Проблемы возвращения уголовного дела прокурору

Возвращение уголовного дела прокурору: проблемы и законодательные новеллы

Проблемы возвращения уголовного дела прокурору

ст 237

В отличие от ранее действовавшего уголовно-процессуального законодательства, УПК РФ не предусматривает институт направления уголовного дела судом для дополнительного расследования (такое полномочие оставлено только прокурору в соответствии со ст. 221, п. 2 ч. 5 ст. 439).

Возвращение судом дела прокурору имеет целью не проведение дополнительного расследования, а устранение нарушений закона, связанных: с содержанием и формой обвинительного заключения или обвинительного акта; с нарушением прав обвиняемого на ознакомление с указанными документами и разъяснение ему прав; с необходимостью соединения уголовных дел и т.д.

2. Первым из оснований для возвращения дела прокурору является составление обвинительного заключения (акта) с нарушением требований УПК (п. 1 ч. 1). Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что речь идет об отступлении от требований именно к составлению этих документов, т.е.

к их форме и содержанию, но не о процессуальных нарушениях, допущенных при проведении предварительного расследования в целом.

Таким образом, если при производстве расследования до составления обвинительного заключения (акта) были допущены какие-либо нарушения процессуального или уголовного закона, не повлекшие за собой отступления от требований к составлению названных актов (ст. 220, 225), у суда не имеется оснований для возвращения дела прокурору.

Так, например, если на предварительном расследовании было допущено нарушение правил предъявления обвинения, то оснований для возвращения дела прокурору не имеется.

Допущенные нарушения закона, являющиеся основанием для такого решения, должны быть таковы, чтобы их можно было исправить путем пересоставления обвинительного заключения или обвинительного акта.

Способ реагирования судьи на все прочие обнаруженные им нарушения должен быть иной – не возвращение дела прокурору, а самостоятельное восполнение (устранение) допущенных процессуальных нарушений, при условии если это возможно в условиях нахождения дела в суде. Частный случай такой процессуальной реституции указан в ч. 6 ст.

236: если при разрешении ходатайства обвиняемого о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела суд установит, что требования ч. 5 ст. 109 (речь в ней идет о необходимости предъявления материалов оконченного расследования обвиняемому, содержащемуся под стражей, или его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей) были нарушены, а предельный срок содержания обвиняемого под стражей в ходе предварительного следствия истек, то суд изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяет ходатайство обвиняемого и устанавливает ему срок для ознакомления с материалами уголовного дела.

3. Чтобы служить основаниями для возвращения дела прокурору, нарушения требований составления обвинительного заключения (акта) должны исключать возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта.

При этом закон имеет в виду любое итоговое решение суда – им может быть как обвинительный, так и оправдательный приговор либо решение о прекращении дела.

Представляется, что безусловно исключают вынесение этих решений, нарушения, которые не позволяют говорить о представлении в суд обвинения, могущего служить предметом судебного разбирательства, как то:

– в обвинительном заключении или акте отсутствуют достоверные сведения, позволяющие идентифицировать обвиняемого (например, точно не установлена личность обвиняемого, отказавшегося назвать себя на предварительном расследовании);

– не раскрыто существо обвинения или отсутствует юридическая формулировка обвинения, содержащая квалификацию деяния;

– отсутствуют данные о потерпевшем, если он имеется в данном деле; характере или размере вреда, причиненного преступлением, если он охватывается уголовно-правовой квалификацией преступления;

– в материалах дела не содержится сведений об уведомлении обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или их представителей об окончании предварительного следствия и направлении дела в суд (см. разъяснение СК ВС РФ) ;

– обвинительное заключение не подписано следователем.

Нарушение прочих требований обвинительного заключения (акта) также могут служить основанием для возвращения дела прокурору, если будет признано, что их восполнение в условиях судебного заседания невозможно.

Источник: https://studopedia.ru/8_154308_vozvrashchenie-ugolovnogo-dela-prokuroru-problemi-i-zakonodatelnie-novelli.html

Вопросы возвращения уголовного дела прокурору

Проблемы возвращения уголовного дела прокурору

Библиографическая ссылка на статью:
Юнусов А.А. Вопросы возвращения уголовного дела прокурору // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/12/18075 (дата обращения: 14.09.2020).

В системе норм, регулирующих институт возвращения уголовного дела из суда прокурору, особую сложность вызывает правильное понимание сути и содержания такого основания, как: несогласие судьи с процессуальной формой и итоговыми выводами обвинительного заключения, обвинительного акта или обвинительного постановления, в силу того, что они составлены с явным нарушением требований норм Уголовно-процессуального кодекса РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного законного и обоснованного решения по делу (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК).

Необходимо отметить, что определенную ясность в понимание истинной сути этого основания было внесено постановлением Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года и разъяснениями Пленума Верховного суда РФ, сформулированные в постановлении № 5 от 5 марта 2004 года [5, с.

384].

Не исчерпывая собой всех ситуаций, при которых суд общей юрисдикции вправе принять решение о возвращении уголовного дела прокурору по данному поводу, правовые позиции и итоговые выводы Конституционного Суда РФ и, соответственно, названные разъяснения Пленума, по сути, определи лишь систему условий, которые обусловливают возможность реализации этого института при состязательной форме процесса; указали основные критерии тех нарушений закона, прав и свобод участников уголовного судопроизводства, которые могут повлечь принятие такого решения судом.

В данной связи, мы, прежде всего, солидарны с позициями пленума Верховного суда РФ и Конституционного Суда РФ в вопросе о том, что изначально непродуктивны любые попытки нормативно сформулировать исчерпывающий перечень нарушений закона, прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства, которые должны служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору, ибо только практика применения данного института со временем даст необходимые (возможно, исчерпывающие) ответы в этом вопросе.

Обращаясь непосредственно к процессуальной форме реализации данного института, прежде всего, подчеркнем, что, возвращая уголовное дело прокурору, судья, безусловно, обязан указать в своем постановлении:

  • какие именно недостатки составления обвинительного заключения, обвинительного, обвинительного постановления или существенные нарушения прав и законных интересов обвиняемого и (или) потерпевшего [6], допущенные в ходе досудебного этапа производства по делу, препятствуют объективному и всестороннему рассмотрению данного дела по существу; постановлению законного и обоснованного приговора или иного решения;
  • в силу каких обстоятельств названные нарушения не могут быть устранены судом непосредственно в ходе судебного разбирательства при рассмотрении (разрешении) дела по существу [8, с.55].

В отличие от постановления, которым суд, направлял уголовное дело на дополнительное расследование (ст. 232, 258 УПК РСФСР), судья не вправе указывать (в этом постановлении) прокурору, какие именно обстоятельства дела следует дополнительно установить, какие следственные или процессуальные действия следует предпринять для устранения, выявленных судом (или сторонами) нарушений; и т. п.

https://www.youtube.com/watch?v=jUmDppu7tQs

Вместе с тем, свое несогласие с выводами обвинительного заключения, обвинительного или обвинительного постановления, его структурой и содержанием судья все же обязан мотивировать ссылками на конкретные материалы дела, на собранные доказательства, сославшись, в том числе, на отсутствие в материалах дела достаточных оснований для итоговых выводов, изложенных в обвинительном заключении (акте) [3, с. 19; 4, с. 76-82]. В итоге именно подобная детализация позволит прокурору определить  максимально эффективный алгоритм действий и решений следственных органов, призванных к устранению выявленных судом нарушений, действуя строго в рамках тех указаний, которые сформулированы судом, и исключительно в пределах тех сроков, которые отведены законом на устранение названных нарушений.

В том же контексте, считаем необходимым, обратить внимание еще на один спорный момент практики реализации данного института.  Ни законодатель в нормах УПК РФ, ни пленум Верховного суда РФ, пока, не определились в вопросе о том, каким процессуальным решением следователь  или дознаватель должны принять дело к своему производству, имея целью устранение выявленных судом нарушений.

Практика, в частности, считает вполне приемлемым вынесение следователем (дознавателем) постановлений: о возобновлении расследования и принятии дела к производству; о возобновлении предварительного следствия, возбуждении ходатайства об установлении срока предварительного следствия и принятия дела к своему производству; о возобновлении производства по делу; о принятии дела к производству. Имеются также случаи, когда ни одно из названных решений следователем не выносилось и нарушения (препятствия), отмеченные судом, устранялись без юридических к тому оснований.

Казалось бы, не принципиальный вопрос. Однако мы не можем согласиться с разновариантностью подобных подходов, особенно, с учетом критериев допустимости, полученных в ходе указанной деятельности результатов.

И, прежде всего, мы не можем считать законным подход, при котором следователь или дознаватель приступают к устранению, выявленных судом нарушений, не вынося постановление о принятии дела к своему производству.

Фактически, при подобном подходе все следственные и процессуальные действия по данному делу, в таком случае, выполняются ненадлежащим субъектом доказывания, а все результаты указанной деятельности изначально не соответствуют признаку допустимости. Следовательно, не могут (не должны) быть приняты судом при рассмотрении дела по существу [5, с. 384].

Трудно согласиться и с тем, что названное постановление является решением о возобновлении расследования или производства по делу. Во-первых, как уже отмечалось, названный институт по самой своей сути не является продолжением предварительного расследования.

Поэтому и дело возвращается из суда не для «дорасследования» и не для дополнительного расследования, а для устранения препятствий к его рассмотрению в суде.

Во-вторых, категория возобновления производства по делу в системе положений и норм УПК РФ, скорее, присуща институту временного приостановления производства по делу, предусмотренному нормами ст. 208-211, 238 УПК.

Поскольку ни при поступлении уголовного дела в суд, ни при его возвращении прокурору, оно не приостанавливалось производством, неясно, зачем следует ходатайствовать перед прокурором об его возобновлении. Непродуктивно, на наш взгляд, и придание данному термину новых, по сути, «терминологических» смыслов, не отвечающих как правовому назначению данного института, так института приостановления производства по делу.

В данной связи оптимальным следует считать вариант, при котором следователь приступает к устранению, выявленных судом нарушений, лишь (вновь) приняв дело к своему производству, вынося об этом соответствующее постановление.

Иной вариант действий и решений следственных органов и прокурора в названной ситуации, полагаем, следует считать незаконным, что должно найти свое отражение либо в позициях Пленума, либо непосредственно в нормах закона.

Если обратить внимание на недостатки обвинительного заключения (обвинительного акта), которые могут повлечь возвращение судом уголовного дела прокурору можно, прежде всего, выделить следующий круг обстоятельств [7, с. 417-423]:

– в обвинительном заключении (акте) отсутствуют сведения о дате совершения преступления; дате совершения каждого из преступлений, вмененных обвиняемому;

– обвинение, изложенное в обвинительном заключении (акте), не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

– обвинительное заключение (обвинительный акт) составлено при наличии неотмененного постановления  об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении производства по делу по тому же факту или обвинению [2, с. 669-670];

– деяние, вменяемое обвиняемому как преступление, квалифицируется в обвинительном заключении (акте) по уголовному закону, не действовавшему на момент  его совершения или утратившего силу (измененного) на момент вынесения данного акта;

– в обвинительном заключении (акте) не указаны все пункты и части статьи уголовного закона, по которому предъявлено обвинение;

– в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не содержится решения о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности по конкретному пункту или части той или иной статьи Уголовного кодекса РФ;

– в обвинительном заключении (обвинительном акте) и (или) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не указан размер ущерба, причиненного потерпевшему, характер и тяжесть телесных повреждений и т. п;

– в обвинительном заключении (акте) приведен лишь перечень доказательств без раскрытия их содержания; приведен лишь перечень доказательств одной из сторон; и т. п.;

– в обвинительном заключении (акте) не указана дата его составления; дата утверждения прокурором.

Кажущееся формальным по форме, названное нарушение является существенным, по сути, поскольку правильное указание даты составления обвинительного заключения в итоге позволяет сторонам и суду проверить соблюдение срока предварительного расследования по делу, за рамками которых названное решение составлено быть не может. Отсутствие даты его утверждения прокурором, в свою очередь, не позволяет определить соблюдение ряда процессуальных сроков, обеспечивающих права обвиняемого (ч. 3 ст. 229 УПК).

– к обвинительному заключению не приложены копии приговоров в отношении обвиняемого, судимости которого не погашены; в деле нет копий решений суда об условно-досрочном освобождении осужденного  и т. п.

– в обвинительном заключении (акте) не разграничены списки свидетелей со стороны защиты и стороны обвинения.

в обвинительном заключении (акте) не приведены доказательства стороны защиты (показания обвиняемого); в заключении нет ссылок на конкретные тома и листы дела и т. п.

доказательства, изложенные в обвинительном заключении (акте) приводятся без соотнесения их к конкретным преступным эпизодам, вменяемым обвиняемому; доказательства приведены не по каждому обвиняемому, а в целом и т. п.;

– в обвинительном заключении (акте) неправильно (неточно) указаны установочные данные на обвиняемого (Ф.И.О., год и место рождения, состав семьи и т. п.);

– при производстве по делу в отношении несовершеннолетнего обвиняемого следователь не решил вопрос о привлечении к делу его законного представителя;

– обвиняемому не было обеспечено в должной мере право на ознакомление с материалами уголовного дела, оконченного расследованием;

– при производстве по делу лиц, не владеющих языком на котором ведется уголовное судопроизводство, следственные органы не обеспечили их переводчиком или иным образом не обеспечили их права;

– при ознакомлении с материалами дела обвиняемому не разъяснялись положения ч. 5 ст. 217 УПК [2, с. 669-670];

Названный перечень нарушений, безусловно, не носит исчерпывающего характера, поскольку практика реализации этого института дает примеры  и иного порядка, требующие применения данного института [1, с. 60-68].

В том же контексте следует оценивать ошибки суда, связанные с возвращением уголовных дел прокурору по обстоятельствам, которые либо не препятствуют рассмотрению дела в суде, либо могли быть устранены судом непосредственно при рассмотрении дела по существу. Перечень названных нарушений также не может быть исчерпывающим, ибо и здесь практика применения данного института дает многообразие вариантов ошибок.

Библиографический список

Источник: http://human.snauka.ru/2016/12/18075

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.