Проблемы действия уголовного закона во времени

Действие уголовного закона во времени. Обратная сила уголовного закона

Проблемы действия уголовного закона во времени

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

В каждом случае применения УК РФ возникает необходимость установления временных пределов его действия. В соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Проблема действия уголовного закона во времени имеет несколько аспектов: время принятия закона; вступление закона в силу; срок действия закона; утрата законом своей юридической силы; типы действия закона во времени; обратная сила уголовного закона; время совершения преступления.

Закон считается действующим с момента его вступления в силу после принятия, и его действие распространяется на все время, пока он не будет отменен или заменен новым законом, либо на время, указанное непосредственно в законе при его принятии.

Согласно Закону “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, актов палат Федерального Собрания” от 14 июня 1994 г. датой принятия федерального закона считается день его принятия Государственной Думой в окончательной редакции.

Применению подлежат только те законы, которые были опубликованы. Для официального опубликования федеральный закон направляется Президентом Российской Федерации.

Официальным опубликованием уголовного закона считается его первая публикация полного текста в “Российской газете” или “Собрании законодательства Российской Федерации”. Так, Уголовный кодекс РФ впервые был полностью опубликован 17 июня 1996 г. в “Собрании законодательства РФ”.

Уголовный кодекс РФ представляет собой объемный документ, содержащий ряд принципиально важных положений. Поэтому он не мог быть введен в действие немедленно. Для изучения его правоприменителями требуется определенный период времени, поэтому вступление его в силу законодатель отсрочил более чем на пол года.

Уголовный закон теряет свою силу в случае его отмены или замены другим законом, а также по истечении срока его действия, непосредственно указанного в нем. Уголовный кодекс РФ содержит нормы, действие которых бессрочно.

уголовно-правовых норм не однозначно, поэтому и порядок вступления их в силу не одинаков. В зависимости от содержания уголовно-правовой нормы различают три типа действия уголовного закона во времени:

– уголовно-правовые нормы, устраняющие преступность деяния, смягчающие наказание или ином образом улучшающие положение лица, совершившего преступление, имеют обратную силу, то есть распространяются и на события, произошедшие до вступления в юридическую силу уголовного закона;

– уголовно-правовые нормы, устанавливающие преступность деяния, усиливающие наказание или иным образом ухудшающие положение лица, совершившего преступление, обратной силы не имеют, и их действие распространяется только на те события, которые произошли после вступления уголовного закона в юридическую силу;

– уголовно-правовые нормы, не изменяющие правовой статус лица совершившего преступление (не ухудшают и не улучшают его положение) вступают в действие с момента вступления уголовного закона в юридическую силу и распространяются на любые события, не зависимо от времени их совершения.

“Обратная сила уголовного закона” позволяет избегать злоупотреблений в применении уголовно-правовых норм. Такой порядок принят в международной практике и впервые закреплен в новом уголовном законе Российской Федерации в ст. 10 УК РФ.

Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий (ч. 2 ст. 9 УК РФ). Это связано с различными факторами применения уголовного законодательства. Так как, преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим на время совершения преступления.

Однако большое количество преступлений имеют временную протяженность, исчисляемую иногда не только месяцами, но и годами. К таким видам преступлений относятся длящиеся и продолжаемые преступления. Существуют различные точки зрения о том, как в таких случаях определять время совершения преступления, что, конечно же, усложняет применение уголовно-правовых норм.

Уголовное законодательство не содержит указаний, каким образом определять время совершения длящихся или продолжаемых преступлений (уголовно-правовые нормы вообще не содержат понятий “продолжаемое” и “длящееся” преступление).

В теории и на практике эта проблема разрешается следующим образом: время совершения длящегося преступления определяется на момент начала исполнения общественно-опасного деяния не зависимо от того, когда оно будет прекращено; время совершения продолжаемого преступления связано с выполнением последнего из числа нескольких тождественных деяний, объединенных общим умыслом.

Обратная сила уголовного закона

Если расследование и рассмотрение судом уголовного дела происходит уже после вступления в силу нового уголовного закона, к деянию, которое было совершено до вступления его в силу, по общему правилу применяются нормы старого уголовного законодательства (так называемое ультраактивное действие или переживание уголовного закона)[21]. Этот принцип закреплён и нормами международного права (ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года).

Однако в некоторых случаях вновь принятый уголовный закон может применяться и к преступным деяниям, совершённым до его принятия. Такое действие закона называется ретроактивным, а закон считается имеющим обратную силу.

Как правило, имеющим обратную силу признаётся уголовный закон, улучшающий положении лица, совершившего преступление: признающий совершённое деяние непреступным, смягчающий наказание и т. д.[22] Смягчающим наказание может быть признан уголовный закон[23]:

Предусматривающий более мягкий вид наказания за совершённое преступление (например, штраф вместо лишения свободы).

Предусматривающий более низкий верхний предел санкции при неизменном или уменьшившемся нижнем.

Уменьшающий нижний предел санкции при неизменном верхнем.

Заменяющий подлежащее обязательному применению дополнительное наказание таким же по строгости, но подлежащим факультативному применению.

Конкретный перечень обстоятельств, при которых закон считается более мягким, может варьироваться в различных юрисдикциях и различных доктринальных исследованиях. Так, например, Н. С.

Таганцев считал, что вновь принятый уголовный закон должен применяться ко всем деяниям, которые на момент его принятия уже считались преступными, то есть что обратной силы не имеет только закон, устанавливающий преступность деяния[24].

Спорным является вопрос о том, какой из законов должен быть применён, если новый закон одновременно и смягчает, и усиливает ответственность (например, повышает верхний предел наказания и уменьшает нижний).

Предлагались различные варианты его решения: предоставить право выбора применимого закона самому обвиняемому; применять закон, устанавливающий более мягкий минимальный предел наказания; применять закон, устанавливающий более мягкий максимальный предел наказания[25].

На практике может быть принято решение о придании новому закону обратной силы в части, которая связана с улучшением положения виновного (то есть минимальный срок наказания будет задаваться новым законом, а максимальный — старым).

Обратная сила может носить простой или ревизионный характер.

В первом случае новый закон применяется только на уголовные дела, приговор по которым не вступил в законную силу, уже исполняемые наказания пересмотру не подлежат (такие положения предусмотрены, например, УК Франции 1992 года); во втором — пересмотру в связи с принятием нового уголовного закона подлежат и уже вступившие в силу приговоры[26]. Неоднозначно решается вопрос о пересмотре уже вступивших в законную силу приговоров в связи принятием нового уголовного закона, уменьшающего максимальный срок наказания за преступление. В таких случаях в одних государствах наказание может смягчаться пропорционально смягчению санкции (Таджикистан), а в других пересмотру подлежат только наказания, превышающие максимальный предел новой санкции (Россия)[27].

В практике встречаются случаи, когда в период между совершением преступления и вынесением приговора уголовный закон изменяется неоднократно, причём «промежуточный» уголовный закон является более мягким (вплоть до декриминализации деяния), чем действовавший в момент совершения деяния или действующий в момент вынесения приговора. Вопрос о действии такого промежуточного уголовного закона разрешается неоднозначно: в некоторых юрисдикциях (например, ФРГ) применяется наиболее благоприятный для виновного закон, даже если он был позже отменён, в других «промежуточный» уголовный закон не применяется (так обстояло дело в уголовном праве СССР).

Спорным в теории права долгое время являлся вопрос о возможности придания обратной силы уголовному закону любого характера (в том числе устанавливающему и усиливающему ответственность); случаи такого придания имели место: например, в СССР в 1961 году осуждённые за нарушение правил о валютных операциях в соответствии с принятыми в ходе рассмотрения дела поправками в УК РСФСР были приговорены к смертной казни и расстреляны, несмотря на то, что максимальный срок наказания в момент совершения преступления составлял 10 лет лишения свободы[29]. Сомнительным также является право законодателя отказаться от придания обратной силы закону, смягчающему уголовную ответственность[30]; однако и такие случаи известны мировой практике: например, ч. (2) ст. 5 УК Латвийской Республики 1997 года прямо предусматривает такое право.

Современным международным правом (ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, ст. 11 Всеобщей декларации прав человека 1948 года) такая практика признана нарушающей основные неотъемлемые права и свободы человека.

В то же время международные правовые акты не ограничивают государства в возможности придания обратной силы национальному закону, устанавливающему уголовную ответственность за деяния, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом.

На практике такая возможность реализуется достаточно редко. Например, ей воспользовались государства Восточной Европы, принявшие в 1944—1945 годах законы, устанавливающие наказуемость деяний военных преступников, которым была придана обратная сила (постольку, поскольку они относились к деяниям, совершённым до их принятия).

В литературе отмечается, что практика придания обратной силы вновь введённым уголовным законам существует и в современных развитых странах: так, в ФРГ проводятся массовые судебные процессы в отношении граждан бывшей ГДР, осуществлявшими свою деятельность в строгом соответствии с действовавшим в тот период законодательством, а в Латвии были привлечены к уголовной ответственности более 100 бывших сотрудников органов НКВД — МГБ — КГБ, партийных, государственных, общественных деятелей, сотрудников правоохранительных органов в связи с выполнением ими служебных обязанностей в советский период.

Время совершения преступления

Спорным в уголовно-правовой теории является вопрос о том, какой момент времени следует считать моментом совершения преступления. По этому поводу имеются следующие точки зрения:

Моментом совершения преступления является момент совершения общественно опасного действия или бездействия.

Временем совершения преступления является время наступления общественно опасных последствий.

В случае, когда после совершения действия виновный сохраняет контроль над развитием событий и может предотвратить последствия — момент наступления последствий, в остальных случаях — момент совершения действия.

Временем совершения преступления признаётся время совершения преступного деяния, однако если виновный желал наступления последствий в другое время, временем совершения преступления признаётся время наступления последствий.

Особенности при определении момента совершения преступления имеются в продолжаемых преступлениях (состоящих из ряда тождественных действий) и длящихся преступлениях (суть которых заключается в длительном невыполнении лицом возложенной на него юридической обязанности).

Обычно время совершения этих преступлений определяется в продолжаемых преступлениях — по моменту совершения последнего из действий или пресечения преступления, в длящихся — по моменту добровольного или принудительного прекращения преступления (по моменту фактического окончания преступления)[34]. Некоторыми учёными предлагается исходить при определении времени совершения таких преступлений из момента их юридического окончания — времени, когда в деянии виновного уже будут присутствовать все признаки состава преступления, которое он замыслил совершить[35].

В современных системах уголовного права момент совершения преступления обычно связывается с моментом совершения деяния[36]. Это связывается с тем, что именно в этот момент окончательно формируется субъективное отношение виновного к своим поступкам, которое в соответствии с принципом субъективного вменения является необходимой предпосылкой уголовной ответственности[37].

Не имеет единственного решения также вопрос о времени совершения преступления соучастниками: организатором, подстрекателем, пособником. Согласно одной точке зрения, момент совершения преступления исполнителем и этими соучастниками совпадает[38]. Согласно другой, в расчёт надлежит принимать только действия самого соучастника, а момент совершения преступления исполнителем роли не играет[22].

В законодательстве различных государств мира может быть принята одна из изложенных выше точек зрения.

⇐ Предыдущая12345678910Следующая ⇒

Дата добавления: 2015-05-08; просмотров: 2414 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Источник: https://lektsii.org/1-42904.html

Действие уголовного закона во времени: позиция защиты, обвинения и суда

Проблемы действия уголовного закона во времени

03 октября 2017 г. Верховный суд Российской Федерации опубликовал  информацию  о принятии решения об отказе в передаче жалобы для рассмотрения ее судом кассационной инстанции.

Таким образом, по истечению более чем  пяти месяцев поставлена точка  в рассмотрении   кассационной жалобы, которая поступила  в  высшую судебную инстанцию  еще 18 мая текущего года.

 Мотивировочную часть решения еще  предстоит увидеть, но если я не ошибаюсь,  оно  будет дублировать решения  нижестоящих судов,  которые и обжаловались.   

С учетом нормативно – правового обоснования  жалобы и  пройденных судебных инстанций это дело можно   отнести  как к категории  простого, так  и сложного одновременно.  Из инстанции в инстанцию я обращал внимание  судов  на нарушение ч. 1 ст. 9 Уголовного кодекса РФ, фундаментального  принципа уголовного права  – действие уголовного Закона  во времени. 

Преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

С учетом буквального  понимания  данной правовой нормы и ее   применения на практике следует, что при  квалификации  действий  виновного   следует  применять  конкретную редакцию статьи Особенной части УК РФ. Иного толкования не предусмотрено и быть не может. Однако…  у представителей Фемиды иное мнение  по этому поводу. 

Я и мой доверитель надеялись, что  Верховный суд   согласится хотя бы с частью суждений защиты и отменит  обжалуемые  решения нижестоящих судов, тем более срок  рассмотрения жалобы внушал определенные  надежды. Но не тут-то было и  надеждам не суждено было сбыться … 

Так, 30 сентября 2016 года  в районном  суде  Республики Башкортостан было рассмотрено  уголовное дело  в отношении моего подзащитного, которому  вменялось приготовление  к сбыту наркотического средства   в особо крупном размере,  обстоятельства имели место 18  октября 2002 года. Суд поддержал позицию  помощника прокурора  о  квалификации действий подсудимого  по  ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 228 УК РФ в редакции Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 112-ФЗ и  вынес обвинительный приговор.

Суд первой инстанции проигнорировал аргументы защитника о многочисленных  нарушениях, в том числе о том, что на  инкриминируемый период  действовала статья 228 УК РФ в редакции  Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ, а редакцией Федерального закона от 25 июля 2002  г . № 112-ФЗ не вносились изменения  в  ст. 228 УК РФ.   В приговоре  суд  отразил, что “довод  стороны защиты  о неверной квалификации  действий А. … является несостоятельным”.   

Надежды  на Верховный суд Республики Башкортостан также не  оправдались,  он оставил без изменения обжалуемые судебные акты. Так, в решении  апелляционной инстанции он сослался на то, что  суд правильно, с учетом положений ст.

9 УК РФ   квалифицировал действия А.  в редакции 2002  года, действовавшей на момент  совершения преступления”, а в решении кассационной инстанции указал, что “доводы жалобы о неверной квалификации  действий А.

  в редакции Федерального закона 2002  года убедительными признать нельзя”.

При подаче кассационной жалобы в Верховный суд России   мною было указано, что акты  нижестоящих судов нарушают  единообразие судебной практики, так как ими создан прецедент осуждения лиц в редакции  Федерального закона, которым не  вносились изменения в  соответствующую статью Особенной части Уголовного кодекса РФ.

Таким образом, суд  согласился с позицией  следствия,  которое  ошибочно  квалифицировало  действия моего подзащитного по ч. 4 ст.  228 УК РФ в редакции Федерального закона от 25 июля 2002 г . № 112-ФЗ,  так как по состоянию на 18 октября 2002 г.  эти Законом были внесены последние изменения в российский Уголовный кодекс.

 

Полагаю, что при подобной позиции ошибочного  толкования ч. 1  ст. 9 УК РФ следователю и государственному обвинению предоставлена возможность при квалификации действий виновного ссылаться не на  редакцию  конкретной статьи Особенной части УК РФ, а на последние изменения, внесенные в Уголовный кодекс по состоянию на  инкриминируемый период. 

Обращения  в Генеральную прокуратуру РФ и прокуратуру Республики Башкортостан с просьбой  принятия мер  реагирования  и принесения кассационного представления не возымели должного эффекта, в полученных ответах надзорное ведомство указало «действиям А.  дана правильная юридическая квалификация.

Доводы жалобы  о нарушениях закона, якобы, допущенных  в ходе предварительного следствия и  неверной квалификации  его судебными инстанциями  проверены и опровергнуты,  нарушений уголовно – процессуальных норм, влекущих отмены  судебных  решений не допущено. Оснований для удовлетворения жалобы не имеется».

 

В настоящее время я ожидаю получение решения Верховного суда России, которое необходимо для подготовки  надзорной жалобы.  Надзорная жалоба будет подана однозначно, хотя надежда  на  справедливое  рассмотрение жалобы  тает, но  еще сохраняется.    

К сожалению, очередной раз  сторона защиты оказалась  одинока, с ее  мнением  не согласилось  обвинение, ее не поддержал суд. После принятия подобных судебных актов у Верховного суда Российской Федерации один путь – инициирование внесения соответствующих  изменений в  ч. 1 ст. 9  Уголовного кодекса РФ и пересмотр  приговоров  в целях  приведения  их  в соответствие.  

Прмечателено, но 18 октября  текущего года я получил  корреспонденцию Верховнорго суда РФ с соответствующим постановлением. Меня интересовала формулировка  суда относительно  заявленных доводов.  Им суд уделил два абзаца, ознакомьтесь с ними.  Насторажевает фраза “в целом”…

Источник: https://zakon.ru/blog/2017/10/09/dejstvie_ugolovnogo_zakona_vo_vremeni__poziciya__zaschity_obvineniya_i_suda

Актуальные вопросы действия уголовного закона в пространстве и во времени. Обратная сила уголовного закона

Проблемы действия уголовного закона во времени

Действие уголовного закона во времени определяется в статьях 9 и 10 УК РФ. Положения этих статей базируются на положениях ст. 54 Конституции РФ и общепризнанных принципах и нормах, закреплённых во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. и Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1996 г.

Принципы, регулирующие действие уголовного закона во времени, можно подразделить на принцип действия уголовного закона во времени совершения преступления, принцип обратимости более мягкого уголовного закона и принцип необратимости более строгого уголовного закона (следует оговориться, что закон не называет их «принципами», это делает доктрина для облегчения понимания его содержания). Обратимся к общей характеристике названных принципов.

1) Принцип действия уголовного закона во времени совершения преступления выражен в ч. 1 ст. 9 УК РФ: преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления, т. е. никто не должен нести уголовную ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось преступлением.

Преступность и наказуемость деяния определяются нормами Общей и Особенной частей УК о преступлениях и наказаниях.

При этом под «преступностью» понимается как оконченное преступление, так и приготовление к преступлению, покушение на преступление, соучастие в совершении преступления.

Под «наказуемостью» имеется в виду как уголовное наказание, его виды и размеры, так и иные меры уголовно-правового характера, поскольку они также могут улучшать или ухудшать положение лица.

К таким мерам следует отнести меры и последствия, связанные с той или иной категорией преступлений (ст. 15 УК), меры, определяемые в разделе IV УК РФ об освобождении от уголовной ответственности или от наказания, принудительные меры воспитательного воздействия к несовершеннолетним (ст. 87 УК), принудительные меры медицинского характера (разд. VI УК) и др.

Действовавшим во время совершения преступления уголовным законом считается закон, который вступил в силу к моменту начала совершения преступления и продолжал действовать ко времени окончания преступления.

Преступление признаётся совершённым во время действия данного уголовного закона, если оно началось и окончилось в промежутке между моментом вступления закона в силу и моментом прекращения его действия.

2) Принцип обратимости более мягкого уголовного закона, называемый ещё ретроактивностью, сформулирован в ч. 1 ст.

10 УК: «Уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость».

Закон, имеющий обратную силу, распространяется на всех лиц, которые могут потерпеть или ещё терпят уголовно-правовые последствия, в том числе и судимость. Если же эти правовые последствия уже прекратились к моменту принятия более мягкого закона, то на лиц, их перенесших, обратная сила нового закона не распространяется.

Следовательно, пределы действия закона с обратной силой ограничены определёнными временными рамками. В таких случаях может решаться вопрос о законности или обоснованности применения к лицу старого закона без учёта нового закона. Такие лица могут быть реабилитированы, если они были осуждены незаконно или необоснованно.

В случае, если в старом и в новом уголовном законе содержатся однозначные по своей юридической силе уголовно-правовые нормы, то вопрос о применении той или иной нормы должен решаться в соответствии с принципом действия уголовного закона во время совершения преступления.

В ч. 2 ст. 10 УК РФ решён следующий важный вопрос, вызвавший дискуссии в научной литературе.

В ней установлено: если новый уголовный закон смягчает наказание за деяние, которое отбывается лицом, то это наказание подлежит сокращению в пределах, предусмотренных новым уголовным законом.

Например, лицо на основе старого закона было осуждено к лишению свободы сроком на 10 лет. Новый закон предусматривает за то же преступление наказание в виде лишения свободы сроком от 2 до 5 лет.

Следовательно, при пересмотре дела на основе нового закона суд, руководствуясь ч. 2 ст. 10 УК РФ, вправе сократить осуждённому срок лишения свободы до 2, 3, 4 или 5 лет. При этом суд вправе освободить осуждённого и от отбывания дополнительного наказания, если оно новым законом не предусмотрено, или сократить его размеры.

3) Принцип необратимости более строгого уголовного закона заключается, как определено в ч. 1 ст. 10 УК РФ, в том, что уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, т. е. он не распространяется на деяния, совершённые до вступления в силу этого нового закона.

Справедливость и гуманность этого принципа очевидны. Гражданин должен сообразовывать своё поведение с действующим законом. На нём не лежит обязанность предвидеть принятие в будущем закона, которым его поступки могут быть признаны преступными и уголовно наказуемыми деяниями.

Придание новому, более строгому уголовному закону обратной силы вызвало бы у граждан чувство постоянной опасности и тревоги за своё поведение, порождало бы у них неуверенность в совершении поступков и действий, сковывало бы их свободу.

Кроме того, распространение более строгого уголовного закона на лиц, совершивших преступления до введения его в действие, противоречило бы принципу вины, согласно которому лицо может быть признано виновным в совершении только такого общественно опасного деяния, которое признавалось преступлением законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Законом, устанавливающим преступность деяния, является закон, которым признаётся преступлением деяния, ранее не рассматривавшееся в качестве преступного.

Усиление наказания, предусмотренное новым законом, может выразиться в установлении за то же деяние более строгого по виду или размеру основного или дополнительного наказания.

Под иным ухудшением положения лица понимается установление новым законом более тяжких последствий совершения преступления и отбывания наказания.

Действие уголовного закона в пространстве также определяется несколькими принципами:

1. территориальный (ст. 11 УК);

2. гражданства (ч.1 ст.12 УК);

3. покровительственный (специального режима – ч. 2 ст. 12 УК);

4. универсальный (ч. 3 ст. 12 УК);

5. реальный (ч. 3 ст. 12 УК).

В соответствии с территориальным принципом, основанным на незыблемости суверенитета РФ, все лица, совершившие преступление на территории РФ, подлежат уголовной ответственности по УК РФ (ч. 1 ст. 11 УК РФ).

Территория РФ, согласно Закону РСФСР «О Государственной границе Российской Федерации» от 1 апреля 1993 г., определяется как сухопутное, водное и воздушное пространство в пределах Государственной границы РФ. Следовательно, территорией Российской Федерации являются находящиеся в пределах её государственных границ суша, воды, недра, воздушное пространство над сушей и водами.

В соответствии с ч. 3 ст. 11 УК РФ при совершении преступления на приписанных к порту воздушном, морском, речном судне, находящихся вне пределов РФ в нейтральном воздушном или водном пространстве, ответственность наступает по УК РФ. Имеются в виду гражданские самолёты, вертолёты, пароходы, яхты и т. д.

В случае совершения преступления на судне в территориальных и внутренних водах или воздушном пространстве другой страны ответственность наступает по законодательству последней. К территории РФ приравниваются военные воздушные, морские и речные суда РФ вне зависимости от той территории, на которой они находятся (ч.

3 ст. 11 УК).

Преступление считается совершённым на территории РФ, если начинается оно за границей, а оканчивается в РФ.

Также решается вопрос и в случае, если за границей осуществлялась организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ.

Однако, если приготовление к совершению преступления за рубежом или соучастие в совершении такого преступления осуществлялись в России, ответственность наступает также по УК РФ.

Территории посольств РФ в иностранных государствах и машины послов под флагом РФ территориями РФ не являются. Вместе с тем здания посольств, автомашины послов пользуются дипломатическим иммунитетом.

В ч. 4 ст.

11 УК РФ содержится одно исключение из правил действия уголовного закона на определённой территории – вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей, которые пользуются иммунитетом, в случае совершения этими лицами преступления на территории Российской Федерации разрешается в соответствии с нормами международного права (в частности, в соответствии с Конвенцией о привилегиях и иммунитетах Объединённых наций 1946 года, Конвенцией о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 года, Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года, Венской конвенцией о консульских сношениях 1963 года).

В круг лиц, пользующихся иммунитетом, входят, например, главы дипломатических представительств, члены представительств, имеющие дипломатический ранг, и члены их семей. К иным лицам, пользующимся иммунитетом, относятся, в частности, главы государств, правительств, главы внешнеполитических ведомств государств, члены персонала дипломатического представительства и др.

Принцип гражданства установлен в ч. 1 ст. 12 УК РФ.

Он предусматривает, что граждане РФ и постоянно живущие в России лица без гражданства, совершившие преступления за рубежом, подлежат уголовной ответственности по УК РФ, если совершённые ими деяния признаны преступлениями в государстве, на территории которого они были совершены, и если эти лица не были осуждены в иностранном государстве.

Невозможность повторного осуждения предопределена в ч. 2 ст. 6 УК РФ, в которой воспроизведена ст. 50 Конституции РФ. При осуждении таких лиц, наказание не может превышать верхний предел санкции, предусмотренной законом иностранного государства, на территории которого преступление было совершено.

В соответствии со ст. 5 Федерального закона № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» от 19 апреля 2002 г. гражданами Российской Федерации являются лица, имеющие гражданство РФ на день вступления в силу настоящего ФЗ (с 1 июля 2002 г.

), а также лица, которые приобрели гражданство РФ в соответствии с указанным законом (ст.

11 ФЗ – по рождению, в результате приёма в гражданство РФ, в результате восстановления в гражданстве РФ, по иным основаниям, предусмотренным законом или международным договором РФ).

Источник: https://studopedia.ru/9_223050_aktualnie-voprosi-deystviya-ugolovnogo-zakona-v-prostranstve-i-vo-vremeni-obratnaya-sila-ugolovnogo-zakona.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.