Признание протокола допроса недопустимым доказательством

Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми – Адвокаты по наркотикам

Признание протокола допроса недопустимым доказательством

О ПРОЦЕССУАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ ПРИЗНАНИЯ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ НЕДОПУСТИМЫМИ

Статья посвящена проблемам процессуального порядка признания доказательств недопустимыми в судебном следствии.

В силу ч. 1 ст. 75 УПК РФ, «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса».

Фактически ст. 75 УПК РФ призвана предупредить нарушения и ошибки, которые были допущены органом предварительного следствия в ходе расследования уголовного дела. В данной статье речь идет о процессуальном порядке признания доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Не всегда суды выполняют требования закона при разрешении ходатайств о признании доказательств недопустимыми. В ходе судебного следствия чаще всего сторона защиты при заявлении такого рода ходатайств сталкивается со следующими отступлениями от закона со стороны суда:

1. Суд разрешает ходатайство защитника на месте, не удаляясь в совещательную комнату. Выслушав мнение сторон, дает незамедлительно ответ «Ходатайство необоснованно и не подлежит удовлетворению».

При этом не всегда мотивирует свое решение. В таких случаях суд ссылается на ч. 2 ст.

256 УПК РФ, в которой прямо не указано, что для разрешения ходатайства об исключении доказательств суду необходимо удаляться в совещательную комнату.

В этом случае игнорируется ст. 122 УПК РФ, согласно которой суду необходимо выносить постановление. Думается, что вопрос о признании доказательств недопустимыми требует не только тщательного анализа судом, но и ввиду сложности вопроса вынесения мотивированного постановления в виде отдельного процессуального документа.

2. Суд не принимает ходатайство стороны защиты об исключении доказательств, разъясняя, что оно заявлено преждевременно. Его необходимо заявить после исследования всех доказательств по уголовному делу. Такими действиями суд нарушает ч. 1 ст. 120 УПК РФ в которой указано, что стороной защиты ходатайство может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу.

3. Суд, приобщая ходатайство об исключении доказательств к материалам уголовного дела, не разрешает его в установленном законом порядке.

При этом заявляет о том, что доводы ходатайства будут проверяться в ходе судебного следствия, а при производстве в судебном следствии попытается нейтрализовать допущенные процессуальные нарушения, чтобы в последующем при поддержке стороны обвинения мотивировать свой отказ.

И в этом случае суд нарушает ст. 121 УПК РФ, в которой имеется указание на то, что ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления, а в случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного слушания, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления.

Суд приобщает ходатайство и удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление об отказе в его удовлетворении. Мотивировочная часть состоит из перечисления многочисленных норм УПК РФ, без указания на доводы и аргументы. Суды в таких случаях обычно не утруждают себя правовой аргументацией, обосновывающей принятое процессуальное решение.

Так, например, Ш., К., В. обвинялись в групповом изнасиловании. Стороной защиты в ходе судебного следствия несколько раз заявлялось ходатайство об исключении недопустимых доказательств, а именно, протокола выемки одежды потерпевшей Т.

и протокола осмотра джинсов и футболки, из которых усматривалось, что и джинсы и футболка не имеют каких-либо особенностей и повреждений. Потерпевшая Т.

пояснила, что после случившегося она уже несколько раз носила джинсы и футболку, и два или три раза стирала их в стиральной машинке. В ходе очной ставки потерпевшая Т. также показала, что одежда цела и не имеет повреждений.

Однако, в ходе судебного следствия при осмотре одежды был установлен разрыв майки по шву, и потерпевшая показала, что он образовался вероятно тогда, когда обвиняемые насильно ее раздевали.

Органами предварительного следствия не были установлены индивидуальные признаки в виде разрыва по шву и не были описаны в протоколе осмотра, однако одежда признана по делу вещественным доказательством.

Суд, отказывая в признании данного доказательства недопустимым, и обосновывая его, сослался на то, что потерпевшая под воздействием обстоятельств насилия могла забыть о поврежденной футболке, и вспомнила о повреждении и только в суде в процессе осмотра.

При этом суд сослался на статьи УПК РФ, регламентирующие порядок выемки, описания вещественных доказательств (не заострив внимание на том факте, что следователь при осмотре не обнаружил повреждения на футболке), а также суд не проанализировал содержание протокола очной ставки. Соответственно, суд нарушает требования ч. 4 ст. 7 УПК РФ о том, что постановление судьи должно быть не только законным, обоснованным, но и мотивированным.

4. Суд приобщает ходатайство стороны защиты к материалам уголовного дела, удаляется в совещательную комнату, а возвращаясь, оглашает постановление, в котором отказывает в исключении доказательств.

Мотивация такого постановления «ходатайство будет разрешено лишь при постановлении приговора, в связи с тем, что будет дана оценка собранным доказательствам не только с точки зрения допустимости, но и достоверности». И такие случаи не редкость в судебной практике. Суд нарушает ст.

121 УПК РФ о том, что ходатайство подлежит рассмотрению непосредственно после его заявления. В качестве подтверждения необходимо привести в качестве примера решение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. № 42-О.

Источник: https://konsultant228.ru/v-sude/processualnyy-poryadok-priznaniya-dokazatelstv-nedopustimymi/

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18 Суд отменил приговор и дело производством прекратил на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в деянии осужденной состава преступления, поскольку суд не установил мотив и цель совершения обвиняемой преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств, что свидетельствует о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решения

Признание протокола допроса недопустимым доказательством

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 июля 2006 г. N 87-О06-18

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2006 года кассационную жалобу осужденной М. на приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года, которым

М., 1979 года рождения, не судима,

осуждена по ст. 303 ч. 2 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и лишением права занимать должности следователя, дознавателя и оперуполномоченного в государственных правоохранительных органах – прокуратуре, органах внутренних дел, федеральной службы безопасности, органах федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков сроком на 2 года.

Заслушав доклад судьи “…”, объяснения осужденной М., поддержавшей доводы жалобы, мнение прокурора С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

М. осуждена за фальсификацию доказательств по уголовному делу.

В судебном заседании М. виновной себя не признала.

В кассационной жалобе М., считая приговор необоснованным и незаконным, ставит вопрос об отмене его и прекращении в отношении нее уголовного дела на основании ст. 24 ч. 2 п. 1 УПК РФ.

В обосновании доводов осужденная указывает, что инкриминируемые ей в вину факты не доказаны собранными доказательствами.

Права К. ею не нарушены: проводились оперативно-розыскные мероприятия, направленные на розыск похищенного имущества и установление лиц, совершивших преступление.

Осужденная утверждает о необоснованном признании судом допустимыми доказательствами копии протокола допроса потерпевшей от 27 ноября 2004 года и копии постановления о признании К.

потерпевшей от 27 ноября 2004 года, поскольку эти копии не заверены и из материалов дела не видно, каким образом эти копии появились в данном деле и кем они были изготовлены, и каков источник их происхождения и являются ли они именно теми копиями, которые были изготовлены следователем при выделении материалов из уголовного дела.

Также, по мнению осужденной, являются недопустимыми доказательствами постановление о признании К.

потерпевшей и протокол ее допроса в качестве потерпевшей, находящиеся в уголовном деле N 25680, так как эти доказательства, вопреки требованиям ст.

 86 УПК РФ, получены следователем не в ходе следственных или иных процессуальных действий и не в рамках данного уголовного дела. Выемкой указанные документы с участием понятых не оформлены.

Ссылаясь на заключение почерковедческой экспертизы от 22 августа 2005 года, М.

указывает о необоснованном признании его допустимым доказательством, поскольку в нем в качестве основания указано о назначении технико-криминалистической экспертизы документов, а фактически проведена судебно-почерковедческая экспертиза. В заключении не указано, кем эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ.

В заключении эксперта не указано место проведения экспертизы. Из заключения эксперта следует, что экспертиза проводилась с 16 по 24 августа 2005 года, в то время как заключение датировано 22 августа 2005 года, то есть до окончания проводимого экспертом исследования.

В заключении эксперта не указаны методики, которые были применены экспертом при исследовании. И, кроме того, экспертиза проводилась не по оригиналам, а по копиям.

Относительно заключения технико-криминалистической экспертизы осужденная указывает на отсутствие в заключении времени и места производства экспертизы от 19 августа отсутствие в исследовательской части указаний на методики, применявшиеся при производстве экспертизы, отсутствие в заключении указания о том, кем именно эксперт предупрежден об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

В жалобе также обращено внимание, что экспертизы были поручены не государственным судебным экспертам а “независимому” эксперту З.

, которая не представила документов, подтверждающих ее статус эксперта, ее квалификацию, сертификат компетентности, а поэтому, по мнению М.

, заключения экспертиз нельзя признать допустимыми доказательствами, так как они даны лицом, не имеющим права на производство судебных эксперт из по уголовным делам.

Как считает осужденная, эксперт 3. была заинтересованным лицом в даче заключения, поскольку прокуратурой была произведена оплата ей за производство экспертизы.

Осужденная также обращает внимание на то, что в протокол допроса К. внесены не ложные сведения, а только те сведения, которые давала К., они не искажены и не видоизменены, лишь по ее утверждению, подпись выполнена не ею.

Отрицая факт выполнения подписи от имени потерпевшей ею, М., что подтверждено заключением эксперта, осужденная считает, что в ее действиях отсутствует состав преступления.

Проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело прекращению по следующим основаниям.

По смыслу ст. 303 УК РФ под фальсификацией доказательств понимается искусственное создание или уничтожение доказательств в пользу обвиняемого или потерпевшего. Такими обстоятельствами могут быть уничтожение или сокрытие улик, предъявление ложных вещественных доказательств.

Из материалов данного уголовного дела следует, что ни одно из указанных обстоятельств по настоящему делу не установлено.

В соответствии со ст. 73 УК РФ среди перечисленных обстоятельств, подлежащих доказыванию, указано на необходимость доказывания мотива преступления.

Органы следствия, предъявляя М. обвинение по ст. 303 ч.

 2 УК РФ, исходили из того, что она умышленно из личной заинтересованности, выразившейся в стремлении избежать дисциплинарной ответственности и иных неблагоприятных последствий в служебной деятельности за неполноту следствия, нарушение процессуальных сроков предварительного следствия и в целях уменьшения объема своей работы, связанной с вызовом потерпевшего и проведение с его участием необходимых следственных действий, сознавая, что протокол допроса потерпевшего является доказательством по уголовному делу, не допрашивая потерпевшую К., сфальсифицировала протокол ее допроса в качестве потерпевшей от 27 ноября 2004 года, переписав в бланк установленного образца сведения, указанные К. в ее объяснении и расписалась от имени К. в соответствующих графах протокола.

Суд же, признавая М. виновной по ст. 303 ч. 2 УК РФ и не приводя в приговоре каких-либо обоснований несогласия с мотивом преступления, предъявленном М. органами следствия, в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, описывая преступное деяние, совершенное М., не указал в приговоре о мотиве совершенного осужденной преступления.

Кроме того, описывая преступное деяние, совершенное М., в нарушение требований ст. 307 УПК РФ, суд в приговоре не указал и о цели, которую преследовала осужденная, составив протокол допроса потерпевшей, не допрашивая К., в который она точно перенесла с объяснения потерпевшей обстоятельства.

Из приговора также следует, что суд признал, что подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса выполнена не М. (как было предъявлено ей обвинение вопреки выводам эксперта судебно-почерковедческой экспертизы), а “другим лицом”.

При этом суд в приговоре не указал, при каких обстоятельствах и с какой целью “другое лицо” исполнило подпись от имени потерпевшей в протоколе допроса и какова в этом была роль М.

Установив, что М. не исполняла подпись в протоколе допроса за потерпевшую, суд не указал в приговоре, в чем заключалась фальсификация ею доказательства.

Субъективная сторона фальсификации доказательств предусматривает прямой умысел.

Из обстоятельств, установленных судом, как они изложены в приговоре, следует, что суд вообще не установил умысел М. на совершение преступления.

Таким образом, неустановление судом: мотива и цели совершения М. преступления, а также умысла на совершение ею фальсификации доказательств; неустановление обстоятельств, при которых в протоколе допроса потерпевшей К.

подпись была выполнена от имени потерпевшей “другим лицом” и роли М.

при этих обстоятельствах, свидетельствуют о неполном исследовании материалов дела, которое влияет на обоснованность принятого судом решение и которое не может быть признано законным и обоснованным.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Костромского областного суда от 26 апреля 2006 года в отношении М. отменить и дело производством прекратить, на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в ее деянии состава преступления.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1679797/

Основания признания недопустимыми показаний потерпевшего, свидетеля

Признание протокола допроса недопустимым доказательством

Орган дознания, следователь, прокурор, суд вправе допросить в качестве свидетеля любое лицо, если есть основания полагать, что этому лицу такие сведения известны.

В то же время существует ряд обстоятельств, которые позволяют исключать возможность допроса определенного лица как свидетеля (ч. 3 ст.

56 УПК РФ), а следовательно, исключать и результаты такого допроса как недопустимого доказательства, если такой свидетель все же допрошен.

К числу сведений, не имеющих доказательственного значения, относятся показания свидетеля (потерпевшего), если он не может указать источник своей осведомленности (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

К этой же группе сведений следует отнести показания свидетеля и потерпевшего, “в которых высказывается предположение о тех или иных фактах, но не содержится категорических утверждений относительно этих фактов”. В соответствии с ч. 4 ст.

302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана.

“Если в показаниях свидетеля содержатся такие сведения, то они должны признаваться доказательством особым постановлением и протокол приобщается к материалам уголовного дела как доказательство. В постановлении должно быть указанно, какое именно сведение, что и как доказывает.

Без такого логического раскрытия сведения, то есть без выведения (демонстрации) доказательства, протокол допроса не является доказательством и не имеет процессуального назначения.

Без протокола приобщения с логической демонстрацией всякое так называемое чтение обвиняемым протокола допроса на стадии ознакомления с материалами уголовного дела не будет иметь никакого смысла, так как значение протокола допроса будет скрыто от обвиняемого и других участников процесса, включая потерпевшего.

Если протокол допроса не имеет доказательственного значения, то есть содержащиеся в нем сведения ничего не доказывают, тогда протокол не является доказательством и не приобщается к материалам уголовного дела или исключается из материалов уголовного дела на основании постановления с указанием, что содержащиеся в нем сведения к цели расследования не относятся”.

Не должно допрашиваться в качестве свидетеля лицо, которое в силу своих физических и психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания.

Так, в судебном заседании были исключены по инициативе суда показания ряда свидетелей, данные ими в ходе предварительного расследования. Было установлено, что указанные свидетели – очевидцы преступления – распивали спиртные напитки с подсудимым и потерпевшим. К моменту совершения преступления они находились в тяжелой степени опьянения.

Об обстоятельствах известного им преступления они были допрошены в этот же день в период, к которому они не могли быть трезвыми. Это они подтвердили и в судебном заседании.

Поэтому суд признал, что данные лица не могли быть допрошены в качестве свидетелей в связи с их физическим состоянием и признал недопустимыми для исследования их показания.

В п. 7 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. “О свободе совести и о религиозных объединениях” сказано, что тайна исповеди охраняется законом: священнослужитель не может допрашиваться или давать объяснения кому бы то ни было по обстоятельствам, которые стали известны ему из исповеди гражданина (п. 4 ч. 3 ст. 56 УПК РФ).

Допрос лиц, обладающих дипломатической неприкосновенностью, в качестве свидетелей может проводиться только по их просьбе с их согласия (ч. 2 ст. 3 УПК РФ).

Возможность правильного восприятия и адекватного отображения впоследствии фактических данных зависит и от возраста свидетеля. Точное определение возраста, по достижении которого лицо допускается в процесс в качестве свидетеля, законом не установлено.

В данном случае речь идет о возрасте менее 14 лет, так как именно с этого возраста любое вменяемое лицо может нести уголовную ответственность, в частности по ст. 307, 308 УК РФ.

Из вышесказанного и установленных критериев недопустимых доказательств можно сделать вывод, что показания свидетеля и потерпевшего, полученные с нарушением закона, недопустимы, если:

1) на основании п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ лицо не может указать источник своей осведомленности;

2) лицо в силу своих физических или психических недостатков не способно правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания;

3) на основании ст. 191 УПК РФ несовершеннолетнее лицо в возрасте до 14 лет допрашивалось без педагога;

4) близкие родственники обвиняемого не предупреждались по ст. 51 Конституции РФ об их праве не свидетельствовать против своего родственника;

5) в качестве свидетеля допрошено лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления;

6) показания содержатся в объяснениях, письменных заявлениях, тогда как единственно приемлемой законом процессуальной формой фиксации показаний является протокол допроса (ст. 79 УПК РФ);

7) следователь не удостоверился в личности свидетеля или потерпевшего.

Дата добавления: 2018-06-01; просмотров: 1075;

Источник: https://studopedia.net/6_82769_osnovaniya-priznaniya-nedopustimimi-pokazaniy-poterpevshego-svidetelya.html

Ходатайство об исключении из числа доказательств протокола допроса подозреваемого

Признание протокола допроса недопустимым доказательством

Следователю (в суд)______________________

______________________

______________________

______________________

От защитника — адвоката Некоммерческой организации

“Самарская областная коллегия адвокатов”

Антонова А.П., рег. № 63 / 2099

в реестре адвокатов Самарской области

Адрес для корреспонденции: 443080,

г. Самара, пр-т Карла Маркса, д. 192, офис 619

Тел.: +7-987-928-31-80

в интересах ___________________

Ходатайство

об исключении из числа доказательств

протокола допроса подозреваемого

В Вашем производстве находится уголовное дело № ______________, возбужденное по ст._____ УК РФ в отношении Н. __________________.

Мной осуществляется защита обвиняемого Н. с момента предъявления ему обвинения «___» ____________ 20 ___ г.

«___» _________ 20___г следователем с участием обвиняемого Н. и моим участием в качестве защитника проведено следственное действие – проверка на месте показаний Н., данных им в качестве подозреваемого, о чём составлен протокол проверки показаний на месте.

Полагаю, протокол допроса Н. в качестве подозреваемого получен с нарушением закона, поэтому не может использоваться в качестве доказательства по уголовному делу и подлежит исключению из совокупности доказательств обвинения по следующим основаниям:

После предъявления обвинения, обвиняемый Н. был допрошен с моим участием в качестве защитника и не подтвердил показания, данные им ранее в качестве подозреваемого, с участием защитника адвоката А., от услуг которого обвиняемый Н. отказался до предъявления ему обвинения с моим участием в качестве защитника.

Порядок производства проверки показаний на месте исчерпывающим образом регламентирован в ст.194 УПК РФ.

Целями указанного следственного действия являются проверка или уточнение показаний, ранее данных лицом, в отношении которого проводится проверка показаний на месте.

Перед началом проверки показаний на месте, обвиняемый Н. сделал заявление о том, что ранее данные им показания в качестве подозреваемого он не подтверждает и отказывается от них, поскольку они не соответствуют действительности.

На вопрос следователя – почему Н. ранее дал такие показания в качестве подозреваемого – обвиняемый Н. пояснил, что следователем не были разъяснены причины задержания Н.

, не была предоставлена возможность посоветоваться с адвокатом до начала допроса, не было разъяснено право не давать показания по любым обстоятельствам и не отвечать на любые вопросы следователя, а не только на те вопросы, которые касались персонально Н.

По моей рекомендации эти ответы Н. были занесены в протокол проверки показаний на месте.

Кроме того, обвиняемый Н. пояснил, что ранее данные им показания в качестве подозреваемого о своём местонахождении в тот момент, когда якобы было совершено преступление, инкриминируемое Н., тоже не соответствуют действительности, поскольку в этот момент Н. находился в другом месте, а именно ______________. Эти показания обвиняемого Н. также занесены в протокол проверки показаний на месте.

После чего следователем было прекращено проведение следственного действия – проверки показаний на месте – так как отпали предмет и цели проверки показаний Н. в качестве подозреваемого.

Однако, вопреки тому, что Н. отказался от своих показания в качестве подозреваемого, ему было предъявлено обвинение, основные тезисы которого основаны на показаниях Н. в качестве подозреваемого.

Эти действия следователя являются незаконными и необоснованными.

Протокол допроса Н. в качестве подозреваемого содержит показания Н. о его местонахождении в момент совершения преступления в ________, а также показания о совершении Н. таких действий, как ____________.

Однако, в действительности, Н. в этот момент находился в _________, а перечисленные действия Н. не совершал и не мог совершить в указанные следователем в обвинении время, дату и место.

Эти показания Н. в качестве обвиняемого не опровергнуты следователем и, в силу презумпции невиновности, все возникающие противоречия и сомнения, которые не устранены, должны быть истолкованы в пользу обвиняемого.

Согласно протокола допроса Н. в качестве подозреваемого, он сделал _____________, однако, в качестве обвиняемого Н. дал показания, что он не совершал этих действий и не мог их совершить, поскольку __________________, что исключало выполнение объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.______ УК РФ.

Более того, для совершения этих действий необходимо было наличие __________________, а подобные факты следователем не установлены.

Кроме того, показания обвиняемого Н. подтверждены письменными документами, а именно:

____________________________________________________________

____________________________________________________________

____________________________________________________________

Эти документы, удостоверенные в установленном законом порядке, передаются следователю вместе с настоящим ходатайством.

В силу требований ст.88 УПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности.

Показания Н. в качестве подозреваемого не отвечают критерию достоверности доказательственной информации и не могут признаваться доказательством по уголовному делу.

На основании вышеизложенного,

руководствуясь ст.ст.53;75 УПК РФ, —

ПРОШУ:

1. Признать протокол допроса Н. в качестве подозреваемого не отвечающим критерию достоверности доказательств.

2. Исключить протокол допроса Н. в качестве подозреваемого из числа доказательств по данному уголовному делу, как недостоверное доказательство.

3. Признать необоснованным обвинение, предъявленное Н., поскольку оно основано на недостоверном доказательстве – протоколе допроса Н. в качестве подозреваемого.

ПРИЛОЖЕНИЕ: документы___________________ на _____ л.;

С уважением,

Адвокат                                                   А.П. Антонов

ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА

Доказательства обвинения по уголовным делам должны соответствовать критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности (ч.1, ст.88 УПК РФ).

Несоответствие доказательства хотя бы одному из этих критериев влечёт его исключение из числа доказательств.

В варианте предложенного ходатайства, защитником приведены доводы о недостоверности такого доказательства, как показания подозреваемого (п.1, ч.2, ст.74 УПК РФ).

Недостоверность – это несоответствие действительности. Достоверность является наиболее значимым условием, при котором полученная информация может использоваться в уголовно-процессуальном доказывании. Ложная информация не является источником доказательств.

Только достоверная информация позволяет установить по уголовному делу юридические факты (ст.73 УПК РФ), обуславливающие применение уголовного закона.

Выводы о наличии или отсутствии события преступления, состава преступления и других признаков преступного деяния, могут быть основаны исключительно на достоверной информации, то есть, признанной таковой следователем, судьёй в соответствующих правоприменительных актах.

Показания обвиняемого являются центральными в совокупности доказательств по любому уголовному делу. Либо эти показания обвиняемого согласуются с другими собранными доказательствами, либо противоречат им. В этом случае, следователем производится оценка доказательств путём их сопоставления между собой.

За основу выводов следователя должны быть взяты те доказательства, которые признаны достоверными. В нашем случае, показания обвиняемого Н.

не только опровергают его предыдущие показания в качестве подозреваемого, но, они подтверждены дополнительными письменными документами, которые должны быть проверены следователем.

И если эти письменные доказательства подтверждают показания обвиняемого Н., то, следователь должен их принять в качестве юридического и фактического основания для своих выводов.

Отвергнуть показания обвиняемого Н. следователь вправе только в том случае, если они будут опровергнуты иными доказательствами, полученными следователем в соответствии с УПК РФ, поскольку именно на следователе лежит обязанность опровержения доводов защиты (ч.2, ст.14 УПК РФ).

Чтобы защита была эффективной, необходимо разграничивать доказательства по их содержанию, оценка которого производится по критерию достоверности. Доказательства могут устанавливать различные обстоятельства и от их содержания зависит их использование и следователем, как стороной обвинения, и обвиняемым (его защитником).

Наиболее сложное положение у защиты возникает в том случае, когда следователь считает достоверными именно доказательства обвинения, а не доказательства защиты.

И если у защиты нет возможности предоставить дополнительные доказательства, то, далее спор между обвинением и защитой ведётся относительно правовой оценки всей совокупности имеющихся доказательств.

Здесь всё зависит от доводов сторон, то есть, от их умения оперировать доказательствами. Окончательное решение принимает суд.

=============================================================================================================

Источник: https://pravo163.ru/xodatajstvo-ob-isklyuchenii-iz-chisla-dokazatelstv-protokola-doprosa-podozrevaemogo/

Недопустимые доказательства

Признание протокола допроса недопустимым доказательством

Перечень существенных нарушений

Недопустимые доказательства, подборка материалов

Нормативная база

– ч.3 7 УПК  нарушение норм УПК, влечет недопустимость доказательств

75 УПК  недопустимые доказательства

235 УПК  порядок исключения доказательств в предварительном слушании

– п.9 ч.2 389.17 УПК  недопустимые доказательства влекут отмену в апелляции

– ч.2 50 Конституции  не могут применятся доказательства, полученные с нарушением закона

п.18 Пленума № 29  нарушение права на защиту влечет недопустимость

п.13 Пленума № 51  разъяснения по применению нормы п.3 ч.2 75 УПК

п.14 Пленума № 51  если доказательства получены в порядке 165 УПК, проверка допустимости

– п.16 Пленума № 19  доводы о недопустимости проверяются в кассации

Отмена приговора в связи с недопустимостью

Обоснование приговора недопустимыми доказательствами (п.9 ч.2 389.17 УПК)

ПРИМЕРЫ недопустимых доказательств

Показания без адвоката

Показания без адвоката, отказ от них, делает их недопустимыми (п.1 ч.2 75 УК)

Опьянение

Показания в состоянии опьянения, разновидность недопустимых доказательств

Оспаривание до суда

Оспаривание допустимости доказательств на досудебной стадии с помощью нормы 125 УПК

Оспаривание в кассации

Иллюстрация признания доказательства недопустимым на стадии кассации

Процессуальные нарушения

Незначительные процессуальные нарушения не влекут недопустимость

Согласно п.3 ч.2 75 УПК все доказательства, полученные с нарушением УПК, являются недопустимыми. Все виды недопустимых по этому основанию доказательств перечислить практически невозможно – слишком большой перечень возможных видов нарушений.

Это, очень общее определение конкретизируется в п.13 Постановления Пленума ВС «О суде первой инстанции» – доказательствами являются недопустимыми, если:

– при их собирании и закреплении допущены существенные нарушения порядка, установленного УПК для их сбора и закрепления,

– если доказательства собраны и закреплены ненадлежащим лицом или органом,

– и если доказательства получены в результате действий, вообще не установленных УПК.

Тоже не очень конкретное определение, что и порождает довольно противоречивые приговоры (в одном случае признали доказательство полученным, с нарушением УПК, а в другом, таком же случае – не признали). Кроме того, это не закрытый перечень, Верховный суд лишь уточнил, что в частности понимать под доказательством, полученным с нарушением УПК.  

Обоснование приговора недопустимыми доказательствами

Использование недопустимых доказательств в приговоре это, конечно же, нарушение.

Но факт недопустимости доказательства не означает автоматическую отмену всего приговора. Недопустимое доказательство просто исключается из приговора.

Все зависит от значимости этого доказательства – если оно ключевое, то его исключение заставляет «посыпаться» всё обвинение в целом и тогда приговор отменяется.

А если и без него других доказательств хватает – то его исключение влечет всего лишь техническое изменение приговора (из текста просто убирают упоминание этого доказательства, а все остальное остается).

Итак, недопустимое доказательство – это доказательство, полученное с нарушением Уголовно-процессуального кодекса. Оно не имеет юридической силы, не может быть положено в основу обвинения и не может вообще ничего доказывать (ч.1 75 УПК). Это общее определение недопустимого доказательства.

– обоснование приговора недопустимыми доказательствами относится к категории существенных нарушений (способных повлечь изменение или отмену приговора).

I). Первая инстанция

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые, это доказательства, полученные с нарушением УПК

п.13 Пленума № 51  нарушение порядка собирания, закрепления доказательств

– в том случае, если в ходе предварительного расследования какое-либо доказательство было получено в ходе следственного действия с нарушением норм УПК (ч.1 75 УПК) то суд первой инстанции может признать его недопустимым (п.13 Пленума № 51) и исключить его из доказательственной базы.

Url

Дополнительная информация:

Роль конкретного доказательства в структуре доказательственной базы

Важно: следует понимать, что само по себе признание одного из доказательств недопустимым еще НЕ ГАРАНТИРУЕТ оправдания подсудимого. Подробнее об этом здесь: Роль конкретного доказательства в структуре доказательственной базы.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Приведем фрагмент судебного решения из своей практики “в соответствии с п.3 ч.2 75 УПК из приговора подлежит исключению ссылка на заключение эксперта № 12 как на доказательство виновности подсудимого в совершении убийства, поскольку согласно указанного экспертного заключения,

Url

Дополнительная информация:

Цепь владений

Цепь законных владений: нарушения при передаче изъятого

объекты, на экспертизу были представлены в пакете, который был не заклеен и не опечатан”. (Примечание: это называется нарушение Цепи законных владений).

Исключение из приговора вышеуказанного заключения эксперта не влияет на выводы суда о виновности подсудимого, поскольку по делу имеются другие достаточные доказательства его виновности в совершении этого преступления…”.

Как видите: защите удалось исключить из доказательственной базы одно из доказательств как недопустимое, но толку от этого – ноль. Потому, что роль этого доказательства незначительна.

II). Апелляция

Url

Дополнительная информация:

– п.9 ч.2 389.17  недопустимые доказательства, основание отмены в апелляции

– в апелляционной норме п.9 ч.2 389.17 УПК использование недопустимых доказательств указывается как одно из безусловных оснований для отмены приговора.

III). Кассация

Url

Дополнительная информация:

– п.16 Пленума № 19  обоснование приговора недопустимыми доказательствами

– в кассационной жалобе возможно ссылаться на п.16 Пленума № 19  “доводы жалобы на недопустимость доказательства, положенного в основу обвинительного приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, повлиявшего на выводы суда относительно фактических обстоятельств дела, требуют проверки”.

– на основании этого пункта мы имеем право использовать в кассационной жалобе доводы, о любых нарушениях указанных в статье 75 УПК

Url

Дополнительная информация:

Лазейки для обжалования фактов, возможности обойти запрет

– более того, если в стадии кассационного обжалования защита обнаружила ошибки суда, связанные с недопустимыми доказательствами, то появляется возможность обойти Запрет обжалования фактических обстоятельств.

Последствия недопустимости доказательств

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые доказательства не имеют юридической силы

а) недопустимые доказательства не имеют юридической силы.

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые доказательства не используются в обвинении

б) недопустимые доказательства не используются в обвинении.

Url

Дополнительная информация:

ч.1 75 УПК  недопустимые не могут доказывать обстоятельства из 73 УПК

г) недопустимые доказательства не могут доказывать обстоятельства, подлежащие доказывания (это обстоятельства указанные в 73 УПК).

Приведем некоторые примеры, что понимает практика под недопустимыми доказательствами:

Доказательства, полученные ненадлежащим лицом или органом

Это когда дело возбуждено и ведется не совсем тем ведомством, каким надо по закону.

Например: возбудили дело в обычном порядке в отношении конкретного гражданина и начали расследовать. А потом оказалось, что это не простой гражданин, а депутат местного органа самоуправления (т.е. спецсубъект).

А для спецсубъектов установлен свой порядок возбуждения дела – его не может возбудить обычный следователь, тут нужен начальник побольше (руководитель следственного комитета по субъекту РФ). А значит, все что следователь «нарасследовал», всё что он насобирал – это недопустимые доказательства, т.к.

полномочий у него на это без специального разрешения не было. Постановление Президиума Верховного суда Удмуртской Республики от 28.09.2018 N 44у-95/2018.

К таким нарушениям можно отнести случаи возбуждения дела с нарушением подследственности (только предметной – 151 УПК, но не территориальной – 152 УПК).

Доказательства, полученные с существенным нарушением порядка, установленного УПК

В УПК есть много процедур получения доказательств: любое следственное действие это такая процедура. Нарушение процедуры влечет недопустимость полученного доказательства. Но, опять-таки, нарушение должно быть существенным.

Например, отсутствие судебного решения для обыска жилища (ч.3 182 УПК) – это существенное нарушение процедуры.

Но, приведем пример, когда процедура, установленная УПК явно нарушено, но нарушение все равно несущественное (с точки зрения практики). 

Пример: 195 УПК устанавливает довольно четкий порядок назначения и проведения судебной экспертизы – сначала следователь выносит постановление о назначении экспертизы, потом знакомит с ним обвиняемого и только после этого проводится сама экспертиза. Такой порядок позволяет обвиняемому перед тем, как экспертиза состоялась, задать свои вопросы эксперту или отвести его (п.11 ч.4 47 УПК).

А на деле что часто происходит?

Следователь просто в один момент дает обвиняемому и постановление об экспертизе и саму, уже фактически проведенную экспертизу – на, знакомься со всем сразу… Это очевидное нарушение порядка, установленного 195 УПК, да и Конституционный суд РФ сколько раз уже говорил – так делать нельзя (например, Определение КС от 05.02.2015 № 259-О).
Но, это несущественное нарушение, хоть и нарушение. Потому что, по логике правоприменителя, не надо придираться к мелким процессуальным моментам, про свои вопросы эксперту можно и в суде заявить чуть позже, попросить повторную экспертизу. А если откажут (что очень вероятно) – так это совсем другая история.  Пример такой логики, не такими словами, конечно, а более официальным языком –  Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27 июня 2017 г. N 22-5123/17.

Подробнее об этом типе нарушений можно прочитать здесь: Ознакомление с постановлением после экспертизы, значимость нарушения.

Доказательства, полученные вне рамок УПК

Под такое нарушение чаще всего попадают как раз доказательства, представляемые защитой.

Например, частый прием защиты – приобщить в качестве альтернативы заключению судебной экспертизы заключение специалиста.

Когда выводы судебной экспертизы кажутся сомнительными или просто непрофессиональными – то защита делает «свою экспертизу» (процессуально такое доказательство считается заключением специалиста).

Казалось бы – всё по закону, это вид доказательства (п.3.1 ч.2 74 УПК). А норма ч.2.2 159 УПК вообще говорит, что отказывать защите в приобщении заключения специалиста нельзя (если оно по существу дела).

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/736-nedopustimye-dokazatelstva.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.