Проблема вины в уголовном праве

К теме 4. проблема вины в уголовном праве россии

Проблема вины в уголовном праве

⇐ ПредыдущаяСтр 17 из 37Следующая ⇒

Изучение данной темы целесообразно начать с ознакомления с положениями ст. 5, 14, 24-28 УК РФ. Обучающемуся необходимо уяснить вопрос о понятии и содержании субъективной стороны состава преступления, которая характеризуется такими признаками, как вина, мотив, цель, эмоции.

В отличие от объективной стороны преступления, выражающей его внешнюю сторону, субъективная сторона состава преступления является внутренней характеристикой.

Это психическое отношение виновного к совершенному им общественно опасному деянию.

Вина, мотив, цель преступления, эмоции – понятия различные по своему содержанию, но их объединяет то, что все они отражают психические процессы лица при совершении им преступления.

Вина является основным, обязательным признаком субъективной стороны преступления, тогда как остальные признаки факультативны. В процессе изучения темы нужно уяснить их соотношение и уметь раскрыть содержание указанных признаков.

Принцип вины закреплен в ст. 5 УК РФ. Без вины не может быть состава преступления.

Лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Часть 2 этой же статьи запрещает объективное вменение, т.е.

привлечение к уголовной ответственности при невиновном причинении вреда. Принцип виновной ответственности является обязательным условием правильной правовой оценки деяния.

Следует отметить, что принцип вины обусловлен и ст.

49 Конституции РФ, закрепившей положение о том, что “каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда”. Этой же нормой установлено, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Действующее законодательство предусматривает две формы вины: умышленную и неосторожную.

В российском уголовном законодательстве понятие умысла впервые дано в УК РФ. Умысел в соответствии со ст. 25 УК подразделяется на два вида: прямой и косвенный.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления.

Первые два элемента (осознание и предвидение) являются интеллектуальными элементами, а желание – волевым элементом умысла.

Косвенный умысел отличается от прямого умысла по волевому элементу. При косвенном умысле лицо не желает, но сознательно допускает наступление последствий, либо относится к ним безразлично.

Выделение косвенного умысла в самостоятельный вид имеет важное правовое значение. Косвенный умысел весьма значим для квалификации преступлений, индивидуализации наказания.

Например, преступления с формальным составом могут быть совершены только с прямым умыслом, поскольку последствия в таких составах выведены за его рамки и волевой момент определяется по отношению к самому деянию.

Понятие косвенного умысла позволяет разграничить умышленное и неосторожное преступление. Понятие косвенного умысла помогает в ряде случаев отграничить оконченное преступление от покушения.

В теории и на практике выделяются и другие виды прямого умысла. По времени возникновения выделяют внезапно возникший и заранее обдуманный. По степени определенности представлений субъекта об общественно опасных последствиях умысел подразделяется на определенный, неопределенный и альтернативный.

Магистрант должен усвоить понятие умысла, его виды. При этом целесообразно определение умысла знать дословно.

В ст. 26 УК приводится понятие неосторожной формы вины. Действующее законодательство различает два вида неосторожности: легкомыслие и небрежность.

Ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, предусмотрена, как правило, лишь в тех случаях, когда неосторожные действия сопровождаются общественно опасными последствиями.

В нормах Особенной части УК РФ именно на это обстоятельство делается акцент.

Особое внимание целесообразно обратить на различие между легкомыслием и косвенным умыслом. Эти виды вины достаточно схожи по интеллектуальному и волевому моменту. Поэтому в юридической литературе до недавнего времени существовали различные подходы к решению данной проблемы.

Тем не менее, косвенный умысел и легкомыслие различны. Отличие можно провести по интеллектуальному моменту. При косвенном умысле лицо осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий.

При этом предвидение последствий носит конкретный характер, т.е. лицо предвидит реальную возможность наступления конкретных последствий. При легкомыслии же предвидение носит абстрактный характер, т.е.

лицо предвидит не конкретные последствия своих действий, а ряд возможных последствий, которые эти действия могут повлечь за собой.

Далее, отличие косвенного умысла от легкомыслия можно провести и по волевому моменту. Косвенному умыслу свойственно сознательное допущение возможности наступления общественно опасных последствий или безразличное отношение к ним.

При легкомыслии же лицо не желает наступления общественно опасных последствий, более того оно рассчитывает на их предотвращение. Этот расчет может строиться на основе самых различных обстоятельств. Их учет придает уверенности виновному.

Но расчет оказывается недостаточно верным, легкомысленным.

По небрежности преступление признается совершенным в тех случаях, когда лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть

Таким образом, закон связывает наличие небрежности с двумякритериями. Первый – объективный (“должно было”) и второй – субъективный (“могло предвидеть”). Отсутствие любого из этих критериев будет означать отсутствие вины в виде небрежности. Нужно четко усвоить содержание видов неосторожности и уметь проводить разграничение между ними.

Необходимо также учесть, что анализ субъективной стороны состава преступления, независимо от формы вины, связан с необходимостьюраскрытия содержания и интеллектуального и волевого моментов.

Теории уголовного права и практике известны ситуации, при которых основной состав преступления может быть совершен только умышленно, а в отношении последствий, включенных в квалифицированный состав, психическое отношение к их наступлению выражается в форме неосторожности. Такие случаи расцениваются как совершение преступлений с двумя формами вины. Данный вопрос урегулирован ст. 27 УК РФ.

Примером преступления с двумя формами вины может служить умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. В этой ситуации причинение тяжкого вреда здоровью совершается умышленно.

Виновный предвидит возможность наступления последствий, желает или сознательно их допускает. Однако наступления смерти он не предвидит. Отношение к наступлению смерти выражается в неосторожной форме вины. Следует помнить, что с позиции закона (ст.

27 УК) преступления с двумя формами вины признаются умышленными со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Необходимо также знать и содержание факультативных признаков субъективной стороны. Так, под мотивом понимаются побуждения, побудительные причины совершения преступления. К цели преступления относится конечный результат, к которому стремится виновный при совершении преступления.

Эмоциональное состояние (аффект) представляет собой сильное душевное волнение до или во время совершения преступления. Аффект учитывается при квалификации преступления в качестве смягчающего обстоятельства.

Мотив и цель в качестве факультативных признаков имеют троякое значение, о котором говорилось выше.

УК РФ предусматривает и случаи невиновного причинения вреда (ст.28 УК РФ).

Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

Невиновным считается также причинение вреда, если лицо, совершившее деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, но не могло их предотвратить в силу экстремальных условий или нервно-психических перегрузок.

При изучении темы о субъективной стороне преступления необходимо изучить и вопрос об ошибке и ее уголовно-правовом значении. Ошибки делятся на два вида: юридическая и фактическая.

В свою очередь юридическая подразделяется на четыре вида, а фактическая на два (ошибка относительно фактических обстоятельств имеет четыре разновидности).

Целесообразно ознакомиться с видами ошибок и знать их роль в квалификации преступлений и решении вопросов ответственности.

В процессе изучения темы необходимо обращать внимание на наиболее сложные, проблемные вопросы вины, определить собственное отношение к ним, обсудить направления решения имеющихся проблем.

⇐ Предыдущая12131415161718192021Следующая ⇒

Date: 2015-09-24; view: 1036; Нарушение авторских прав

Источник: https://mydocx.ru/7-81501.html

Дипломная работа: Вина в уголовном праве

Проблема вины в уголовном праве

2.3 Вопросы квалификации преступлений с двумя формами вины

2.3 Невиновное причинение вреда

Актуальность темы исследования. Идея виновной ответственности (ст. 5 Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г., далее – УК РФ) является краеугольным камнем современного отечественного уголовного права.

Но в таком случае необходимо дальнейшее осмысление феномена вины не только как родового понятия умысла и неосторожности (ч. 1 ст. 24 УК РФ), но и как предпосылки наступления уголовной ответственности.

В то же время определение законодателем вины через ее формы в виде умысла и неосторожности предполагает, что установление вины возможно исключительно посредством констатации в содеянном умысла или неосторожности, в связи с чем точное уяснение содержания данных понятий имеет чрезвычайно важное значение, поскольку от избранного подхода к их пониманию будет зависеть уголовно-правовая оценка деяния субъекта как преступного или непреступного.

В ряде случаев квалификация содеянного обусловливается тем, с какой формой вины совершено деяние. Наконец, устанавливая круг деяний, являющихся преступными, и их уголовно-правовые последствия, уголовный закон, бесспорно, учитывает при этом и форму вины (ст.ст. 15, 18, 30, 32, ч. 2 ст.

37, ч. 2 ст. 38, ч. 2 ст. 39, ч. 2 ст. 42, ч. 2 ст. 53, ст. 58, ч.ч. 4 и 5 ст. 74, п.п. «б», «в» ч. 7 ст. 79 УК РФ), а потому не вызывает сомнений, что значение института вины для квалификации преступлений и определения уголовно-правовых последствий их совершения исключительно велико.

Степень научной разработанности. В дореволюционной уголовно-правовой доктрине проблемы вины подвергались глубокому исследованию Н. Власьевым. А.Д. Киселевым, С.В. Познышевым, Н.Д Сергеевским, НС. Таганцевым, Г.С. Фельдштейном и др., в советском уголовном праве – Б.С. Волковым, П.С. Дагелем, Г.А. Злобиным, Г.А. Кригером, В.Г. Макашвили, Р.И. Михеевым, Б.С.

Никифоровым, А.А. Пионтковским, Т.Л. Сергеевой, К.Ф. Тихоновым, И.Г. Филановским, М.Г. Угрехелидзе, Б.С. Утевским и др., в постсоветской доктрине – С.В. Векленко, Г.А. Есаковым, Н.Г. Ивановым, А.П. Козловым, Н.Ф. Кузнецовой, ВВ. Кулыгиным, В.В. Лунеевым, В.А. Нерсесяном, В.В. Питецким, А.И. Рарогом, О.Д. Ситковской, СВ. Скляровым, И.М. Тяжковой, В.А. Якушиным, П.С.

Яни и др.

Значительный объем трудов, посвященных различным аспектам феномена вины, не снижает интерес к его исследованию и на диссертационном уровне как в целом (С.В. Векленко, А.В. Гребенюк, С.В. Скляров, О.В. Стрилец), так и отдельных его сторон (С.В. Дубовиченко, В.А. Нерсесян, Р.А Сорочкин, И.М. Тяжкова) или прикладных вопросов (А.Б. Баумштейн, ДА. Гарбатович).

Целью предпринятого исследования является исследование исторического развития и юридического понятия вины, а также рассмотрение проблемных вопросов вины в российском уголовном праве.

Для достижения указанной цели поставлены следующие задачи:

– рассмотрение исторического развития понимания вины;

– определение содержания понятия вины;

– рассмотрения форм и видов вины;

– рассмотрение проблем назначения наказания при различных формах и идах вины;

– рассмотрение вопросов ответственности за преступления с двумя формами вины;

– определение проблем невиновного причинения вреда;

– предложить пути совершенствования законодательства.

Исходя из изложенного объектом настоящего исследования являются общественные отношения в части определения вины и виновности в уголовном законодательстве России.

Предметом исследования выступают нормы отечественного и зарубежного законодательства и судебная практика, а также научные труды, в которых в той или иной степени затрагиваются вопросы дифференциации умышленной и неосторожной форм вины.

Методологическую основу исследования составили метод диалектической логики, общенаучные, а также частнонаучные методы: юридические (догматический, историко-правовой, сравнительно-правовой) и конкретно-социологические (анкетирование, интервьюирование, анализ документов).

Теоретическая значимость исследования заключается в рассмотрении генезиса вопросов виновности и вины в Российском праве, исследованы теоретические положения вины, что позволило сделать практические выводы.

Практическая значимость исследования определяются тем, что в нем рассмотрены теоретические и практические вопросы дифференциации вины в российском уголовном праве и предложены научно обоснованные рекомендации законотворческого и правоприменительного характера по решению существующих проблем в исследуемой области. Материалы диплома представляют интерес и для дальнейшего научного исследования вопросов дифференциации вины в уголовном праве.

Структура исследования обусловлена его целью и задачами Работа состоит из введения, двух глав, включающих, шесть параграфов, заключения, списка источников и литературы.

Глава 1. Историческое развитие и юридическое понятие вины

Вина (culpa, schuld, culpabilite) – это одна из наиболее используемых юридических категорий. Через такие юридические понятия, как вина, правонарушение, противоправность, раскрывается основополагающий институт права – институт юридической ответственности. Среди этих категорий вина занимает особое место.

Для наиболее полного понимания термина «вина» обратимся к истории вины в отечественном праве.

В Древней Руси при помощи юридической ответственности решались задачи удовлетворения пострадавшей стороны и возмещения ущерба. Ответственность по Русской Правде наступает за сам факт нанесения «обиды» так же, как и в доклассовый период.

Господствует объективное вменение, что связано со слабым развитием в ту пору общественной и законодательной мысли, которая не шла дальше внешнего явления, не доискивалась до вины, ее оттенков и т.п. Да и особой необходимости в этом не было: для достижения цели возмещения причиненного ущерба вина при ответственности значения не имела.

Ответственность наступала при любом причинении вреда, а без его причинения не было и ответственности.

Так, в феодальном государстве зарождались достаточно примитивные формы института юридической ответственности. А в последнем примере и примитивные формы института профилактики правонарушений.

Одновременно с этим в законодательстве XI – XVII вв. возросла роль государственных интересов.

В Судебнике 1497 года было установлено, что если у «лихого человека» не хватит имущества для удовлетворения потерпевшего, то он все же не выдается ему «на отработки», а должен быть казнен[1] .

Таким образом, государство приобретало все большую власть над обществом, приоритеты сдвинулись с защиты потерпевшей стороны (частных лиц) на защиту общественно-государственных интересов и государственной власти.

В Соборном Уложении 1649 года был закреплен принцип неравной ответственности в зависимости от сословной принадлежности, как виновной, так и пострадавшей стороны. Мера ответственности при этом за одинаковые преступления была различной, за что крестьянина или мещанина вешали, за то боярского сына сажали в темницу или секли батогами.

Развитие теоретических положений по вопросам виновности было обусловлено провозглашением начал индивидуальной ответственности в российском законодательстве.

Уложение 1649 года различало неумышленное, умышленное и случайное совершение деяния (прямой и косвенный умысел), в зависимости от чего дифференцировалась ответственность за содеянное правонарушение (статья 198 главы X; глава XXII и др.)[2] .

Впервые в отечественном законодательстве были прописаны нормы освобождения от ответственности, например в случае самообороны хозяина дома, на который совершено нападение. Также Уложение содержало нормы, карающие самосуд.

Подобные нормы в достаточной мере отвечали уровню развития правосознания общества, все большее значение уделялось защите общечеловеческих ценностей: жизни, здоровья, чести и достоинства граждан.

По мнению члена-корреспондента Академии наук СССР М.С. Строговича, основы современной презумпции невиновности впервые были изложены в историческом источнике права – Уставе воинском Петра I. Данная презумпция отражена в положении: «лучше 10 виновных освободить, нежели одного невиновного к смерти приговорить»[3] .

Воинский Устав Петра I 1715 года впервые в российском праве сформировал важное условие юридической ответственности – учет психического состояния привлекаемого к ответственности лица. В отношении «умалишенных» стало применяться более легкое наказание или полное освобождение их от ответственности и наказания (арт. 195)[4] в зависимости от совершенного преступления.

Это оказало огромное влияние на дальнейшее развитие института виновности. При назначении наказания непосредственное внимание уделяется психическому отношению лица к совершаемому им противоправному деянию и последствиям этих деяний. Оценивается способность правонарушителя обладать свободой воли, понимаемой как способность самостоятельно выбирать линию социально значимого поведения.

Виновным в полной мере может признаваться только вменяемое, деликтоспособное лицо, т.е. способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Дети до достижения ими 10-летнего возраста не считались деликтоспособными и освобождались от ответственности, для детей в возрасте с 10 до 15 лет ответственность смягчалась.

В Уставе впервые отражены основы аффектированного умысла, который характеризует не столько момент, сколько психологический механизм возникновения намерения совершить преступление: «Ежели кто другого, не одумавшись с сердца, или опамятовась, бранными словами выбранит, оный перед судом у обиженного христианское прощение имеет чинить и просить о прощении»[5] .

Законодательство Петра I ввело в обиход понятия, относящиеся к условиям вменения и вменяемости, к обстоятельствам, влияющим на меру ответственности.

В 1830 году была предпринята попытка кодифицировать российское законодательство путем издания 45 томов Полного собрания законов Российской империи. На основе этого Собрания законодательства в 1832 году был издан 15-томный Свод законов Российской империи, а в 1845 году было введено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных.

Необходимо отметить, что дореволюционная школа отечественного уголовного права твердо отстаивала принцип субъективного вменения, придерживаясь в основном позиции психологического понятия вины. В учебнике А.Ф.

Кистяковского высказано следующее мнение: «Участие воли субъекта в совершении известного преступного действия и в происхождении его последствия столь необходимо, что, при отсутствии его, деяние, как бы оно не было вредно, может быть только по внешней форме тождественно с преступлением, но по своему внутреннему содержанию не иметь с ним ничего общего.

Итак, только то преступление считается преступным и наказуемым, которое совершено субъектом по своей воле, словом, с желанием именно его совершить»[6] .

Известные правоведы Н.С. Таганцев и Н.Д.

Сергеевский считали настолько само собой разумеющимся и установленным понимание вины как формы психического отношения лица к деянию, что даже не находили нужным останавливаться на общем понятии, уделяя все свое внимание разработке форм вины[7] . По мнению Н.

С. Таганцева, «вменение лицу преступного деяния означает признание лица не только учинившим это деяние, но и виновным в этом деянии, а поэтому уголовно-ответственным; без вины нет ответственности и вменения»[8] .

Послереволюционный период в части конструирования институтов ответственности неоднозначно оценивается учеными-юристами.

Например, по мнению П.Г. Мишунина, с первых месяцев советской власти одновременно с возникновением советского уголовного права возникает институт вины и принцип ответственности только при наличии вины, поскольку объективное вменение чуждо советскому уголовному праву[9] .

Иные авторы придерживались противоположной точки зрения, так отмечалось, что революция 1917 года изымает категорию вины из уголовного законодательства, уголовно-правовые понятия «вина» и «вменяемость» старательно изгоняются из советского уголовного права как наследие прошлого и как якобы метафизические элементы, составляющие буржуазную «юриспруденцию понятий»[10] .

На наш взгляд, нельзя согласиться с мнением, что институт вины и принцип ответственности за вину возник лишь при советской власти, так как он существовал и ранее. Равно как и тезис о том, что категория вины была изъята из уголовного законодательства, представляется сомнительным.

Вероятно, столь диаметрально противоположные оценки давались вследствие того, что не существовало четкого, однозначного, разделяемого юридическим сообществом понятия вины и понятия виновности, не определены границы данных понятий.

Так, в Положении о временных революционных народных судах Новгородской губернии указывалось, что при вынесении наказания суд обязан входить в обсуждение вопросов вины. Вина понималась как умысел или неосторожность, выразившиеся в деянии, опасном для пролетарского государства.

В некоторых аналогичных документах различаются формы вины – умысел и неосторожность, допускается смягчение наказания в силу аффекта и учитываются другие субъективные моменты[11] .

Наиболее четко сформулирован принцип вины в Положении о ротных товарищеских судах от 23 июля 1918 года: «Суд решает вопрос о вине и невинности по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности обстоятельств, выявившихся при разборе дела, руководствуясь социалистической совестью»[12] .

В 20-х годах XX века отказ от понятия вины становится все более и более популярным: «вместо этого отжившего, ненужного, служившего интересам буржуазии понятия вины советское уголовное право выдвигает новое понятие социальной опасности преступления»[13] ; «вина в уголовном праве слишком уж срослась с представлением о классической школе, с представлением о справедливом возмездии, о нравственной оценке деяния, с представлением, наконец, о сухой абстрактной «формальной» вине, за которой упускалась из виду личность преступника – его «опасное состояние»[14] . Так, ни в Уголовном кодексе от 1 июня 1922 года, ни в Основных началах уголовного законодательства СССР и союзных республик от 31 октября 1934 года, ни в Уголовном кодексе от 1926 года не употребляется понятие «вина», хотя сохранен умысел (как прямой, так и косвенный) как необходимое условие уголовной ответственности. Основанием уголовной ответственности становится общественная опасность – либо субъекта, либо деяния, либо того и другого, а вменяемость, умысел и неосторожность представляются как необходимые условия применения мер наказания[15] .

Источник: https://www.bestreferat.ru/referat-159636.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.