Проблемы апелляционного производства в уголовном процессе

Проблемы апелляционного производства в уголовном процессе

Проблемы апелляционного производства в уголовном процессе

⇐ Предыдущая45678910111213Следующая ⇒

Аннотация: В данной работе рассматриваются некоторые проблемы апелляционного судопроизводства, возникшие в связи с изменением законодательства в данной части.

Проводится анализ и сопоставление норм регулирующих производство по пересмотру судебных решений ныне действующего закона, и норм предыдущей редакции.

Затронутые вопросы нуждаются в уточнении в УПК РФ, во избежание трудностей при практическом применении.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс РФ, уголовное судопроизводство, апелляция, проблемы апелляционного судопроизводства.

Право на обжалование судебных решений, безусловно, является важнейшей гарантией защиты прав и законных интересов личности в уголовном процессе.

На мой взгляд, именно этим и обусловлена активность законодателя касательно вопросов по реализации этого права и совершенствованию института пересмотра судебных решений.

Стоит обратить внимание на то, что данный правовой институт, в который разительно отличается от института кассационного производства, служит дополнительным гарантом справедливого судебного разбирательства.

Предполагая своим содержанием такие положения, как повторное и непосредственное исследование доказательств вышестоящим судом и возможность принятия нового решения по существу пересматриваемого уголовного дела, в том числе и ухудшающего положение осужденного и оправданного, апелляция способствует эффективному и своевременному устранению судебных ошибок, а так же реализации в российском уголовном судопроизводстве принципов «скорого» и «правого» правосудия. При этом, несмотря на столь активную деятельность по совершенствованию данного института, все еще остаются нерешенные проблемы в теории, нормативно правовом регулировании и соответственно в правоприменительной практике.

Очевидно, что в основе содержания ст. 389.1 УПК находятся положения ст. 354 УПК, что представляется естественным. Однако правовые формулировки законодателя отличаются лингвистической и правовой небрежностью, если их не оценивать более жестко[34].

Стоит обратить внимание на то, что необоснованно в законе ликвидировано указание на лицо, в отношении которого велось или ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера.

Следует отметить, что ссылка на то, что право обжалования принадлежит «иным лицам …», не может служить оправданием указанного недостатка, поскольку неопределенность любого закона влечет за собой необъятность судейского усмотрения.

Возникает вопрос и при анализе перечня лиц, которые имеют право на апелляционное обжалование. А именно предоставление такового вышестоящему прокурору.

Предоставление права обжалования вышестоящему прокурору следует оценивать резко отрицательно, ибо оно противоречит требованию непосредственного исследования доказательств (ст. 240 УПК).

Полагаю, данное положение частично лишает внутреннего убеждения государственного обвинителя в оценке доказательств, что противоречит ст. 17 УПК РФ.

Следует так же обратить внимание на ч. 2 ст. 389.1 УПК, в которой у гражданского ответчика появился законный представитель, что противоречит положениям ст. 54 и 55 УПК.

Нельзя оставить без внимания и неверное употребление в уголовно-процессуальном кодексе правил пунктуации: например, использование запятых вместо точек с запятой позволяет сделать вывод о том, что обвинитель и прокурор имеют законных (п.1 ст. 389.1 УПК РФ).

После признания апелляционного производства самостоятельной обычной стадией, законодатель был вынужден заново обозначить судебные решения, которые подлежат апелляционному обжалованию (ст. 389.2 УПК).

Особый интерес представляют положения ч. 3 ст. 389.

2 УПК, допускающие обжалование судебных решений в апелляционном порядке до вынесения итогового решения судом апелляционной инстанции, а именно, закон допустил апелляционное обжалование постановления или определения:

а) об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, нарушений закона, допущенных должностными лицами, осуществляющими уголовный процесс;

б) о передаче уголовного дела по подсудности или об изменении подсудности уголовного дела;

в) о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы;

г) о возвращении уголовного дела прокурору;

д) о приостановлении производства по уголовному делу и т.д.[35]

Перечень судебных решений, подлежащих апелляционному обжалованию до принятия итогового решения, в общем, составлен достаточно корректно. Но все же проблема заключается в том, что рассмотренные правила либо противоречат действующему на сегодняшний день уголовно-процессуальному закону (например, ст.

36 УПК), либо порядок принятия перечисленных судебных решений не приведен в соответствие с требованиями ч. 3 ст. 389.2 УПК (ст. 29, 34, 35, 237, 238, 239 УПК и т.д.). Эти замечания крайне важны, т.к.

отдельные нормы уголовно-процессуального закона предусматривают новую редакцию с учетом изменения роли контрольных стадий уголовного судопроизводства (п. 2, 14 ст. 5 УПК, ст. 108, 255 УПК и пр.), а другие, которых большинство (ст. 109, 247, 254 УПК и др.), не подверглись соответствующим изменениям.

В связи с этим в правом регулировании уголовного процесса царит сплошная неразбериха, которая наводит на определенные выводы.

В основе содержания ст. 389.6 и 389.7 УПК лежат практически с некоторыми несущественными изменениями законодательные положения, предусмотренные соответственно ст. 363 и 358 УПК. Однако недостатки ранее действовавшего правового регулирования этих вопросов законодателем не устранены. По-прежнему остались открытыми следующие вопросы.

1) Кто из участников уголовного процесса, а именно, заявитель или суд должны готовить копии жалобы или представления? Так, согласно ст. 389.7 УПК: Суд, постановивший приговор или вынесший иное обжалуемое решение, извещает о принесенных апелляционных жалобе лиц, указанных в статье 389.

1 настоящего Кодекса, если жалоба или представление затрагивает их интересы, с разъяснением права подачи на эти жалобу или представление возражений в письменном виде, с указанием срока их подачи и направляет им копии жалобы, представления, а так же возражений на них.

Возражения, поступившие на жалобу, представление, приобщаются к материалам уголовного дела[36]. Рассматриваемый вопрос разрешен лишь применительно к заявлению, которое подается мировому судье. Так, в соответствии с ч. 6 ст.

318 УПК заявитель обязан подать заявление в суд с копиями «по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения». Однако данное справедливое требование отсутствует в уголовно-процессуальном законе, регламентирующем, в частности, производство в контрольных стадиях уголовного судопроизводства.

Понятно, что административный ресурс российских судов принудит граждан – участников уголовного процесса – представить необходимое количество соответствующих документов. Тем не менее, нельзя упускать из виду, что речь идет в данной статье не о практической деятельности, а о ее правовом регулировании.

2) Нерешенным остается вопрос, почему законодатель не требует от определенных участников представления и направления судом заинтересованным лицам копии материалов, приложенных к жалобе или представлению? Проблема заключается в том, что нередко лишь из дополнительных материалов можно уяснить, насколько законны, обоснованы и справедливы требования апелляционных жалобы или представления.

3) Возникает вопрос о том, как следует поступать судье суда апелляционной инстанции, если не выполнены его требования о приведении содержания апелляционных жалобы или представления в соответствие с правилами ч. 1 ст. 389.

6 УПК в установленный им срок? Уголовно-процессуальный кодек не дает нам конкретного ответа на данный вопрос. Говорится только о последствиях рассмотренного нарушения, а именно: если требования судьи не выполнены и апелляционные жалоба, представление в установленный судьей срок не поступили, то «они считаются неподанными.

В этом случае приговор считается вступившим в законную силу». Параллельно у нас возникают два вопроса:

Во-первых, неясно разъяснены ли данные последствия, которые, стоит отметить обозначены не в полном объеме, лицу, которое подает апелляционную жалобу?

Во-вторых, какими документами оформляется нарушение заявителем требований судьи?

Закон не дает четкого ответа на данные вопросы.

При этом касательно мирового судьи, действует статья 319 УПК, в соответствии с которой, судья в случае неисполнения его указаний выносит постановление об отказе в принятии заявления к своему производству и уведомляет об этом лицо, его подавшее. В.В.

Вандышев предлагает свое решение данных вопросов: В рассматриваемом случае законодатель требует от судьи суда апелляционного суда, до внесения изменений в УПК РФ, прекращения апелляционного производства (ст.

363 УПК), не указывая на необходимость извещения об этом лица, подавшего жалобу. Думается, что уместно сделать также ссылку на ст. 375 УПК, которая в настоящее время регламентирует одну из форм производства в суде второй инстанции и требует прекращения кассационного производства, если не выполнены указания судьи суда кассационной инстанции.

Представляется, что содержание ст. 389.

6 УПК должно быть завершено требованием прекращения апелляционного производства путем вынесения соответствующего постановления, указанием в нем на вступление судебного решения в законную силу и направлении копии этого документа лицу, подавшему апелляционную жалобу.

Данные вывод и предложение обусловлены тем, что апелляционное производство в уголовном процессе возникает не в момент назначения судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции, а в момент поступления в суд апелляционных жалобы или представления.

В статье 389.12 УПК РФ говорится об участии сторон в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции. Так Г.С. Заровнева в своей работе говорит о неизбежных проблемах при применении данной статьи на практике.

Обратимся к ст.389.12 УПК РФ, где говорится об обязательных участниках судебного заседания. При этом при анализе п.1 ст. 389.

12 УПКРФ, сразу же возникает ряд вопросов, из-за некорректного употребления союза: «государственного обвинителя и (или) прокурора, за исключением уголовных дел частного обвинения (кроме случаев, когда уголовное дело было возбуждено следователем или дознавателем с согласия прокурора)» Г.С.

Заровнева говорит о недопустимости использования данной альтернативы, когда речь идет об обязательных участниках судебного разбирательства.

Кроме этого неточность данной статьи так же наталкивает на вопрос о том, чье же участие в таком случае не обязательно в судебном процессе, чье участие влечет отложение судебного заседания, а так же в каких случаях обязательно участие как государственного обвинителя, так и прокурора, а в каких случаях достаточно одного из них?[37] В связи с этим так же возникает вопрос о статусе прокурора при рассмотрении уголовного дела в суде апелляционной инстанции.

Наконец, хотелось бы отметить мнение высказанное Вандышевым В.В. об исключении из Уголовно-процессуального закона глав 43,44, 45, а именно: каким образом следует воспринимать то, что после ст. 353 УПК будет следовать значительный пробел и вдруг возникнет ст.

3891 УПК. Автору статьи могут возразить, что указанный пробел легко объясняется тем, что гл. 43 – 45 УПК утратили силу. Тем не менее, думается что ст. 354 – 389 УПК должны быть перечислены и напротив каждой из них должно быть указано на то, что она утратила силу.

[38] В заключении, хотелось бы сказать, что устранение проблем возникших, в апелляционном судопроизводстве, полагаю, следует начать с повышения уровня юридической техники при составлении норм, а именно устранить синтаксические и пунктуационные ошибки, т.к. они, по моему мнению, являются основой всех озвученных мною проблем.

Список литературы:

Источник: https://lektsii.org/8-16855.html

Калиновский К.Б., Лаков А.В. Актуальные проблемы производства в суде апелляционной инстанции

Проблемы апелляционного производства в уголовном процессе

Материал основан на статье:

Калиновский К.Б., Лаков А.В. 16 вопросов о производстве в суде апелляционной инстанции // Уголовный процесс. 2017. № 2.

С полным текстом которой могут познакомиться подписчики журнала в том числе в электронной версии: URL: http://e.ugpr.ru/article.aspx?aid=528351.

Константин Борисович Калиновский, заведующий кафедрой уголовно-процессуального права Северо-Западного филиала Российского государственного университета правосудия, к.ю.н., доцент;

Лаков Алексей Вадимович, заместитель председателя Санкт-Петербургского городского суда, председатель Санкт-Петербургского отделения Общероссийской общественной организации “Российское объединение судей”

В ноябре 2016 года в Санкт-Петербургском городском суде был проведен круглый стол по теме «Проблемы производства в суде апелляционной инстанции российского уголовного процесса».

Организаторами мероприятия выступили Санкт-Петербургское региональное отделение Общероссийской общественной организации «Российское объединение судей» и Северо-Западный филиал Российского государственного университета правосудия.

При подготовке к круглому столу судьи Санкт-Петербургского городского суда отобрали вопросы о применении норм главы 45.1 УПК РФ «Производство в суде апелляционной инстанции». В выборку вошли актуальные, значимые для судебной практики проблемы, которые не решены законодателем и высшими судами.

В статье приведены ответы на эти вопросы судей. Несмотря на то, что они не являются официальным разъяснениями, ответы помогут правоприменителю выработать позицию и также позволят продолжить научную дискуссию.

Личное участие обвиняемых при рассмотрении отклоненных жалоб

Обязательно ли участие в суде апелляционной инстанции содержащихся под стражей осужденных-заявителей, если они обжалуют постановления, которыми решение по существу ходатайства или жалобы не принималось? В частности, когда суд отказал в принятии обращений к производству, возврате их заявителю, направлении по подсудности в порядке ст.ст. 397, 398 УПК РФ, а также жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ. Необходимо ли также в этом случае обязательное участие защитников (представителей), в том числе и при наличии соответствующего ходатайства заявителя либо осужденного?

Решение этого вопроса основано на принципе неполной модели российской апелляции, согласно которому суд апелляционной инстанции не должен подменять собой суд первой инстанции.

Конституционный Суд РФ не раз указывал, что государство обязано создать необходимые условия для эффективного и справедливого разбирательства уголовного дела именно в суде первой инстанции.

Из этого правила следует, что объем гарантий (в том числе обязательность личного участия в судебном заседании и обязательное участие защитника, представителя) в суде апелляционной инстанции не должен быть выше, чем в суде первой инстанции

Поскольку апелляция проверяет решение суда первой инстанции, содержание которого составляет отказ в рассмотрении по существу ходатайства или жалобы, и такой отказ сам по себе не связан с ограничением права гражданина на свободу и личную неприкосновенность, суд апелляционной инстанции может проверить законность и обоснованность этого решения без обязательного участия в судебном заседании самого заявителя и без обязательного назначения ему защитника. Это не лишает суд признать необходимость использования таких гарантий судебной защиты в отдельных случаях, когда того требуют интересы правосудия.

Если отказ суда первой инстанции в рассмотрении по существу обращения заявителя будет признан незаконным и необоснованным, то при новом рассмотрении дела суд – с учетом позиции КС РФ, сформулированной в определении от 19.05.2009 № 576-О-П – должен обеспечить обязательное личное участие заявителя в заседании суда первой инстанции.

Право суда апелляционной инстанции на заключение под стражу обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции при отмене постановления суда первой инстанции об отказе в избрании меры пресечения в виде заключения под стражу самостоятельно принять решение об удовлетворении ходатайства следователя и избрании такой меры пресечения? Возможно ли принятие такого решения при отсутствии соответствующего представления прокурора?

Трудности решения этого вопроса связаны с дисбалансом полномочий следственных органов и прокурора. Первые не вправе подавать апелляционные жалобы и представления, а второй – приносить ходатайство об избрании меры пресечения. Решить эту проблему должен законодатель.

На уровне правоприменения ответ на данный вопрос зависит от единства позиции следователя и прокурора.

Если эти позиции в ходатайстве об избрании меры пресечения и в апелляционном представлении совпадают, то у суда апелляционной инстанции есть техническая возможность вынести решение об удовлетворении ходатайства и представления. …

Если же прокурор возражает против удовлетворения ходатайства следователя, не оспаривает решение суда первой инстанции, то суд апелляционной инстанции не имеет даже технической возможности рассмотреть этот вопрос.

Ухудшение положения обвиняемого

Может ли суд апелляционной инстанции ухудшить положение лица без вынесения нового приговора, если суд дает иную оценку исследованным судом первой инстанции доказательствам? Может ли апелляция оставить приговор суда первой инстанции без изменения или внести в него изменения, если исследует доказательства, которые не исследовал суд первой инстанции?

Изменение оправдательного приговора в ухудшающую сторону без его отмены невозможно. Кроме того, в апелляции не может быть изменен приговор и при наличии существенных процессуальных нарушений, который допустил суд первой инстанции.

….

Позиция прокурора при ухудшении положения обвиняемого

Может ли суд вынести новый приговор или изменить его, ухудшив положение осужденного (применив более тяжкий уголовный закон, или усилить наказание), если в апелляционном представлении прокурор просит об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение? Имеет ли при этом значение позиция прокурора, участвующего в суде апелляционной инстанции?

Для ответа на эти вопросы обратимся к позиции КС РФ, выработанной в его определении от 14.01.2016 № 15-О.

КС РФ говорит о том, что при наличии апелляционного представления прокурора или жалобы потерпевшего на приговор, в которых поставлен вопрос о необходимости учета отягчающего наказание обстоятельства и (или) об ужесточении наказания осужденному, суд вправе, отменить приговор и вернуть уголовное дело прокурору, указав при этом обстоятельства, являющиеся основанием для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.….

… Для апелляционного суда безусловное значение имеет позиция прокурора по вопросу об ухудшении положения осужденного, а его мнение об устранимости или неустранимости нарушения для суда не обязательно. Это объясняется ревизионным началом, на котором построена действующая апелляция.

Исследование новых доказательств

Каким образом надлежит поступить суду апелляционной инстанции, если доказательство имеет существенное значение для дела (например, подтверждает алиби), а причины его не предоставления суду первой инстанции, неуважительные?

….

Правовая позиция КС РФ (постановление от 29.06.2004 № 13-П) может быть распространена и на норму, ограничивающую право стороны защиты представлять доказательства невиновности обвиняемого в суде апелляционной инстанции.

При этом установленное законом ограничение возможности представления обвинительных доказательств вполне правомерно. В процессуальной теории может быть объяснено принципом favor defensionis (благоприятствование защите).

Исправление ошибок суда первой инстанции

Может ли апелляция устранить нарушения требований ст.

240 УПК РФ, которые допустил суд первой инстанции, когда в основу решения положил неисследованные в судебном заседании доказательства? Можно ли исследовать такие доказательства в суде второй инстанции и вынести новый приговор или иное решение? Может ли суд апелляционной инстанции при наличии достаточной совокупности иных доказательств, не вынося нового решения по делу, исключить из приговора ссылку на доказательство, которое не имеет существенного значения?

….

Переквалификация деяния по приговору, вынесенному в особом порядке

Может ли суд апелляционной инстанции переквалифицировать действия осужденного, признанного виновным в особом порядке в совершении нескольких однородных преступлений, на одно продолжаемое преступление?

Решение этого вопроса предопределено сущностью апелляции как формы проверки приговора, приближенной к производству первой инстанции, но не заменяющей ее. Поэтому если суд первой инстанции вправе рассмотреть дело в особом порядке и при этом изменить квалификацию обвинения, с которым согласился подсудимый, то и суд апелляционной инстанции может обладать такого рода полномочиями.

Если же апелляция усматривает неправосудность приговора в недостаточной обоснованности обвинения (неверная квалификация преступления, обусловленная несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, или их недостаточной доказанностью), то отменить такой приговор, апелляция может на основании ч.1 ст.

и 389.17 УПК РФ. Эта норма говорит о существенном нарушении уголовно-процессуального закона, выразившееся в несоблюдении (нарушении) судом первой инстанции требования ч.7. ст. 316 УПК РФ. Судья должен был прийти к выводу о том, что обвинение, с которым согласился подсудимый, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу.

Жалоба на отказ в УДО, если осужденный уже освободился

Рассматривает ли суд апелляционной инстанции жалобу на постановление об отказе в условно-досрочном освобождении, если на момент рассмотрения дела в апелляции осужденный уже освобожден по отбытии срока наказания? Может ли суд апелляционной инстанции отменить решение суда первой инстанции и направить дело на новое судебное разбирательство?

Право осужденного состоит не только в освобождении от отбывания наказания, но и в компенсации периода незаконного, по его мнению, пребывания в изоляции в силу незаконного и необоснованного отказа суда в удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении. Поэтому суд обязан рассмотреть по существу апелляционную жалобу на решение об отказе в УДО. Если апелляция отменить решение суда первой инстанции, как незаконное и необоснованное, направлять дело на новое рассмотрение уже не имеет смысла и потому не нужно.

Основания отмены оправдательного приговора

Может ли суд отменить оправдательный приговор, если в апелляционном представлении указаны только общие основания, предусмотренные ст.389.15 УПК РФ, без ссылок на конкретные нарушения?

Из закрепленного в УПК РФ ревизионного начала в действующей апелляции (ч.1 ст.389.19 УПК РФ) вытекает право и обязанность суда с соблюдением правила недопустимости поворота к худшему отменить неправосудный приговор, если он установит для этого основания.

Разрешение ходатайства об исключении доказательств

Обязана ли апелляция разрешить ходатайства сторон об исключении доказательств до момента вынесения итогового решения?

Источник: http://kalinovsky-k.narod.ru/p/2017-1.htm

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.