибок при оценке допустимости доказательства не требуется ли предусмотреть в законе перечень нарушений процессуальных норм, само наличие которых будет являться безусловным основанием для признания доказательства недопустимым.

 Законодатель  очень широко и неопределенно сформулировал критерии недопустимых доказательств. Поэтому на практике на протяжении многих лет ориентиром в толковании закона стал анализ конкретных уголовных дел и судебной практики в целом, проводимый Верховным Судом по фактам признания доказательств недопустимыми.

Однако правильно применять закон, руководствуясь лишь анализом имеющегося и получившего соответствующие оценки практического опыта, невозможно, поскольку в основе любой практики должна лежать ясная и четкая позиция руководства законом.

Поэтому целесообразно включить в УПК РФ перечень нарушений процессуальных норм, являющихся безусловными основаниями для признания доказательства недопустимым, сохранив в то же время и п. 3 ч. 2 ст.

75 УПК РФ, позволяющий правоприменителю по своему усмотрению, исходя из конкретных обстоятельств дела, исключить из числа допустимых и иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.

Судебная практика идет по пути признания недопустимыми доказательства полученные с существенным нарушением УПК РФ. Но любой адвокат может назвать не одно уголовное дело в котором и существенные нарушения УПК не влекли признание их недопустимыми.

Исходя из содержания ч. ч. 3 и 4 ст.88 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель должны оформить свое решение о признании доказательства недопустимым в процессуальном документе.

Если речь идет о ходатайстве, поступившем от подозреваемого, обвиняемого следователю или дознавателю, то оно разрешается по общим правилам рассмотрения заявленных им ходатайств, предусмотренных главой 15 УПК РФ.

Порядок же признания доказательства недопустимым прокурором, конкретными нормами УПК РФ вообще не предусмотрен, и, соответственно, процедура принятия такого важного процессуального решения не определена. Пробел процессуальных норм не позволяет четко представить механизм осуществления прокурором права признать доказательство недопустимым.

По этой самой причине правоприменителям остается непонятным, во-первых, может ли прокурор истребовать для этого находящееся в производстве следователя или дознавателя уголовное дело и, соответственно, вправе ли он принять решение об исключении доказательства из числа допустимых еще в момент расследования, или же такое решение прокурор может принять только при получении уголовного дела с обвинительным заключением (актом) по завершении предварительного расследования; во-вторых, каковы сроки и порядок рассмотрения подобного рода ходатайства; в-третьих, в каком процессуальном акте должно быть отражено решение прокурора по этому вопросу.

Порядок признания судом доказательства недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе установлен ст. ст. 234 и 235 УПК РФ. Причем состоящая из семи частей ст.

235 УПК РФ полностью посвящена процедуре рассмотрения судом ходатайства об исключении доказательства, а ч.

7 указанной статьи содержит принципиальное положение о том, что при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

Естественно, что это правило действует только в отношении доказательств, исключенных судом на предварительном слушании. В отношении же восстановления юридической силы доказательств, признанных недопустимыми прокурором, следователем, дознавателем, этот вопрос остается открытым, поскольку законом он не урегулирован.

Явный акцент в законе на решение вопроса о недопустимости доказательств именно судом представляется не совсем обоснованным.

Другая немаловажная проблема в этом вопросе- это  неравнозначный подход закона к реализации прав участников уголовного процесса в части возможности заинтересованных лиц повлиять на формирование доказательственной базы.  Почему-то  законодатель наделил правом заявлять ходатайства о признании доказательств недопустимыми только подозреваемых и обвиняемых.

 Очевидно, что в большинстве случаев от имени подозреваемого, обвиняемого такое ходатайство будет составлять адвокат. Однако, прямого законодательного закрепления такого права у защитника нет, оно лишь вытекает из ст.53 УПК РФ дающая право защитнику заявлять ходатайства.

 Кроме этого, в деле есть и другая заинтересованная в собирании доказательств сторона — потерпевший.

Заявлять ходатайство суду (начиная с предварительного слушания) об исключении любого доказательства из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве, в соответствии с ч. 1 ст. 235 УПК РФ и ч. 1 ст.

271 УПК РФ имеют право обе стороны, а следовательно, потерпевший, его законный представитель и представитель.

Почему же указанные участники уголовного процесса должны откладывать момент заявления ходатайства о признании доказательства недопустимым как минимум до предварительного слушания в суде, поскольку они лишены возможности заявить его ранее в процессе предварительного расследования следователю или дознавателю, либо прокурору при получении им уголовного дела с обвинительным заключением ( обвинительным актом)?

По-видимому, имеется практическая необходимость уточнения процессуального закона в этой части уголовного процесса.

Источник: https://pershickow.ru/priznanie-dokazatelstv-nedopustimymi-na-predvaritelnom-sledstvii/

Проблемы и последствия признания доказательств недопустимыми

Признание доказательства недопустимым

Беленко, А. А. Проблемы и последствия признания доказательств недопустимыми / А. А. Беленко, П. А. Смыкова. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 1 (8). — С. 40-42. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3831/ (дата обращения: 18.11.2020).



На сегодняшний день, в условиях демократического государства особое внимание стало уделяться развитию институту доказывания в уголовном процессе. Актуальным аспектом данного института выступают проблемы допустимости доказательств. Допустимость доказательств по своей природе выступает как некое средство охраны и защиты человека и общества.

Уголовно-процессуальное законодательство [1] повышает требования к реализации принципа законности, тем самым устанавливая, что доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального кодекса, являются недопустимыми (ст.

75 УПК). Использование недопустимых доказательств запрещается. Кроме этого, такие доказательства не будут служить основанием для обвинения, и использоваться в целях доказывания каких-либо обстоятельств, при производстве по уголовному делу.

Законодатель говорит о том, что доказательства признаются недопустимыми по ходатайству подозреваемого и обвиняемого, а также по инициативе прокурора, следователя и дознавателя (ч.3 ст.88 УПК РФ). Как правило, факт того, что доказательства, которые получены по уголовному делу, по какому-либо основанию будут являться недопустимыми, не решает данный вопрос в целом.

Практика по уголовным делам, которая реализует положение о недопустимости доказательств, сталкивается с рядом проблем, чаще всего возникающих из-за пробелов в уголовно-процессуальном законодательстве.

Законодатель в статье 75 УПК РФ одним из оснований для признания доказательств недопустимыми устанавливает, что недопустимыми являются доказательства, которые были получены с иными нарушениями требований УПК РФ, но при этом не определяет конкретных признаков нарушений, которые позволяли бы оценивать доказательства, как недопустимые.

При анализе практики применения данного института можно заметить, что из-за такой законодательной регламентации признание доказательств недопустимыми в случае иных нарушений действующего законодательства, вызывает проблемы на практике.

К недопустимым доказательствам законодатель относит: показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде; показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности; предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 Уголовно-процессуального Кодекса; иные доказательства, полученные с нарушением требований Уголовно-процессуального кодекса.

Позиция Конституционного Суда РФ заключается в том, что в соответствии с УПК РФ устранение дефектных с процессуальной точки зрения доказательств должно осуществляться во время предварительного слушания.

Но иногда, случается так, что несоответствие доказательств требованиям закона не является очевидным и требует проверки при помощи других доказательств, и тем самым, допускается перенос рассмотрения вопроса о допустимости указанных доказательств в последующие этапы уголовного судопроизводства.

Аналогичной позиции придерживается и Пленум Верховного Суда РФ, который говорит о том, что суд, при решении вопросов о недопустимости доказательств по уголовному делу, должен по каждому конкретному случаю выяснять, в чем конкретно выражалось нарушение.

Комментируя историю появления данного положения, бывший заместитель Председателя Верховного Суда РФ А. Е.

Меркушов отметил, что такое разъяснение было сформулировано по многочисленным предложениям судов, поскольку во многих случаях «исключительно по формальным основаниям доказательство признавалось судом недопустимым и не выяснялось, в чем же конкретно выразилось нарушение. В результате ущемлялись конституционные права граждан, потерпевших от преступлений» [3].

Стоит также обратиться к Постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» [2].

В данном нормативном акте говорится о том, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции Российской Федерации), а также выполнения требований ст.

75 УПК РФ, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

В постановлении разъясняется что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также, если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

Хотелось бы отметить тот факт, что на практике довольно часто встречаются случаи когда доказательства представлены с соблюдением всех установленных требований уголовно-процессуального законодательства, но получены они в ходе грубого нарушения некоторых конституционный прав человека и гражданина, то есть, при собирании таких доказательств к лицам, которые причастны к данному уголовному делу применялись различного рода действия, запрещенные законодательством, но процессуальное оформление таких действий оформляются по всем требованием уголовно-процессуального законодательства. В качестве примера можно привести случай применения психологических пыток сотрудниками РУВД Советского района г. Казани, совершенные в начале 2018г. Данные лица на протяжении достаточно долгого времени применяли к задержанным пытки, но при этом, сотрудниками правоохранительных органов были соблюдены все требования УПК РФ при оформлении следственных действий. Потерпевшим наносились удары, которые, при проведении соответствующих экспертиз, довольно сложно было установить и, соответственно, доказать. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме. И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления. Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина. На основании вышесказанного можно сделать вывод о том, что, несмотря на нарушение конституционный прав граждан, данными лицами были соблюдены все процессуальные требования к форме. И доказательства признавались допустимыми до момента установления данного должностного преступления. Естественно, имелся факт утаивания подробностей сотрудниками РУВД. Наличие подобных преступлений говорит о несоответствиях норм уголовно-процессуального закона в части признания доказательств недопустимыми, так как имеют место нарушения конституционных прав человека и гражданина. Подводя итоги следует сказать, что институт доказывания и доказательств в Уголовном процессе является достаточно дискуссионным предметом. Тем самым вопрос о допустимости доказательств является один из важнейших в теории и практике доказывания, он тесно связан с задачами охранительного типа судопроизводства, принципом охраны прав и свобод личности в уголовном процессе.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3831/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.